Его обманул Хрущев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Его обманул Хрущев Сорок лет назад в Москве начался знаменитый шпионский процесс над Олегом Пеньковским и Гревилом Винном, однако функционеры крупнейших спецслужб,предоставившие "МН" прежде неизвестную информацию об этом деле, до сих пор не могут сойтись во мнении о роли полковника Пеньковского в истории отношений между ядерными сверхдержавами Полковник КГБ в отставке Виктор БАРАНОВ утверждает, что шпиону в ходе следствия гарантировали жизнь

"- Виктор Иннокентьевич, вы - один из немногих людей, присутствовавших на суде над Олегом Пеньковским и Гревилом Винном. Проясните: этот шпионский процесс был закрытым или открытым?

- Формально процесс был открытым - впервые с тридцатых годов. Но, естественно, просто так попасть на суд было невозможно, публика для таких мероприятий всегда готовилась заранее. Билеты давались только тем, кому нужно было туда попасть по мнению "органов": сотрудникам КГБ, комсомольским, партийным работникам низшего и среднего ранга.
- Как вел себя Пеньковский на процессе?
- В подсудимом чувствовалась неуравновешенность. Он мало смотрел в зал, вообще был похож на взъерошенного защищающегося воробья. Когда объявили приговор - высшую меру, он не отреагировал, как следовало бы ожидать. Скорее всего, Пеньковский надеялся на тот торг, который с ним прошел в "Лефортове".
- Какой торг?
- Как рассказывал начальник следственного отдела КГБ генерал Чистяков, подследственному были зачитаны письменные гарантии о сохранении ему жизни в обмен на полное сотрудничество с органами госбезопасности и чистосердечное признание. Олег Пеньковский в это обещание поверил. Верили в это и его мать, до последнего дня посещавшая сына в "Лефортове", и следователь, который вел его дело, а также сам Чистяков.
- Кто же обманул и Пеньковского, и сотрудников КГБ?
- Договоренности были нарушены на самом высоком уровне. Когда председатель КГБ Семичастный доложил Хрущеву свои соображения по этому вопросу, советский лидер взорвался нецензурной бранью и назвал его доводы "комсомольским бредом".
- Почему дело Пеньковского - Винна до сих пор не рассекречено?
- Потому что передал он очень много - данные по ракетам, которые были у нас в то время не только на вооружении, но и в разработке: их радиус действия, способ заправки, боеготовность, дальность... Других источников в этой области у американцев не было. Пеньковский был вхож в высшие военные круги - взять хотя бы маршала артиллерии Варенцова, с которым они вели доверительные беседы. В общем, Пеньковский раскрыл всю нашу военную доктрину в области ракетостроения на многие годы вперед.
- Вскоре после смерти Пеньковского на Западе вышла книга "Документы Пеньковского". Какова была на нее реакция в КГБ?
- Шок. Руководство комитета поставило перед нами задачу доказать, что "Документы Пеньковского" - фальшивка. При этом очень многие наши сотрудники были убеждены, что в книге представлены если и не записи шпиона, то как минимум стенограмма его бесед с западными кураторами.
Впрочем, были и сомневающиеся в подлинности книги - в том числе и на Западе. Один из таких людей - британский журналист Виктор Зорза, человек искренний и честный. Он был уверен, что "книга Пеньковского" написана людьми, для которых родной язык был английский. Ну а наши люди, работавшие с ним, сумели его в этом окончательно убедить. В результате в "Гардиан" вышла большая хорошая статья.
ОН ПОМОГ КЕННЕДИ
Теннет Бегли
Теннент БЕГЛИ, экс-руководитель отдела контрразведки советского направления ЦРУ, был одним из тех, кому во время Карибского кризиса 1962 года поступали донесения от Олега Пеньковского. Специально для "МН" высокопоставленный офицер оценивает роль этого агента в предотвращении третьей мировой войны
Какие именно ракеты СССР разместил осенью 1962 года на Кубе? Может быть, те, о которых нам говорило советское правительство, - "земля - воздух", то есть оборонительные? Или все-таки "земля - земля", непосредственно угрожающие территории США? На все эти вопросы ЦРУ должно было получить быстрые и точные ответы. У нас были сообщения от военных атташе, снимки ракет, которые проходили на парадах на Красной площади, снимки с самолетов-разведчиков U-2 и спутников. Однако ключевую роль в разрешении кризиса сыграл всего лишь один агент.
