Если деньги не пахнут, значит их нет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дело генерала МЧС Колтунова

Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::06.12.1999

Если деньги не пахнут, значит их нет

Сергей Смирнов

Converted 10180.jpg

По решению Арбитражного суда МЧС обязано выплатить компании ЛУКойл 199 миллионов рублей, четвертую часть годового бюджета. Долг образовался в результате нефтяных сделок с использованием федеральных зачетов. Как сообщили нам в Главной военной прокуратуре, к сделкам причастен начальник Департамента материально-технического снабжения министерства генерал-лейтенант Иван Колтунов, в отношении которого Генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело по фактам злоупотребления должностными полномочиями.

Финансовые нарушения не только бросили тень на едва ли не единственное в России дееспособное ведомство, но и втянули в гражданско-правовой спор министерство, нефтяную компанию, частный банк и спецслужбы. В истории генерала МЧС появился даже "чеченский след"...

В финансовую службу МЧС обратились бухгалтеры компании ЛУКойл. "Почему не проплачены счета за очередные поставки нефтепродуктов?" - спросили чрезвычайщиков. "За какие поставки? - удивились в МЧС. - Мы ничего не получали".

Из документов следовало, что в 97-м году Департамент материально-технического обеспечения МЧС заключил с некой фирмой "СКВМ-30000" договор о поставках технических средств, нефтепродуктов и боеприпасов. Расчеты с посредником министерство производило не денежными средствами, а зачетами. По решению же департамента нефтепродукты лишь частично поступили в МЧС, основной объем (завышенный даже для чрезвычайного ведомства) передавался на реализацию ЛУКойлу, у которого нефть и покупал посредник.

Таким образом и поставки, и расчеты проходили виртуально, без живых денег и живой нефти, менялись лишь цифры на банковских счетах партнеров. Надо ли говорить, что государственное ведомство при этих сделках было в более выгодных условиях: оно имело лимиты и пусть и абстрактные, но деньги. И вдруг МЧС оказалось в должниках ЛУКойла! Ответственным исполнителем этих расчетов по личному указанию генерал-лейтенанта Колтунова (он возглавлял департамент) был майор А. Минович, который одновременно руководил и владел фирмой "СКВМ-30000".

Редакция располагает копией письма генпрокурора Юрия Скуратова председателю правительства РФ Евгению Примакову о проверке МЧС (ее проводила Главная военная прокуратура), которая выявила нарушения финансовой дисциплины, опустившие министерство в долговую яму.

Читаем в письме Скуратова: "Поставки в МЧС не осуществлялись, и оно задолженности перед ООО "СКВМ-30000" не имело, но по решению генерал-лейтенанта И. Колтунова денежные зачеты с указанной фирмой как с основным поставщиком были проведены на всю сумму договора, при этом был составлен фиктивный акт о якобы имеющейся задолженности МЧС".

Продукция поступила в МЧС с годовым опозданием, при этом куда-то исчезли 45 млн рублей. В то же время на личный счет Миновича в МПИ-банке были перечислены 20 млн рублей и 50 тыс. долларов США.

При обыске у генерал-лейтенанта Колтунова были изъяты семь автомобилей, а также нефтяные векселя на сумму 19 млн рублей, которыми ЛУКойл расплачивался с партнером за оставленную у него нефть.

Под залог векселей Минович брал кредиты в коммерческом банке, так абстрактные деньги превратились в "живые"... Версию о присвоении этих денег и отрабатывала прокуратура.

В деле же генерала Колтунова появилась еще одна сюжетная линия - вексельная.

После того как потребовалось залатать дыры, Колтунов и Минович потребовали у банка, который выдал деньги под залог векселей, досрочного расторжения всех сделок и передачи векселей в десятидневный срок.

Офицеры использовали на переговорах обычную практику разборок. В истории появились представители охранных структур, их сменили братки на джипах...

В истории с векселями неожиданно появился "чеченский след".

Как выяснилось, Минович вышел на представителей чеченской диаспоры в Москве.

После того, как "отцы" диаспоры отказались участвовать в конфликте двух структур, появилась информация на Лубянке: председатель правления банка - агент Басаева. Интересно, что она тут же дошла до самого "агента" - сработала система связи действующих и бывших офицеров спецслужб (неудивительно, если в службе безопасности государства и коммерческой структуры - выпускники одного и того же вуза).

Так в гражданско-правовом споре одна из конфликтующих сторон грубо использовала этнический конфликт в корыстных целях.

Между тем в истории долгов МЧС появились новые лица.

Дело генерала Колтунова вызвало негативную реакцию в верхушке министерства.

Еще документ, которым располагает редакция, - аналитическая записка одной из спецслужб, подготовленная для премьера. В ней указывается на то, что "особую тревогу у генералов МЧС в связи с интересом правоохранительных органов к Колтунову вызывает возможность следствия установить все схемы проведенных зачетов, финансирование строительства личных коттеджей в городке руководства на Рублево-Успенском шоссе, в поселке Барвиха, а также разглашение методов деятельности службы безопасности МЧС, ее связи с криминалитетом". Неоднократно обсуждалось, читаем в документе, что "если Колтунова возьмут, он всех сдаст".

В той же записке (датированной февралем этого года) сказано: "Ближайшее окружение министра считает, что указанное дело может повлечь удар по личной популярности С.К. Шойгу, что крайне нежелательно для политических планов команды". Вот так непродуманная коммерческая сделка с нефтью дала толчок и для нешуточной политической интриги. Все ковровые дорожки ведут наверх...

По инструкциям МЧС финансовые документы на подобные операции с использованием взаимозачетов могут подписывать только министр и его замы. Можно предположить, что Сергей Шойгу не знал об этих сделках Колтунова и Миновича, а его окружение доверчиво не проверяло генерала.

Выясняется, в письме премьеру Скуратов об этом говорит: "СКВМ-30000" в качестве поставщика в оборонном заказе вообще не значилась, а из этого следует, что в сделках МЧС фирма Миновича участвовала незаконно.

Интересно все-таки, какой будет конец у этой истории, сегодня после всех запутанных операций с взаимозачетами трудно определить, кому же нанесен ущерб: министерству (оно, как известно, не истратило ни одного живого рубля), ЛУКойлу (нефть оставалась у него) или государству? Одно лишь можно сказать точно: МЧС в долговой яме, больше же всех пострадала семья генерала Колтунова, для нее обыск в квартире был подобен взрыву. Что ж, иногда чрезвычайные ситуации создают и офицеры МЧС.