Единый и неделимый Газпром на деле сложный симбиоз соперничающи группировок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::29.03.2005

Наш дом – Газпром!

Единый и неделимый Газпром на деле сложный симбиоз соперничающих группировок. "Необходимо установление истинных собственников «возвращенных» активов компании"

Владимир Лукьянов

Рекламные ролики про «национальное достояние» видел, наверное, каждый. Великий Газпром, надежда и опора российской экономики, несущий тепло в дома людей. Такое богатство нужно беречь и приумножать. Коль скоро сам Газпром позиционирует себя как государственную компанию, работающую на благо России, пора бы россиянам поинтересоваться и узнать, в каком состоянии находится вверенное в управление команде Миллера имущество.

Новая команда управленцев пришла в Газпром в 2001 году. Четыре года срок достаточный, чтобы оценить способности менеджмента распоряжаться ресурсами компании, на долю которой приходиться 87% российской добычи газа и 8% федерального бюджета страны.

Бесспорно, большое впечатление произвел сам процесс формирования нового менеджерского состава Газпрома. Назначения проводились отнюдь не по профессиональным заслугам кандидатов, а явились результатом прямого лоббирования, включая денежную оплату назначений. Единицы из новых менеджеров имели какое-либо отношение к нефтегазовой отрасли. По правде сказать, многие вообще не имели управленческого опыта по причине юного возраста. Новыми вождями Газпрома и его дочерних предприятий стали коллеги Миллера по АО «Морской порт Санкт-Петербург» или их отпрыски. Страсти улеглись не сразу, несколько раз менялись зампред правления по финансам, глава «Газэкспорта», президент «Сибура».

В помощь начинающим газовикам были приглашены Ананенков и Рязанов, главным достоинством которых было наличие конфликтов с прежним руководством Газпром, а не их, увы, профессиональные качества.

Александр Ананенков, бывший Генеральный директор Ямбурггаздобычи, назначен в правление Газпрома после запуска в эксплуатацию месторождения Заполярное, хотя и освоил месторождение с неоправданно завышенными затратами денежных средств (обустройство месторождения Заполярное обошлось Газпрому в 3 раза дороже расчетной стоимости - более $2,5 млрд.).

Александр Рязанов, бывший директор Сургтского ГПЗ. В 1999 г. в УВД Ханты-Мансийского АО было возбуждено уголовное дело по фактам хищения в крупных размерах имущества ОАО «Сургутский ГПЗ». В ходе расследования «... были изучены факты злоупотребления полномочиями, хищения коллективного имущества, мошеннических действий, незаконного предпринимательства бывшего генерального директора ОАО «Сургутский ГПЗ» Рязанова А. Н... ». В том же году уголовное дело было в экстренном порядке закрыто, ведущий дело следователь уволен, а Рязанов - избран депутатом по 221 одномандатному Нижневартовскому округу.

Но, возможно, вопреки всему в Газпроме удалось таки создать работоспособный управленческий аппарат?

В 2001 год перед Газпромом стояло сразу несколько серьезных задач. Во-первых, это реформирование структуры, поскольку компания продолжала работать в стиле министерства 70-х годов прошлого века, совмещая в себе монопольные и конкурентные виды деятельности, и оставалась полностью непрозрачной даже для своего главного акционера – государства. Во-вторых, финансовое оздоровление компании, т.е. снижение издержек, улучшение структуры долга. В-третьих, ревизия сделок по продаже активов, проведенных прежним руководством, и их возвращение.

Что касается самой первой и самой главной задачи – реформирования – новые управленцы, едва вступив на порог Газпрома, сразу же показали себя такими же консерваторами, как и их предшественники.

Недавно Газпром отрапортовал о завершении первого этапа реформирования, который заключался в «совершенствование структуры управления, регламентных процедур и системы бюджетирования на уровне головной компании», и начале второго – «повышение эффективности работы Общества, как вертикально-интегрированной компании и оптимизация структуры управления основными видами деятельности на уровне дочерних обществ».

Бутафорская реформа по Миллеру свелась к увеличению численности работающих и их зарплат. Кардинальные вопросы - увеличение добычи, прирост запасов, обновление основных фондов – решены не были. Собственная добыча Газпрома за последние два года выросла всего на 1%. Разработка новых крупных месторождений постоянно откладывается, например ввод Бованенского и Харасовейского месторождений отложен на 2008 год.