Полковник советской военной разведки Олег Владимирович Пеньковский вступил в контакт с американскими и британскими разведывательными службами весной 1961 года. За полтора года сотрудничества он успел сообщить нам множество ценнейших данных по стратегии, тактике, оружию, современным научным разработкам Советской Армии. Он знал много о советских ракетах и передал нам копии их технических описаний, сообщил диапазон их действия, способы перемещения и хранения, а также время подготовки ракет к запуску.
Именно информация Пеньковского убедила руководителей США в том, что советские ракеты на Кубе были размещены не для обороны, как утверждал Хрущев и другие лидеры СССР, а для атаки. Пеньковский не знал о планах установки на Кубе наступательных ракет класса "земля - земля". Однако он представил нам доказательства того, что СССР, не успевший на момент кубинского кризиса должным образом развить программу межконтинентальных ракет, искал другие пути нанесения первого ядерного удара.
Информация, тщательно подобранная Пеньковским, подтверждала сведения ЦРУ, которые мы получали из источников на Кубе. В частности, из сообщений беженцев с Кубы мы знали о тягачах, которые регулярно проезжали по ночам через города и везли за собой длинные, покрытые брезентом предметы. Прицепы были столь длинны, что не могли вписаться в повороты: они были вынуждены сдавать назад, чтобы свернуть. Из фотографий, сделанных со спутников, мы знали габариты кубинских улиц. А от Пеньковского нам было известно, что советские оборонительные ракеты "земля - воздух" вписываются в уличные повороты без проблем. Это позволило предположить, что в данном случае речь шла о ракетах "земля - земля".
Аэрофотосъемка с самолета U-2, проведенная 14 октября 1962 года, подтвердила сообщения Пеньковского и других наших источников: установленные на Кубе советские ракеты могли с легкостью достигнуть Вашингтона и других городов США. Кроме того, из информации, полученной от Пеньковского, мы знали, что советские ракеты такого класса всегда укомплектованы ядерными боеголовками.
Таким образом, президент Кеннеди обладал всей полнотой информации и мог связаться с Хрущевым, чтобы начать переговоры. Мы успели предоставить эту информацию до того, как ракеты были окончательно подготовлены к запуску. В последнем случае было бы значительно труднее обсуждать их удаление с острова, что, разумеется, делало ситуацию в регионе еще более угрожающей.
ДОСЬЕ МН 
В официальных документах Олег Владимирович ПЕНЬКОВСКИЙ именовался сотрудником Государственного комитета при Совете Министров СССР по координации научно-исследовательских работ. На самом деле он был полковником Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба. Пеньковский в 26 лет закончил Великую Отечественную войну командиром артиллерийского полка. Выпускник Военно-дипломатической академии, он обладал огромными связями в военной среде. В начале 1960-х по собственной инициативе Пеньковский предложил свои услуги английской и американской разведкам и передал своим кураторам ценнейшую информацию, касающуюся обороноспособности СССР.
Органами КГБ СССР Пеньковский был арестован 22 октября 1962 года. 11 мая 1963 года Военная коллегия Верховного суда СССР огласила приговор ему и его связнику, англичанину Гревилу Винну. Олег Пеньковский был приговорен к расстрелу, Винн - к восьми годам лишения свободы. 17 мая приговор в отношении Пеньковского был приведен в исполнение. Винн позже был обменен на советского разведчика-нелегала Конона Молодого.
МНЕНИЕ 
Константин МЕЛЬНИК, в начале 1960-х - советник президента и правительства Франции по вопросам безопасности:
- Конечно, сам Пеньковский никакой книги не писал, но в ее основе - подлинные документы, переданные им; что-то было им наговорено на пленку. К французскому изданию этой книги (у нас она вышла под названием "Записки тайного агента") я писал предисловие. Могу сказать, что книга сыграла большую роль в "холодной войне". Предисловие к оригинальному английскому изданию было написано крупнейшим советологом Робертом Конквестом, автором "Большого террора" - что тоже подчеркивало важность книги Пеньковского.
- В то время вы курировали французские спецслужбы. Как вы теперь оцениваете информацию, переданную Пеньковским на Запад?
