Если был бы жив Жванецкий

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Касьянов наливает себе из графина

Оригинал этого материала, origindate::22.10.2002, Фото: "Время новостей"

Если был бы жив Жванецкий

Писатель

Converted 13629.jpgМихаил Касьянов. Разрешите собрание актива нашего гениального правительства считать открытым. Аплодисменты. (Наливает из графина.)

Братаны! Сегодня мы решили поговорить на наболевшую тему: Изыскание внутренних резервов. Состояние по сбору налогов в провинции доложит нам начальник налоговой службы Александр Починок.

Починок: Ха! (Слазит с трупа Головлева, застегивает ширинку, наливает из графина.) Ха! Михал Михалыч, ну, что докладывать - работают.

Губернатор Эдуард Россель опять взял на себя, как и в прошлый год, и с честью несет. Обещал, в общем, не дожидаясь конца года... Вслед за ним президенты Шаймиев и Рахимов тоже взяли на себя... Перечислять точно в указанный в записке офшорный банк с максимальным попаданием и минимальными потерями по пути. Свести отчисления на зарплату бюджетникам республики в приемлемой цифре: пятьдесят деревянных на каждую тысячу перечисленных в Москву рублей и двадцать пять баксов на каждую тысячу перечисленных в офшор налоговых долларов (наливает из графина.)

Теперь самодеятельность. Артисты, приглашенные к нам на день рождения президента, до сих пор не ушли. Мы все знаем их репертуар: «Голосуй или проиграешь», «Такого, как Путин». И еще. Мы, конечно, привыкли, но губернаторы пугаются братков, которые обитают у нас в Кремле. Матвиенко за час перед концом дня вызывала начальника охраны, и они вдвоем пытались изгнать рэкетира из склада наличной валюты. Он дразнился, кричал ерунду, прыгал по плечам, нагадил и скрылся в трубе. К концу недели уже многие его видят. А сейчас он стал появляться с бригадой. Мы должны что-то решить здесь. (Наливает из графина.)

Теперь культмассовая работа. Артисты до сих пор здесь, хотя многие из нас сами поют... Клоуны Греф и Кох, которых мы недавно взяли на работу, дис.. Дис... Квалифицировались. Отказываются делать стойки вниз руками. То есть под нашим наблюдением после двух попыток выдержать нижний рухнул, и вся пирамида на нем.

Касьянов: Рыг... Ламент!

Починок: А как же. Вот... Поэтому я предлагаю назначить перевыборы на любой момент. Нам это только давай, если, конечно, красивый мужчина. (Смотрит на труп Головлева, пристраивается сзади.)

Касьянов: Так... ( Наливает из графина.) Теперь попросим на трибуну начальника налоговой службы. Пусть доложит об изыскании внутренних резервов. Доложьте нам!

Починок: (Снова слазит с Головлева. Наливает.) Если вопросов нет, я начну. Наша налоговая служба, изыскав внутренние резервы, задолго до окончания успешно встретила новый год! Мы перечислили в офшор 45 миллиардов 800 миллионов 364.6 долларов налоговых поступлений и взяток. Президенты Шаймиев и Рахимов обещали сэкономить на бюджетниках вдвое больше и налоговые отчисления произвести с учетом интересов...

Касьянов: Спасибо! У вас есть вопросы к докладчику?

Починок: Нет... (Пристраивается к Головлеву.)

Касьянов: Теперь попросим начальника налоговой службы. Раскажите нам об изыскании внутренних резервов. Начальник налоговой службы?! Он в зале?

Починок: (из под Головлева). Он здесь, здесь!

Касьянов: Молодец, быстро добрался. Доложите нам.

Починок: Братаны. Президенты Шаймиев и Рахимов, используя слабые места в налоговом законодательстве и таджикский план, а также порожняк, взяли на себя допол... Нительные обязательства и приказали долго жить. (Треплет по щеке труп Головлева, наливает из графина.)

Касьянов: Ну, вот. Значит справитесь?

Починок: А как же.