Прогноз на 2005 год также не утешителен – Газпром намерен увеличить добычу газа на 2 млрд м куб, т.е. +0,3%. По прогнозам МЭРТ, если концерн и дальше будет действовать в таком духе к 2020 году объем добычи сократится до 347 млрд. м куб (против нынешних 540). 70% месторождений, разрабатываемых Газпромом, являются месторождениями с падающей добычей газа. Основные запасы Газпрома вплотную приблизились к арктическому шельфу. Этот регион по геологическим условиям и затратам на добычу считается самым дорогим в мире.

Из-за изношенности мощностей на различных стадиях хранения и транспортировки теряются значительные объемы газа. Часть газоперекачивающих агрегатов уже выработали свой ресурс, а большое количество приближается к пороговым значениям. Почти половина газоперекачивающих агрегатов, находящихся в системе Газпрома, к 2010 году выработает свой ресурс полностью. Поэтому для обеспечения планируемых потоков газа, сохранения уровня надежности, промышленной и экологической безопасности и роста эффективности системы транспортировки газа основной парк оборудования требует замены. Для реализации этой задачи нужно около 8 млрд. долларов.

При нормативном сроке эксплуатации трубопроводов в России 33 года средний возраст газопроводов составляет 22 года, а доля отслуживших более 30 лет составляет 16%. Потребности Газпрома в инвестициях только на содержание системы газопроводов составляют около $2 млрд в год. При этом компания направляет на эти цели лишь порядка $200 млн в год.

Либерализация газового рынка приветствуется Газпромом только на словах, и сугубо в части повышения цен на газ. Регулирование тарифов – пусть даже и планомерно увеличиваемых в соответствии с предложениями Газпрома – представляет собой полумеру.

Финансовые результаты концерна, мягко говоря, удручающие: огромный рост операционных расходов (за 2003 на 19%, и только за 1-е полугодие 2004 г на 50%) и кредиторской задолженности (с 2001 года на 54%).

Сегодня Газпром фактически объявляет себя государственной компанией и пользуется активной поддержкой исполнительной власти. Это приводит к тому, что убытки, связанные с неэффективной деятельностью Газпрома покрываются либо за счет других отраслей экономики путем повышения тарифов, либо за счет прямых заимствований в том числе у государства (кредит ЦБ на $700 млн. в конце 2001 г., краткосрочные кредиты Сбербанка на сумму 19 млрд. руб.).

Стоит еще добавить, что компания по-прежнему остается непрозрачной. Так что, реальность может оказаться еще хуже.

И все это происходит на фоне беспрецедентно высоких цен на энергоносители на мировых рынках и неуклонном повышении тарифов на газ на внутреннем рынке (в 2004 году +20%).

Куда же деваются финансовые средства Газпрома? Чем же занимается под руководством старших товарищей «портовая молодежь», заполонившая кабинеты монополии?

Видимо, усилия их сосредоточены на решении третей задачи.

В 2001 году Газпром провозгласил кампанию по возврату активов концерна, «разбазаренных» прежним руководством. Каждое «возвращение» громко освещалось в прессе, как подтверждение успеха новой политики Газпрома, честности и неподкупности новых менеджеров.

Сегодня, в 2005 году, хотелось бы получить отчет, где находятся эти самые активы и кто ими управляет?

Единый и неделимый Газпром на деле представляет собой сложный симбиоз соперничающих между собой группировок. Наиболее влиятельные и активные - это группы Газпромбанка (руководитель Акимов Андрей Игоревич) и Газпроминвестхолдинга (руководитель Усманов Алишер Бурхарович). Первая находится под патронажем зам. главы администрации Президента Сечина, вторая курируется главой той же администрации Медведевым. Формально эти две группы объединяет общий «дом» - Газпром и номинальный начальник – Миллер.

Дело по возврату активов оказалось привлекательным настолько, что вышеупомянутые кланы позаботились обзавестись специальными преференциями - правом не утверждать на Совете директоров Газпрома сделки менее 0,3% активов. (Видимо, дабы не утруждать лишний раз Алексея Борисовича и его коллег по Совету директоров, к слову сказать, представителей государства, призванных блюсти интересы этого самого государства).

На фоне той вакханалии, которая развернулась сейчас в Газпроме в части перераспределения активов, интриги и махинации во времена правления Вяхирева и его сподвижников кажутся детским лепетом. Сегодня программа по возвращению активов, реализуемая Газпромом, используется менеджерами концерна в качестве инструмента перераспределения собственности в пользу третьих лиц. Примеров тому множество.

