Если расследование

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Чиновники нагрели руки на дефолте

Справка из правоохранительных органов в изложении "НГ"  
[См. также:  "Справка Примакова""Письмо Маслюкова Третьякову" - прим. Компромат.Ру]

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::25.02.99, "Если расследование изложенных фактов будет возобновлено по прямому указанию правительства…"

Правоохранительные органы  знают о коррупции не только в прежних составах правительства, но и в нынешнем – они не знают одного: что с этим знанием делать

Татьяна Кошкарева, Рустам Нарзикулов

Близится весна – все больше парней в черных масках атакуют офисы частных компаний не только в Москве, но и в других городах. Сезон борьбы с коррупцией открыт. 

Сами по себе антикоррупционные намерения властей похвальны и замечательны. Однако очевидная сезонность этой кампании не может не настораживать. В самом деле, псевдоборьбу со злоупотреблениями высших чиновников российское общество уже наблюдало не раз и не два. Но всякий раз благие намерения государства уходили в песок. Может быть, в наши дни властям повезет больше и они достигнут какого-нибудь успеха.

У нынешнего всплеска борьбы с коррупцией есть три опасности. Во-первых, как всякая кампания, она рискует сойти на нет через какое-то время и превратиться в очередное мероприятие для галочки. Во-вторых, нежелание мириться со злоупотреблениями может вылиться в конце концов в борьбу, ведущуюся против одной политической группировки в интересах другой, или других, в результате чего побеждается не коррупция (она, напротив, остается и даже укрепляется). Наконец, в-третьих, нынешнее руководство страны может воспользоваться данной ситуацией и начать сводить счеты со своими предшественниками. При этом обструкции подвергнутся не столько личности, управлявшие государством некоторое время назад, сколько идеи, носителями которых и являются  бывшие высокопоставленные чиновники. И все это в сумме может полностью подменить собой работу по налаживанию собственно экономической деятельности правительства.

Призрак всех трех опасностей приобретает более предметное  очертание, если ознакомиться с потаенной мотивацией, которая во многом движет нынешней антикоррупционной кампанией. В распоряжении «НГ» оказалось несколько документов, самым прямым образом связанных с последними громкими коррупционными скандалами. Стиль, которым изложены эти документы, дает определенное представление о том, кому они адресованы, кто их готовил и подписывал. Чтобы не мучить читателя, сразу скажем, что содержание этих документов доведено до сведения президента и премьер-министра страны.

Из этих документов следует – правительство, если все-таки всерьез ввяжется в борьбу с коррупцией, обнаружит то, что давно известно правоохранительным органам. А именно: претензии в личной нечистоплотности с одинаковым успехом можно предъявлять как прежней власти, так и некоторым представителям нынешнего руководства России, как левым политикам, так и их оппонентам, как бывшей советской номенклатуре, так и реформаторам-демократам. Вывод, который следует из содержания документов, крайне неутешителен. Сегодня в России нет ни одной значимой политической силы, ни одного органа власти, ни одного ведомства, которые были бы свободны от взяточников, воров и вообще людей, явно не отягощенных моральными запретами.

С этой точки зрения возникает закономерный вопрос: какую цель преследуют лица, начавшие новый виток борьбы с коррупцией? Очевидно, что не экономическую, поскольку изобличением взяточников нельзя преодолеть экономический кризис. И столь же очевидно, что цель в данном случае преследуется политическая – усилить государственную власть, вернуть ей доверие. Но как можно усилить государство и государственную власть, если она вся насквозь, сверху донизу коррупционно прогнила? Есть ли ответ на этот вопрос у инициаторов нынешней антикоррупционной кампании?

Скорее всего, нет. Доказательством тому служит тот факт, что до сих пор содержащаяся в документах информация не обнародована, хотя вся она давно известна сотрудникам правоохранительных органов. Два их трех цитируемых ниже документов посвящены событиям 17 августа и тем фактам, которые предшествовали этой дате.

Дело ГКО

«МВД России совместно с Генеральной прокуратурой и Счетной палатой РФ продолжает работать по установлению причин финансового кризиса и лиц, виновных в этом. В результате принятых мер возбуждено три уголовных дела.