- Как крайне важную. Помимо задач, связанных с разрешением Карибского кризиса, в ней раскрывалась психология Хрущева, расклад сил в Советской Армии. Впрочем, он не был единственным источником высокого ранга, завербованным в Советском Союзе западными разведками. В конце концов в то же время, что и Пеньковский, агентом ЦРУ стал генерал-майор КГБ Поляков, который успешно работал четверть века. Да и других агентов высокого ранга хватало.
- Известно, что Пеньковский встречался с американскими кураторами в Париже. Вы были осведомлены об этих контактах?
- Эти чертовы американцы ничего нам не сказали. Они постоянно работали со своей агентурой на нашей территории и не ставили нас в известность. Мы, конечно, узнали об их встречах с Пеньковским, но с опозданием...
Шпион-идеалист Ефим Барбан
В британской разведке до сих пор тепло вспоминают Олега Пеньковского. И крайне негативно отзываются о его подельнике - Гревиле Винне У историка и бывшего члена парламента Найджела Уэста - репутация крупнейшего британского эксперта в области разведки и международного шпионажа. Он автор нескольких книг о "холодной войне", в частности, "Венона: крупнейшие тайны "холодной войны" и "Британские секреты в архиве КГБ". По итогам проведенного газетой "Обсервер" опроса писателей и журналистов, специализирующихся на темах шпионажа и разведки, Уэст был объявлен "экспертом экспертов".
Изучая "дело Пеньковского - Винна", Найджел Уэст получил доступ к архивным материалам британской и американской разведок. С Найджелом УЭСТОМ встретился наш лондонский корреспондент Ефим БАРБАН.
- Как вы оцениваете деятельность Олега Пеньковского в качестве агента британской разведки?
- Думаю, что Пеньковский был для Запада одним из самых значительных источников информации о советском военном потенциале за всю послевоенную эпоху. Я без колебаний могу назвать его самым важным информатором Запада внутри Советского Союза за весь период "холодной войны".
- Почему?
- Ему удалось убедить западных лидеров, что заявления Хрущева о мощи арсенала советских межконтинентальных баллистических ракет - пустая болтовня. Пеньковскому удалось получить на этот счет достоверную информацию и доказать, что СССР обладал неизмеримо меньшим количеством баллистических ракет, чем это представлялось западным экспертам. Благодаря именно этой информации удалось благополучно разрешить кубинский ракетный кризис 1962 года.
- В Советском Союзе Пеньковского изображали беспринципным плейбоем, за деньги продавшимся западным разведкам. Что вы думаете о мотивах, побудивших его стать британским шпионом?
- Сам полковник Пеньковский в разговорах со своими британскими коллегами называл себя русским патриотом и идейным борцом с коммунизмом. Конечно, в этом трудно было бы убедить КГБ. Всю жизнь Пеньковский жил в страхе, что КГБ узнает правду об его отце, который служил в Белой армии. Факт этот мог сразу же положить конец карьере Пеньковского в ГРУ. Но независимо от этих мотивов Пеньковскому трудно отказать в огромном мужестве: ведь он мог в любой момент бежать из Москвы, и его встретили бы на Западе с распростертыми объятиями. Однажды, когда он был в Париже, ему предложили не возвращаться в Москву. Однако он счел своим долгом продолжить работу против коммунистического режима.
О мотивах, заставивших его работать на британскую разведку, Пеньковский сам говорит в своих показаниях, которые дал, находясь в командировке в Лондоне. Их можно прочитать в опубликованной после его смерти книге "Документы Пеньковского". Вс+ говорит о том, что деньги здесь были ни при чем. Он не страдал и манией величия. Изучив его дело, я пришел к выводу, что это был редко встречающийся тип идеалиста.
- Существует мнение, что в провале Пеньковского виновны якобы его западные хозяева, не сумевшие сохранить своего супершпиона...
- Должен со всей ответственностью заявить, что в этом случае западные спецслужбы невозможно обвинить в некомпетентности. И британская, и американская разведки не только очень высоко ценили работу Пеньковского и уважали его как человека, но и делали все возможное для обеспечения его безопасности. Его неоднократно призывали покинуть Советский Союз и перебраться на Запад. По мнению его западных руководителей, он так много и столь плодотворно работал, что в конце концов мог привлечь внимание КГБ. Но даже когда Пеньковский понял, что находится под наблюдением, он не бежал и не оставил своей разведывательной деятельности. Даже тогда он продолжал переснимать в своей квартире секретные документы для передачи на Запад.