Запсибгазпром. В середине 2002 г. «Газпром» предъявил иск о банкротстве к тюменской компании «Запсибгазпром». Была разработана стратегия возврата в кратчайшие сроки основных активов в головную компанию. Однако дальше действия «Газпрома» выглядели весьма странно. Вместо того, чтобы подписать мировое соглашение и снять процедуру внешнего управления оно продлевается. Производственной деятельностью никто не занимается. Тем временем активы «Запсибгазпрома» тихо распродаются за бесценок (например, тюменская гостиница «Тура», оздоровительный комплекс «Ямал» близ Туапсе).

Сибур-Тюмень. Газпром установил контроль над «Сибур-Тюменью» путем передачи Голдовским своих долей в предприятиях-учредителях этой компании. После этого, в мае 2002 г. «Сургутнефтегазу» был продан крупнейший ГПЗ - Сургутский. Контролировал эту сделку непосредственно Рязанов. И лишь через несколько дней после этого, против «СИБУРа» и «Сибур-Тюмени» была инициирована процедура банкротства, при которой замораживаются активы. В дальнейшем процедура банкротства «Сибур-Тюмени» была прекращена. К концу 2002 г. «ЛУКойл» получил Локосовский ГПЗ, «Роснефть» - Губкинский ГПЗ. Поскольку все эти предприятия имеют задолженность перед нефтяниками за поставленный попутный газ, то сделки совершаются с учетом этих долгов (т.е. Газпром с них практически ничего не получил, потеряв полностью контроль за переработкой попутного газа).

Нортгаз. С 2001 года концерн ведет «борьбу» за активы «Нортгаза». На поверхности – иски в суд и заявления прессе, а в глубине – мутная юридическая фирма «Верман» и предложения руководству о продаже компании различным посредникам, которые в Газпроме все вопросы уладят.

Для ускорения процесса аппаратчики Газпрома активно привлекают административный ресурс, используют силовые методы и шантаж, пользуясь абсолютной гегемонией Газпрома в отрасли за счет владения газотранспортной системой. Например, после того, как структуры Газпрома проиграли 19 ноября 2004 г аукцион РФФИ по продаже госпакета акций ОАО «Кирово-Чепецкий Химический Комбинат» ООО «Межрегионгаз» полностью прекратило поставки газа на комбинат, в результате чего простаивает аммиачное производство предприятия. Против вышеупомянутого «Нортгаза» поданы иски о досрочном прекращении договора на транспортировку и переработку сырья.

Не менее сомнительными выглядят и другие новации, внедряемые руководством Газпрома.

Например, по инициативе Газпрома с 2003 года была изменена схема транзита среднеазиатского природного газа. Менеджеры Газпрома, в том числе Рязанов, используя служебное положение, а также поддержку со стороны российских и украинских государственных чиновников, [page_16483.htm организовали аферу по транзиту газа нероссийского происхождения], при которой собственником значительных объемов среднеазиатского газа на бумаге становилась венгерская компания «Eural Trans Gas Kft.» (с 1 января 2005 года заменена на «РосУкрЭнерго»), связанная со структурами криминального авторитета Могилевича. В зависимости от рынков сбыта газа валовая прибыль «Eural Trans Gas Kft.» может составить более 1 млрд. долларов США. Доходы от сделки распределяются в следующей пропорции: 50% российские участники; 30% - украинские, 20% структуры С. Могилевича.

Включение «Eural Trans Gas Kft.» в схему транзита газа позволяет выводить за пределы юрисдикции России и Украины значительные денежные средства, необлагаемые налогом. Счета этих компаний используются в качестве транзитных для перевода денежных средств, полученных в результате продажи неконтролируемых объемов природного газа в Западной Европе.

Другая не понятная с точки зрения эффективности сделка Газпрома – покупка 25,01% акций ОАО «Мосэнерго». На эти ценные бумаги были потрачены миллиарды рублей, которые могли быть направлены на финансирование разработки месторождений и на обновление основных фондов компании. Не ясны ни цель этой покупки, ни кто является фактическим владельцем бумаг: акции «Мосэнерго» оформлены на разные юридические лица в структуре холдинга. Ясно лишь, что оплачены они из бюджета Газпрома.

Из всего вышесказанного напрашивается естественный вывод: ресурсы Газпрома используются его менеджерами в целях личного обогащения, что привело к ухудшению финансового состояния компании.

Поэтому представляется крайне необходимым создание специальной комиссии в Счетной палате, парламентской комиссии в Государственной Думе с целью расследования деятельности отдельных менеджеров Газпрома и установления истинных собственников «возвращенных» активов компании.