Работа ведется по следующим основным направлениям:

- изобличение высших должностных лиц Центрального банка и Министерства финансов РФ, злоупотреблявших служебным положением в целях получения незаконных доходов от участия в торгах на Московской межбанковской валютной бирже с Государственными краткосрочными облигациями (ГКО);

- проверка результатов аукционов с ГКО, проведенных на невыгодных для государства условиях, ущерб от которых составил 16 миллиардов новых рублей;

- Установление обстоятельств растраты руководителями Банка России 4, 8 миллиарда долларов США, полученных в виде стабилизационного кредита от Международного валютного фонда».

Автор этого документа называет «целый ряд руководителей федеральных министерств и ведомств», лично участвовавших в торгах с ГКО в качестве физических лиц: «Среди них бывший министр промышленности (фамилия), бывший заместитель секретаря Совета Безопасности при президенте РФ, а ныне заместитель министра обороны (фамилия), заместитель министра финансов (фамилия), бывшие заместитель министра государственного имущества (фамилия), заместитель председателя Госкомитета по строительной, архитектурной и жилищной политике (фамилия) и другие».

Однако, свидетельствует текст документа, это не главные фигуранты уголовного дела по ГКО. Гораздо большее внимание правоохранительные органы уделили такой ранее выдающейся фигуре на финансово-денежных рынках, как один из бывших первых зампредов  ЦБ: «В частности установлено, что (фамилия), занимая должность первого заместителя председателя Центрального банка, имел в нескольких коммерческих банках рублевые и валютные счета, на которые зачислялись средства, полученные от ГКО. Только на его рублевый счет № ..., открытый в Автобанке, за 1998 год поступило 11 крупных платежей. За 1997 год соответственно 6 платежей и 1996 год – 12 платежей на общую сумму около 560 миллионов неденоминированных рублей. На валютный счет (фамилия), открытый в этом же банке, поступило более 42 тысяч долларов США. Кроме того, на валютном счете в Мосбизнесбанке у него находилось еще 50 тысяч долларов США».

Далее в документе изложены некоторые обстоятельства сделки по купле-продаже Центробанком недостроенного 15-этажного здания по адресу: г. Москва, ул. Житная, строение 10: «Установлено, что указанное здание Центральный банк в начале 1996 года продал акционерному обществу «Корпорация развития территорий» за 2, 8 миллиарда неденоминированных рублей, а через полгода выкупил его обратно в том же состоянии, но уже за 203 миллиарда неденоминированных рублей. Имеются сведения, что средства от  этой сделки были присвоены ее участниками».

Правоохранительные органы вменяют в вину бывшему руководству ЦБ и действия по «незаконному переводу валютных средств» в зарубежные банки: «Так, по информации МВД России, в Бостоне и Нью-Йорке арестованы 14, 8 миллиона долларов США, находящиеся на счетах российских граждан. Решается вопрос о переводе всей суммы во Внешторгбанк. Кроме того, во взаимодействии с МВД Франции установлен личный счет руководителя одного из крупнейших коммерческих банков России, на котором находится  10, 4 миллиона долларов США, полученных от криминальной деятельности. В рамках расследуемого уголовного дела приняты меры по блокированию счета и возврату средств в Россию».

Заканчивается документ фразой: «Оперативно-розыскные и другие мероприятия по указанным направлениям продолжаются. Докладывается в порядке информации». Может быть, эти слова и объясняют, почему раскрытые факты до сих пор не обнародованы. Скорее всего, процитированное нами письмо на имя одного из руководителей государства – это лишь верхушка айсберга. И последующие оперативно-розыскные мероприятия могут привести к новым финансово-политическим сюрпризам.

Не только Центробанк, но и Минфин

Прежде чем приступить к цитированию второго письма, адресованного другому руководителю государства, обратим внимание на следующее обстоятельство. Хотя и первый, и второй документы посвящены одним и тем же уголовным делам, в них содержится различная фактура. Безусловно, документы датированы различными числами. Но вопрос все же остается – неужели в России на долю каждого конкретного руководителя приходится своя конкретная дола правды? И вообще, знает ли хотя бы один из этих руководителей всю правду в полной объеме?

Второй документ сообщает, что те же самые ведомства – МВД России совместно с Генпрокуратурой и Счетной палатой – «продолжают работу по установлению причин возникновения финансового кризиса, приведшего к развалу банковской  системы страны и падению курса национальной валюты». Автор документа пишет: «Установлено, что ряд высших должностных лиц главного кредитного и финансового учреждений страны, имея доступ к конфиденциальной информации о курсовой стоимости ГКО и условиям торгов, сами принимали в них активное участие, влияя при этом на повышение или понижение  стоимости ценных бумаг. Для этого они открывали инвестиционные счета на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) и проводили активные операции на рынке ГКО как самостоятельные дилеры.  Полученные от этого доходы переводили на личные счета в банки, «отмывая» таким образом незаконно нажитые средства. По данному факту Генеральной прокуратурой РФ 2 ноября 1998 года возбуждено уголовное дело по признакам ст. 174 ч. 2 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем)».

И здесь в документе называются известные  публике имена финансовых и банковских чиновников: «Среди них – бывший первый заместитель министра финансов России (фамилия), заместитель министра (фамилия), руководители ряда департаментов этого министерства (фамилия), (фамилия), (фамилия), бывшие заместители председателя Центрального Банка России (фамилия), (фамилия), начальник департамента ЦБР (фамилия), руководители других министерств и ведомств».

Как и в первом документе, руководство ЦБ обвиняется в растрате кредита МВФ на 4, 8 миллиарда долларов США: «В своем отчете Государственной Думе бывший председатель Центробанка Дубинин С.К. заявил, что деньги, полученные от МВФ, находятся на счете Банка России в Федеральном резервном банке США. На самом деле большая часть валюты использовалась на покупку ценных бумаг, в основном низколиквидных казначейских обязательств США, которые впоследствии были проданы с убытком».

В тексте документа утверждается, что сорок чиновников ЦБ в 1996-1998 годах «неоднократно использовали на свои нужды валюту, выделяемую на служебные цели». Напомним, что этот факт впервые был обнародован в знаменитом письме Юрия Скуратова на имя Геннадия Селезнева, написанной за несколько  часов до отставки генпрокурора страны.

Кстати, с учетом тех сведений, которые сегодня публикует «НГ», отставка Скуратова предстает в несколько ином свете, чем раньше.  Ведь за письмом Скуратова Селезневу могли последовать другие послания (возможно, другим адресатам) с подробным изложением фактов, которые содержатся в цитируемых нами документах. И мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что информация подобного рода из уст генпрокурора могла бы дестабилизировать политическую ситуацию в России. Хотя б уже потому, что многие фигуранты  дела о ГКО и других дел до сих пор занимают высокие посты и не думают добровольно отправляться в отставку. Согласитесь, это более чем странно, когда бывший министр юстиции Ковалев до суда посажен в тюрьму, в то время как люди, подозреваемые в гораздо более тяжелых финансовых преступлениях, не только находятся на свободе, но даже продолжают руководить своими ведомствами.

Бизнес вице-премьеров

Прежде чем цитировать третий документ, заметим, что в отличие от первых двух его адресатами не являются руководители государства. Это скорее текст из внутренней переписки правоохранительных органов. Тем не менее, учитывая предыдущие места работы многих нынешних руководителей правительства, мы можем предположить, что эта информация не является для них, в том числе и для премьер-министра, секретом. А после того, как читатель ознакомится с выдержками из третьего документа, надеемся, у него не возникнет вопроса, отчего премьер-министр, возможно, зная о фактах злоупотребления, предпочитает их не обнародовать.

Подписант третьего документа свидетельствует: «Дополнительной проверкой установлено, что действия (фамилия) (нынешний вице-премьер российского правительства – «НГ») в сделке со швейцарской фирмой «Нога» нанесли прямой ущерб для бюджета. Он выражается в форме разницы между стоимостью поставленных инопартнеру нефтепродуктов и ценой импортированных через фирму «Нога»  товаров, которая превышает 150 миллионов долларов США ( по более полным данным – около 500 миллионов долларов США). Это подтверждается как заключениями правительственной комиссии, так и актами проверки, проведенной аудиторской фирмой «Прайс Уотерхаус». Исследование документов показало, что действия (фамилия) носили осознанный и систематический характер».

Далее в документе говорится о коммерческих интересах одного из нынешних первых вице-премьеров: «Проверкой установлен ряд коммерческих фирм, в которых принимал участие (фамилия) и его родственники. В их числе ЗАО «Югтрастинвест», ТОО «СтиФ», промышленно-торговое АО «Сокол» (г. Воронеж), «Независимый Институт оборонных исследований» (г. Калининград МО). Согласно оперативной информации, требующей дополнительной проверки, прямое и косвенное участие в доходах указанных фирм со стороны (фамилия) сохраняется до сих пор. Кроме того, отмечены случаи лоббирования (фамилия) интересов указанных фирм в форме обеспечения их крупными коммерческими заказами.

В результате оперативных мероприятий нашли подтверждение данные о наличии с 1995 года устойчивых неформальных связей  между (фамилия), (фамилия) (вице-премьер правительства – «НГ»), (фамилия) (зампред комитета Думы, член КПРФ – «НГ»), и (фамилия) (генеральный директор крупной страховой компании – «НГ») с (фамилия) и (фамилия), которые в настоящее время являются консультантами (фамилия) (первый вице-премьер правительства – «НГ»). Установлено, что в результате этих связей был проведен ряд незаконных сделок, в результате чего нанесен значительный ущерб государству».

Поразительно, но документ прямо обвиняет руководство КПРФ в получении доходов, основанных на тесных связях высокопоставленных коммунистов с Минфином и другими государственными ведомствами. Так, в частности, в 1995-1997 годах, как утверждает автор документа, руководству КПРФ «было передано около 2, 5 миллиона долларов США, из которых часть – наличными, а часть переведена на зарубежные счета через банк «Луидор», принадлежащий (фамилия) и (фамилия) (оба консультанты одного из нынешних первых вице-премьеров – «НГ»). Кроме того, указанные средства использовались для оплаты многочисленных дорогостоящих поездок руководителей КПРФ с семьями на юг Франции, где они проживали на вилле (фамилия), в Англию, Швейцарию, Австралию и др. Поездки и подарки обошлись примерно в 450 тысяч долларов США».

Исторически сложилось так, что одной из самых скандальных тем в российских финансах всегда была тема долгов третьих стран.  Не стала исключением и деятельность одного из нынешних первых вице-премьеров. Как написано в третьем документе, «документально доказано, что в настоящее время средства, полученные в результате незаконной сделки, ставшей предметом уголовного расследования по делу ВПК МАПО, прошли через ряд «отмывочных» структур и используются через Гайдамака А.А., проживающего во Франции, для завершения начатой в 1996 году (фамилия) сделки по продаже ангольского долга. Для прикрытия сделки (фамилия) (один из нынешних первых вице-премьеров – «НГ») выпустил в 1998 году правительственное постановление. Уже полученная и ожидаемая прибыль от нее составляет около 350 миллионов долларов США. Причем большая часть средств попадает не в бюджет, а на частные счета лиц, связанных с группой (фамилия), ( фамилия) и до. Преступный характер данной сделки заключается в том, что Россия продает долг Анголы, составляющий 6 млрд. долларов США, доверенным посредникам всего за 70 млн. долларов США. Посредники, в свою очередь, продают этот долг правительству Анголы, которое выделило на эти цели около 400 млн. долларов США, в том числе и в виде нефти и нефтепродуктов. Разница, составляющая 330 млн. долларов США, будет распределена между участниками группы».

В отличие от первых двух документов, концовка третьего несколько обескураживает. Как выясняется, правоохранительные органы не берут на себя смелость довести до конца расследование фактов деятельности двух вице-премьеров нынешнего правительства. В третьем документе по этому поводу говорится: «Пресечь подобное развитие событий возможно в случае, если углубленное расследование фактов, изложенных выше, будет возобновлено по прямому указанию руководителя правительства и будет находиться под его непосредственным и прямым контролем.

Расследование фактов, связанных с лоббированием интересов подконтрольных и дружественных структур со стороны (фамилия) (вице-премьер правительства – «НГ») в плане распределения доходов, получаемых от распределения зарубежной гуманитарной помощи и от реализации соглашения с Украиной, продолжается… О результатах будет доложено дополнительно. Докладывается в порядке информации».

Избирательная демократия и избирательная коррупция 

Понять, почему правоохранительные органы лишь робко намекают на возможность «углубленного расследования фактов», можно. Ответ содержится в третьем документе. Его подписант не исключает, что процитированная выше информация может быть «использована в политических целях для нанесения ущерба репутации правительства РФ». Правильно все понимают в правоохранительных органах. Если хотя бы одно из действительно громких дел о коррупции будет доведено до конца, то ни о каком доверии к власти не может быть и речи.

Причем не только нынешней, но и власти предыдущей. Самое важное, что уже сейчас может быть дискредитирована и власть будущая. В России открыто говорят о возможном грядущем приходе коммунистов на первые роли в государстве. В последнем из процитированных нами документов много говорится о связях руководства КПРФ с группой лиц, подозреваемых в нарушении закона. И то, что расследование этих фактов не ведет ни к какому конкретному результату, не стало для «НГ» большой неожиданностью.

В этой связи вспомним публикацию в нашей газете сенсационного по фактуре материала «Кто финансирует КПРФ?» («НГ», origindate::05.12.98). В той статье утверждалось, что КПРФ финансируется в том числе и за счет средств госбюджета. Ответом на ту публикацию стало оглушительное молчание. От «НГ» не потребовали ни извинений, ни опровержений, ни судебного разбирательства. Та статья не привлекла внимания и официальных властей. И даже тех политических сил, которые называют себя противниками КПРФ. Совершенно не исключено, что и эту статью ждет та же участь.

Мы получаем все новые доказательства того, что не только в стане демократов и либеральных рыночников есть казнокрады и мздоимцы. В финансовых злоупотреблениях подозреваются и левые. Однако если правоохранительные органы не идут дальше несмелого высказывания своих подозрен по отношению к влиятельным коммунистам, а предпочитают доводить до логического конца  только «реформаторские» уголовные дела, то с определенной долей уверенности можно сказать, что очередная кампания по борьбе с коррупцией носит ярко выраженный политический характер.

То есть реальностью становятся две из трех опасностей борьбы с коррупцией, о которых мы писали в самом начале статьи. Во-первых, борьба ведется против прежнего руководства страны и против идей, им декларировавшихся. Во-вторых, борьба с коррупцией ведется все-таки в интересах одной политической группировки против другой. А если это правда, то легко спрогнозировать, чем закончится нынешняя антикоррупционная кампания. За решетку сядут коррупционеры – оппоненты нынешнего правительств, а парни в черных масках будут избирательно атаковать офисы частных компаний, старательно обходя некоторы супердорогие особняки, в прихожих которых на видном месте лежат томики Ленина.

В заключение отметим, что «НГ» процитировала избранные места из антикоррупционных документов российских правоохранительных ведомств, да и то далеко не из всех, исключив лишь реальные фамилии конкретных фигурантов этих бумаг, ибо мы не ставим себе целью поднимать скандал вокруг отдельн Кроме того, мы не собираемся представлять дело так, что с трудом добыли процитированные нами документы или провели самостоятельное расследование, осчастливив мир и открыв ему нравы, царящие на вершинах власти. Антикоррупционные материалы были всего лишь  переданы в редакцию «НГ». Однако от этого значение, пусть и ужасающее своим содержанием, изложенных фактов не становится меньше.

Сегодняшняя публикация в «НГ» не только усложняет для Евгения Примакова общеполитическую проблему борьбы (реальной или мифической) с коррупцией, но и ставит перед ним дополнительные политические вопросы. С одной стороны, содержание документов известно руководителям государства. А с другой – мы не уверены, что по этим материалам собирались или собираются принимать какое-то решение (тем более, что сейчас в России вообще нет генерального прокурора). Очевидно, что если подобное решение и будет принято, то сделать это должны либо президент, либо премьер.

Отметим и другое – премьер-министр Евгений Примаков несколько раз публично повторял, что доволен работой всех своих, без исключения, заместителей и не собирается никого увольнять в угоду чьим-то политическим интересам. Не означает ли это, что с учетом существования в природе антикоррупционных, процитированных «НГ» документов, премьер-министр становится заложником своего собственного лозунга о несменяемости его заместителей? У Евгения Примакова тяжелый выбор: либо он должен подтвердить верность своим собственным словам, но при этом закрыть глаза на публичное обсуждение фактов коррупции, либо все-таки пойти на какие-то кадровые решения, отказавших от первоначальных деклараций.