Арест Пеньковского был практически предопределен, когда его контакт, который он использовал в Москве, был выдан советским шпионом в британской разведке - Джорджем Блейком, который впоследствии бежал в Советский Союз и до сих пор живет в Москве.
- Что вы скажете о другом герое дела Пеньковского - британском агенте Гревиле Винне?
- Гревил Винн был человеком совсем другого калибра. Этот британский бизнесмен был беспринципным и недалеким человеком, к тому же он страдал алкоголизмом. У него были связи с британской разведкой, и, зная об этом, к нему обратился Олег Пеньковский. Однако не забывайте, что до этого западная разведка дважды отвергала услуги Пеньковского. Ведь вначале он обратился в ЦРУ и получил отказ, затем предложил свои услуги канадской разведке - с тем же успехом. И лишь после этого в довольно расстроенных чувствах он пришел к Винну, которого нельзя назвать ни опытным разведчиком, ни здравомыслящим профессионалом. Ведь именно Винн настаивал на продолжении контактов с Пеньковским, когда англичане и американцы, опасаясь за своего супершпиона, требовали, чтобы Винн прервал все связи с ним. Более чем вероятно, что именно поведение Винна поставило под угрозу жизнь Пеньковского.
Вообще личность этого британского бизнесмена не вызывает симпатии. По возвращении из Москвы (Винн был обменен на советского разведчика Конона Молодого. - Ред.) он в соавторстве со своим зятем написал книгу "Человек из Москвы", в которой описал свою работу курьера для британской "Интеллидженс сервис". Книгу эту лишь частично можно назвать правдивой. Потом он выпустил еще одну книгу, "Человек из Одессы": в ней уже не было ни доли правды. До конца своей жизни - а умер он в 1990 году - Винну пришлось оправдываться и доказывать подлинность своих вымышленных похождений. Боюсь, что у него была патологическая неспособность различать правду и ложь.
- Встречались ли вы лично с Винном?
- Я лишь однажды встретился с ним, однако эта встреча оказалась крайне неблагоприятной и непродуктивной. Вызвано было это тем, что до этого в одной из своих книг я назвал Винна фантазером, рассказал о его алкоголизме, о том, что он бьет жену и страдает тем, что я называю "синдромом постактивности" - болезненным стремлением постоянно возвращаться ко времени своей былой значительности, чтобы компенсировать как-то ничтожность реальной жизни.
- Как Винн вел себя на Лубянке после ареста?
- Сейчас из протоколов его допросов в КГБ стало известно, что Винн предложил русским стать двойным агентом и работать на них. Это были поразительные откровения. Он утверждал, что его якобы заставили работать на британскую разведку и что на самом деле он ненавидит "Интеллидженс сервис" и готов служить Советскому Союзу.
- Как сложилась жизнь Винна после обмена на Конона Молодого и возвращения в Англию?
- После этого у него, конечно, уже не было никакого будущего в качестве тайного курьера разведки. По приезде в Лондон Гревил Винн развелся с женой, затем вновь женился на молодой датчанке, с которой также развелся. Свою жизнь он закончил на Балеарских островах. Там он, перебравшись из Лондона, открыл торговлю цветами и в конце концов прогорел. Думаю, что в Пальма-де-Мальорке он был более известен не как бизнесмен-цветочник, а как завсегдатай местных баров.
- Какие уроки, на ваш взгляд, можно в наше время извлечь из этой шпионской истории сорокалетней давности?
- Одним из уроков дела Пеньковского должно стать осознание того, что информация о стратегических целях и арсеналах противоборствующих сверхдержав может помочь избежать непонимания и конфликтов. Пеньковский в огромной мере помог США осознать, что Советский Союз не представляет и никогда не будет представлять для Америки стратегической угрозы. Последующая политика открытого неба, обмен военной информацией и заключение серии стратегических американо-российских договоров - следствие пришедшего после дела Пеньковского понимания необходимости большей взаимной открытости.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации