Ельцин сохранился в Чубе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::13.09.2005

Ельцин сохранился в Чубе

На ростовских довыборах в Госдуму губернатор продвигает "угольного короля" Вадима Варшавского

Светлана Кочеткова

Converted 19624.jpg

Кандидат Варшавский на встрече с электоратом

Ростовские довыборы в Госдуму уже побили все предыдущие рекорды по использованию «грязных технологий» и административного ресурса. Старания губернатора Владимира Чуба втиснуть в депутатское кресло своего друга и протеже «угольного короля» Вадима Варшавского поражают даже неизбалованного демократией местного избирателя.

В районных больницах патронажных сестер обязали сагитировать пациентов - больных, пенсионеров, ревматиков и маразматиков, проголосовать за Варшавского. В ростовских школах каждый учитель, библиотекарь и больничная патронажная сестра должны обеспечить по нескольку десятков голосов за кандидата от губернатора. Сам Вадим Варшавский, став в рекордно короткие сроки «казачьим войсковым старшиной» разъезжает по области в сопровождении чиновников из местной администрации. Между тем лидеру гонки, Олегу Михееву, за которого и народ, и казачество, отказывают в конституционном праве быть услышанным.

***

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::12.09.2005, Ельцин сохранился в Чубе

Ростовские довыборы в Думу проходят по старому сценарию: власть продвигает олигарха

Елена Коврова

В прошлое можно попасть на самолете. Полтора часа в Ту-154, и вместе с географической широтой меняется политический режим. Здесь, в Ростовской области, до сих пор царит безвременье 90-х: вождь — харизматик, выкручивая руки избирателям, пытается втащить в политику местного сырьевого олигарха. А значит, впереди у ростовчан дефолт, «семибанкирщина» и новая операция «Преемник».

Торжественное собрание избирателей хутора Колодезное, что в Ростовской области, напоминало любительскую постановку «Мертвых душ» силами совхозной самодеятельности. Похоже было, что Хлестаков никуда не уехал, а переквалифицировался в политика и баллотируется в депутаты Государственной Думы. В президиуме маленького зала, положив локти на традиционную кумачовую скатерть, сидела местная элита. Рядом, прижав пухлые руки к объемистому животу, стоял человек в светлой летней рубашке. Сельский электорат хмуро слушал выступление кандидата Вадима Варшавского. Улыбался только глава администрации Миллеровского района Горшколепов. И то, судя по вымученному выражению лица, исключительно в силу должностных обязанностей.

Заезжий кандидат тоже чувствовал себя неуютно. Его импозантный политтехнолог, зорко следящий из глубины помещения за реакцией хуторян, явно провалил задание. К беседе с деревенскими избирателями Варшавский был не готов. «…В сельском хозяйстве, — тянул он, тревожно вглядываясь в замерший зал, — я не разбираюсь. Но знаю, что государство должно оказывать ему поддержку…». На помощь к угольному магнату пришла женщина средних лет, сжимающая в руке казенного вида бумажку, озаглавленную лаконично «Вопросы к кандидату». «Я — директор школы, — сказала она напористо. — В прошлые выборы кандидат выделил нам деньги на ремонт. Чем поможете вы?». «А я куплю вам компьютер! — обрадовался Варшавский. — Нет, два компьютера! И помогу с интернетом». Политтехнолог устало поморщился: его клиент, забыв про инструкции, совершал то, что на суконном языке юристов именуется «попыткой подкупа избирателей».

Услышав о материальной помощи, хуторяне заметно оживились. «Еще что можете?» — поинтересовался пожилой мужчина, растягивая гласные. «Уголь буду вам продавать дешевле», — пообещал Варшавский. «Что же будет с шахтами? Они и так на ладан дышат», — недоуменно спросил некто из задних рядов. «А мы газифицируем село», — брякнул кандидат, заслуженно считающийся местным угольным монополистом. Идея про газ сельчанам понравилась. «А дороги кто нам наладит?» «Я помогу, — неожиданно встрял Варшавский. — У меня хорошие отношения с министром транспорта Левитиным. Мы друг друга по совместному бизнесу знаем…». «Передаю вам свою личную просьбу и просьбу губернатора: проголосуйте за Вадима Евгеньевича Варшавского!» — подытожил встречу глава Миллеровской районной администрации Горшколепов. Народ, как и положено, безмолвствовал.

Нынешние ростовские довыборы в Госдуму имеют все шансы войти в историю как последний осколок разухабистой ельцинской демократии. А еще — как полигон для обкатки специфических технологий будущих избирательных кампаний. В планах они не значились. Место в нижней палате парламента освободилось в силу трагической случайности: здешний депутат — одномандатник, член «Единой России» Владимир Литвинов погиб минувшим летом на рыбалке. Теперь на его кресло претендуют сразу несколько человек, представляющих весь спектр российских политических сил, начиная от непременного представителя «партии власти» и заканчивая заведомо «непроходным» юношей нежного призывного возраста.