Касьянов: Ну вот... А где же наш начальник налоговой службы? Интересно, как у него? В прошлом ведомство хронически отставало. Если его найдут - немедленно на трибуну. Где начальник налоговой службы?

Починок: Здесь, здесь... Братаны, мазурики дорогие... Наша служба хронически отставала, теперь хронически обгоняет, и задолго до конца встретила Новый год. Президенты Шаймиев и Рахимов, используя одну зарплату на десять учителей, взялись обучить максимальное количество школьников прямо под открытым небом, чтоб напрасно не включать отопление в школах... На одну минимальную зарплату десять учителей выходят в дремучий лес с утра, учат школьников и потом залазят на дерево, где и ночуют, не заходя домой уже второй месяц, укрываясь ветошью из своих одежд.

Касьянов: Спасибо.

Починок: Пожалуйста.

Касьянов: (Наливает из графина) Жаль... Жаль, что нам так и не удалось послушать начальника налоговой службы.

Починок: Ну и черт с ним.

Касьянов: Но выговор мы ему запишем.

Починок: А как же. Касьянов: От молодежи правительства выступит младший дефолтщик на «Кидалове-98» Сережка Кириенко. (Над трибуной возникает плешивая голова.)

Голова: Мы, молодые реформаторы... (Падает.)

Касьянов: Жаль, что он ушел.

Голова. (Поднимается) Я никогда не забуду своего учителя, искусителя Черномырдина Виктора Степаныча. Он уже на пенсии в больнице на Багамах в тяжелом состоянии, но его заветы - указания... Управление дефолтом он завещал нам, молодым. (Исчезает, затем вновь появляется.) И мы, молодые... Мы, молодые... (Исчезает.)

Касьянов: Ну молодежь, не усидит. Так и мелькает, так и мелькает. Братаны, что-то тихо стало в зале. Есть предложение пригласить вторую бригаду артистов, когда уйдет та бригада, которую мы пригласили в прошлом году. Кстати, кто их видел и где их видели? Я их в прошлом месяце встретил в Кремлевском концертном зале. Домой не пишут. Некоторые одичали, бродят по территории, прячутся от людей, не имеют зимнего, в плащ-палатках, костры жгут, с капотов снимают ватники.

Кто видел Кукуру? Мы его взяли два месяца назад. На проходной говорят, не выходил. Надо найти, у нас к нему вопросы накопились. Теперь, четырнадцатилетних мальчиков в прошлом году вызывали. Греф? Где шахтеры? Это ж уголовное дело - триста человек пропали. Мы должны их вернуть. Хоть часть. У них же родители есть. Теперь - доска почета. Справедливые нарекания вызывает. Нет, не у нас. У пастьлей... У посетителей. Вот вы фотограф... Не вспыхивайте... Почему вам не везет? Жуткие рожи на доске почета. Не надо пластическую операцию. Рано. Надо искать момент. Надо поймать до работы, когда его еще можно узнать. Теперь, вы сами фотографировали правительство. Укрылись попоной. И что же? Человек не голубь. Он не может долго сидеть неподвижно. А вы, понимаете, под попоной... Не знаю, что вам туда носили. Мы, понимаете, ждали команды. Я уже не говорю о качестве снимков, но аппарат и штатив у вас государственные. Так будьте добры.

(После паузы) Не надо рваться. Все хотят. И чтоб не забыли поздравить женщин. Скоро восьмое марта. Три месяца пробегут, как пятнадцать суток, а наши женщины непроздравленные останутся. Они во многих отношениях не хуже нас и уже почти не отличаются. Взять хоть Матвиенко. А главное - несут на себе тяготы нашего веса. И не забыть их проздравить. Если забудешь, мы напомним сурово, по-братански, по-конкретному. А что? Не надо выражать нетерпение: Все хотят. Я чувствую, наш сегодняшний разговор произвел глубокое впечатление на всех сидящих и кое-кто намотал на винт. А, братаны?.. А вот теперь прошу к столу.