Есть такая профессия – "заказ" исполнять

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", origindate::09.03.2007

Есть такая профессия – «заказ» исполнять

Листьев, Холодов, Старовойтова, Хлебников, Политковская, Козлов… Кто следующий в списке киллеров?

Ольга Питиримова

В середине 90-х Россию захлестнула волна заказных убийств, жертвами которых становились, в основном, новоиспеченные предприниматели и представители криминального мира. В киллерах тоже недостатка не наблюдалось – их практически в неограниченных количествах поставляла Чечня, Абхазия и Афганистан, в лице профессиональных военнослужащих-снайперов. Но шли годы, бывшие бандиты занялись бизнесом и научились решать проблемы цивилизованным путем. Однако спрос на профессиональных убийц по-прежнему высок, несмотря на то, что к физическому устранению конкурентов сегодня прибегают лишь в самых крайних случаях.

Мы решили выяснить, что же собой представляет портрет «киллера нашего времени». Как оказалось, его собирательный образ в современном мире объединяет целую группу людей, действия которых направлены на то, чтобы лишить другого человека жизни.

Кто?

Как нам рассказали в правоохранительных органах, пик заказных убийств пришелся на 1994 год, когда в течение двенадцати месяцев на московских улицах было совершено 500 (!) аналогичных преступлений. Тогда практически любой мог взять в руки оружие и пойти убивать. Впрочем, здесь, как и в любом другом деле, квалифицированные специалисты ценились всегда.

Итак, всех исполнителей заказных убийств можно условно разделить на две категории: высококлассные мастера своего дела и дилетанты. К первым относятся бывшие военнослужащие, прошедшие спецподготовку и обладающие навыками оперативной работы. Здесь достаточно вспомнить «киллера №1» Сашу Македонского (Александр Солоник) и знаменитого палача «ореховских» Сашу-Солдата (Александр Пустовалов), который впоследствии стал убийцей легендарного Солоника. Сюда же можно отнести и завершивших спортивную карьеру биатлонистов. Так, одно время председатель российской федерации биатлона Александр Тихонов проходил чуть ли не исполнителем устранения небезызвестного авторитетного предпринимателя Отари Квантришвили. Напомним, что Отари был убит снайперским выстрелом с крыши дома – а Тихонов попал под «колпак» следствия именно из-за своих призов по практической стрельбе. Кроме того, как выяснилось, он хорошо знал покойного.

Одно время также ходили слухи о женской киллерской бригаде – биатлонистках из Прибалтики. Якобы, они приезжали в нужный город, отрабатывали заказ и спокойно возвращались назад. Впрочем, эта версия так и осталась на уровне легенды, поскольку так никогда и не нашла подтверждения.

Профессиональные убийцы стоят очень дорого – о том, от чего зависит цена акции, мы поговорим ниже. Поэтому и существуют еще неквалифицированные исполнители – из Казани, Рязани, Украины. Они обычно не торгуются и могут осуществить заказ за 300-500 долларов. Но здесь всегда велик риск для заказчика преступления – если киллер попадает в руки правоохранительных органов, он может сдать всю цепочку. Поэтому эта категория убийц является потенциальным «пушечным мясом» и, как правило, после окончания операции подлежит уничтожению. А есть и такие, кто готов убить за бутылку водки – но подобные преступления чаще относятся к бытовым, легко раскрываются, и поэтому мы здесь не будем о них упоминать.

Способ устранения обычно выбирает сам киллер. Это зависит от того, насколько легко приблизиться к жертве. По словам оперативников, занимающихся раскрытием подобных преступлений, снайперы сейчас бывают востребованы крайне редко: в настоящее время мало кто использует серьезную охрану и, в большинстве случаев, желаемого результата можно добиться менее дорогостоящим путем – например, при помощи выстрела из пистолета или взрыва. Кроме того, сейчас существует специальная техника, позволяющая на расстоянии до 300 метров (предельная дистанция для выстрела из СВД – прим. автора) засечь притаившегося в засаде снайпера, что, соответственно, повышает риск для самого стрелка.

Можно еще организовать несчастный случай, но это будет стоить заказчику в несколько раз дороже, поскольку в России специалистов такого уровня насчитываются буквально единицы. А в последнее время, по мнению сотрудников правоохранительных органов, профессиональные убийства совершаются группой лиц численностью 3-5 человек, где существует четкое распределение обязанностей. И задача подручных непосредственного исполнителя – отследить жертву и выяснить ее привычки, обеспечить отход убийцы после совершения акции, позаботиться об оружии, документах и принять прочие необходимые меры.

Cегодня во многих серьезных организациях – банках, казино и прочих – существуют специальные подразделения, обычно именуемые службой безопасности. Но при этом мало кому известно, что в этих структурах числятся люди, получающие регулярную зарплату за организацию убийств. На самом деле они, конечно, заняты какой-нибудь официальной работой вроде слежки или сбора информации, однако суть от этого не меняется. На подобную работу обычно идут бывшие сотрудники силовых структур, причем основным критерием отбора является умение кандидата держать язык за зубами – в этом случае, информация дальше исполнителя, как правило, не идет.

За что?

По мнению известного московского адвоката Валерия Карышева, большинство заказных убийств напрямую связаны с деньгами. За ними следуют личные мотивы, когда убийство совершается на бытовой почве. И, наконец – убийство из мести, что, хоть и нечасто, но случается.

На первом месте в списке жертв находятся банкиры. Последний яркий пример – убийство первого зампреда ЦБ РФ Андрея Козлова. За финансовыми работниками следуют представители уголовного мира. Затем политики. Последних, кстати, убирают чаще опять же из-за финансов. Ходят слухи, что депутат Государственной Думы Сергей Юшенков погиб за партийные деньги, которые были выделены Борисом Березовским для каких-то лишь ему одному известных целей.

На четвертом месте стоят «ошибочные» убийства, когда жертву убирают только потому, что она просто похожа на заказанного человека. И, наконец, идет так называемая «бытовуха», когда мужья, жены, дети и родители заказывают друг друга из-за имущества.

А вот самые громкие преступления, совершенные из мести – убийства Пола Хлебникова и Анны Политковской. Можно почти с уверенностью предположить, что именно это чувство стало причиной гибели двух известных журналистов. Политковская, например, занималась разоблачениями «милицейских» преступлений в Чечне и с ней вполне могли поквитаться герои ее публикаций. А по убийству Хлебникова вообще было целых два мотива – интервью с чеченским полевым командиром Хож-Ахмедом Нухаевым и пресловутый «золотой список». Что касается второй версии, то, вероятно, перечень российских миллионеров мог вытащить на белый свет теневых олигархов, которые вовсе не были заинтересованы в обнародовании своих доходов, в результате чего у них возникли проблемы с налоговыми и другими государственными органами.

Главное – обеспечить отход

Как и у любого профессионала, у наемных убийц существует своя система безопасности и свои приемы работы. По словам Валерия Карышева, в свое время Александр Солоник, будучи его подзащитным, поделился собственной техникой выживания. Например, Саша Македонский никогда не пользовался лифтом. Кроме того, он не хранил оружие в той же квартире, где жил – для этой цели Солоник снимал жилплощадь по соседству. Это, кстати, в 1994 году спасло его от ареста – когда его в первый раз приехали брать, он перелез со своего балкона на балкон соседней, снятой им же, квартиры и по березе спустился с другой стороны дома. Кроме того, «киллер №1» всегда оставлял в своей квартире определенные «маячки», благодаря которым мог по возвращении определить, не побывали ли у него дома незваные гости.

Профессиональный убийца, как правило, всегда заботится о надежном оружии. Для переговоров же с заказчиком у него обычно используется посредник. В совокупности с посредником от «клиента» это образует целую цепочку, в которой выпадение одного звена гарантирует безопасность остальным. Гонорар стрелка составляет, по некоторым данным, от 10 до 30 тысяч долларов. Эта сумма устанавливается в зависимости от общественного положения жертвы и от того, сколько времени после совершения убийства исполнителю придется провести «на дне». Впрочем, в наше время «крутые» киллеры предпочитают работать под прикрытием серьезных структур и получать там, в ожидании очередного заказа, стабильную ежемесячную зарплату.

Беспроигрышный вариант

Как показывает практика, заказные устранения раскрываются достаточно редко. На сегодняшний день так и остались нераскрытыми убийство Холодова, Листьева, Хлебникова, Политковской… Этот список можно продолжать до бесконечности. Людей, подозреваемых в совершении преступления, арестовывают и даже, случается, доводят дело до суда, однако в итоге предполагаемые убийцы оказываются на свободе.

Например, по делу об убийстве Дмитрия Холодова, погибшего от взрыва в октябре 1994 года, в свое время были задержаны шестеро подозреваемых – бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских, командир спецотряда ВДВ Владимир Морозов, его заместители Александр Сорока и Константин Мирзаянц, а также заместитель гендиректора частного охранного предприятия «Росс» Александр Капунцов и предприниматель Константин Барковский. Все они были впоследствии оправданы за недоказанностью улик, а Поповских даже отсудил у государства компенсацию морального ущерба.

Исполнители и заказчики убийства Владислава Листьева, убитого 1 марта 1995 года в подъезде собственного дома, до сих пор не найдены, несмотря на то, что следствие считает самой вероятной версию, связанную с деятельностью известного телеведущего в должности руководителя ОРТ. По делу об убийстве главного редактора русскоязычной версии журнала Forbes Пола Хлебникова, застреленного в июле 2004 года неподалеку от редакции, правоохранительные органы задержали двух уроженцев Чечни – Казбека Дукузова и Муссу Вахаева, а также московского нотариуса Фаиля Садретдинова. Они обвинялись в непосредственном совершении преступления, однако суд присяжных оправдал подсудимых, которые незамедлительно были освобождены из-под стражи прямо в зале суда. В настоящее время, правда, прения по делу возобновились, но надежда на установление истины тает с каждым днем. Убийство же Галины Старовойтовой хоть и раскрыто, однако заказчик так и не найден.

Да что уж тут говорить о заказчиках! Доказать заказное убийство очень трудно, равно как и принадлежность человека к организованной преступной группе. И правоохранительные органы это прекрасно осознают. Не случайно бывший Генеральный прокурор Владимир Устинов как-то сказал в интервью прессе, что большинство заказчиков по крупным убийствам следствию, мол, известны – вот только подобраться к ним невозможно. В ходе подготовки материала нам довелось пообщаться с представителями прокуратуры и поинтересоваться у них, на каком этапе находятся расследования самых громких (и не только) заказных убийств последнего времени? Ответ оказался предсказуем и неинтересен – ищем. Кого? Как? Даже по прошествии многих лет эти вопросы так и остаются без ответа. Возможно, просто нечего сказать?

Зато сейчас хорошо расследуются дела, связанные с покушениями. Например, заказчик нанимает киллера, а тот решает сыграть на обе стороны и приходит к жертве с предложением не выполнять заказ и назвать имя врага – за дополнительную плату, естественно. В большинстве случаев после подобного заявления напуганная жертва обращается в милицию, и организатора преступления отправляют за решетку. А киллер при этом получает минимальный срок или вообще проходит по делу как свидетель – за чистосердечное признание и активную помощь следствию.

P.S. Вот и получается, что образ этакого супермена-убийцы со снайперской «оптической» винтовкой, сложившийся в популярной литературе и головах обывателей – не более, чем миф. По крайней мере, в наши дни, где подобный индивидуум долго не протянет: либо его уберут заказчики, либо отловит милиция или ликвидирует засекший оптический прицел сотрудник ФСО. А бригада – это уже и гарантия, и защита. Как в волчьей стае, которая убивает до тех пор, пока не найдется кто-то сильнее. По логике, в роли последнего должно было бы выступать государство. Но вот только пока перевес, к сожалению, далеко не на его стороне…