Основных кандидатов, как водится, только два. Оба — представители крупного бизнеса. Лидер предвыборной гонки Олег Михеев специализируется на строительстве. Его соперник из «Единой России» Вадим Варшавский владеет компаний «Русский уголь». А еще, что гораздо важнее, дружит с губернатором Чубом. Отсюда — принципиальная разница в манере ведения агитационной кампании. Михеев, несмотря на явные симпатии населения, большую часть времени борется за свое конституционное право расклеивать предвыборные плакаты. Варшавский, став в рекордно короткие сроки «казачьим войсковым старшиной», раскатывает по городам и весям с представителями местной администрации. И обещает, обещает, обещает…

Сценка, произошедшая в Колодезном, повторяется в каждом селе мажоритарного округа. И всякий раз за кандидата вступается местное руководство. Директива, похоже, у них такая. Среди недоброжелателей Варшавского ходят слухи, что перед началом агитационной кампании собрал губернатор Чуб всех своих глав районных администраций, стукнул кулаком по столу и пообещал уволить каждого, кто позволит обитателям своей вотчины прокатить на выборах именитого угольщика. Вот, дескать, чиновники и стараются. Им есть что терять. Говорят, что даже станичные учителя взяли на себя повышенные обязательства обеспечить по пятьдесят голосов в пользу «кандидата власти». Hа встречи с Варшавским народ ходит исправно, как на работу, под угрозой увольнения. Зато в хатах клеит на стены плакаты Михеева — его народ считает «своим».

Соперникам Варшавского без дружеской поддержки губернатора Чуба пришлось в полной мере хлебнуть тягот и лишений провинциальной предвыборной кампании. Одного претендента на думский мандат, Гришина, попросту вычеркнули из списка, придравшись к формальному поводу. Агитационные материалы другого кандидата, Олега Михеева, постоянно задерживает милиция, причем без особого объяснения причин. Один раз грузовик с тиражом плакатов тормознули почти на сутки «ввиду борьбы с терроризмом». Другой раз на пост ГИБДД поступила телефонограмма от загадочного генерала Енина с требованием уничтожить «незаконную агитацию». Идею торжественного сожжения листовок горячо поддержал срочно приехавший, несмотря на поздний час, глава местного избиркома. Аутодафе остановило только вмешательство прокуратуры. На совместные рейды Варшавского и местных чиновников, равно как на попытки подкупа избирателей, правоохранительные органы попросту не обращают внимания. Как сказал один из станичников: «Их понять можно. Политики приходят и уходят, а нам тут жить…».

Некоторая «отмороженность» представителей местной власти, к месту и не к месту включающих пресловутый административный ресурс, может удивить только приезжих. Такие уж тут обычаи. Ветры перемен, баламутящие последние десять лет болото российской политики, в Ростовскую область не залетают. Здесь, как и на заре реформ, правит бессменный губернатор Чуб. А на дворе — начало девяностых.

Губернатором бывший первый секретарь райкома стал в судьбоносном 1991 году. Говорят, что демократ Ельцин дважды отказывался утвердить его в должности. Потом противоположности достигли диалектического единства: российский президент, устав бороться с привилегиями партноменклатуры, сам впал в подобие брежневского застоя, а пламенный коммунист Владимир Чуб освоил азы рыночной экономики. После исторических выборов 1996-го, в ходе которых глава государства лично посетил Ростов и даже сплясал на сцене местного стадиона, губернатор Чуб получил орден «За заслуги перед Отечеством». К сожалению, для ростовчан горячая признательность президента материального воплощения не получила. Благодатный южный край стремительно превращался в депрессивный регион.

Зато популярность харизматика Чуба держалась на одном, весьма приличном, уровне. Секрет вечной политической молодости был довольно прост. Построил, к примеру, федеральный Центр новую дорогу — все хвалят губернатора. Сломалась последняя «скорая», обслуживающая район размером с Францию, — виновата скупая и коррумпированная Москва. Провала практически всех масштабных губернаторских затей народ не замечал. А тщательно продуманные популистские шаги вроде локального снижения цен на колбасу неизменно принимались «на ура». Скаутский принцип «ни дня без доброго дела» вполне себя оправдал. Ростовчане ценили Чуба, как любимую мозоль: некрасив, мешает, зато родной.

При всей спорности решения Путина насчет упразднения губернаторских выборов в нем наличествует один неоспоримо положительный момент: новая система формирования региональной «вертикали власти» здорово осложнила жизнь популистам. Владимир Чуб это прекрасно понимает. Этим летом он все же был утвержден главой государства на посту губернатора. Второй раз ему может не повезти. Власть торопится, а потому утратила осторожность. Спешит, беззастенчиво используя административный нажим даже в таком обычном деле, как думские довыборы. Создается впечатление, что Чуб готовит себе «запасной аэродром», запасаясь поддержкой представителей крупного бизнеса. Таких, как Вадим Варшавский. Что останется у него, кроме красноречия Грызлова и театральности Жириновского, если убрать его единственную опору — административный ресурс? Поэтому его благодарность, как говорят в некоторых кругах, просто не будет иметь границ.

Конечно, с точки зрения здравого смысла, столь откровенная поддержка претендента на депутатство сродни историческому обмену права первородства на чечевичную похлебку. Грубое давление на избирателя, попытки оттеснить Олега Михеева, чья популярность в казачьих станицах делает его признанным лидером предвыборной гонки, только раздражает и без того беспокойный народ. Один раз, в далеком 1996 году, губернаторская тактика сработала прекрасно. Сегодня за такое ордена не дают. Слишком скандальной получается рядовая предвыборная кампания. Федеральному центру, озабоченному «проблемой-2007» и «проблемой-2008», лишняя шумиха ни к чему. Раздражение народа, вызванное бесцеремонным нажимом, наверняка выплеснется против центральной власти. Причем не только в виде протестного голосования. Уже сегодня казачьи хутора глухо ропщут, явно не принимая нового «казака» Варшавского. Завтра недовольство против навязанного родства и выкручивания рук может спровоцировать в беспокойном южном регионе взрыв национализма.