Еще два месяца

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Еще два месяца Проведет в СИЗО Михаил Ходорковский

" Крупнейший совладелец нефтяной компании "ЮКОС" Михаил Ходорковский останется в следственном изоляторе до 25 мая. В пятницу Басманный суд Москвы удовлетворил очередное ходатайство Генпрокуратуры о продлении срока содержания олигарха под стражей. Впервые допущенным в зал суда журналистам Ходорковский сообщил, что пока у него "все хорошо".

        Ходорковского задержали 25 октября 2003 г. в Новосибирске. Генпрокуратура предъявила ему обвинение по шести статьям Уголовного кодекса - от мошенничества до уклонения от уплаты налогов и подделки документов. Басманный суд в тот же день санкционировал заключение Ходорковского под стражу до 30 декабря, а 23 декабря продлил этот срок до 25 марта 2004 г. Схожие обвинения предъявлены другому совладельцу "ЮКОСа" - Платону Лебедеву, который также находится в СИЗО. Генпрокуратура оценивает ущерб от действий Ходорковского и Лебедева в $1 млрд, не считая невыплаченных налогов. В неуплате налогов обвиняются также другие совладельцы "ЮКОСа" - Михаил Брудно и Леонид Невзлин, находящиеся за границей и объявленные в розыск. Василия Шахновского, возглавлявшего компанию "ЮКОС Москва", суд в феврале признал виновным в неуплате налогов, приговорил к одному году лишения свободы в колонии-поселении и отпустил на свободу "в связи с изменением обстоятельств".
        Поскольку срок следствия по делу Ходорковского заканчивается 30 мая, Генпрокуратура обратилась в суд с ходатайством продлить до 25 мая и срок заключения нефтяного магната. В отличие от декабрьского заседания суда, оставившего бывшего совладельца "ЮКОСа" под арестом до 25 марта, рассмотрение просьбы прокуратуры в минувшую пятницу проходило в открытом режиме - в зал суда допустили четырех журналистов, в том числе и корреспондента "Ведомостей".
        Самого Ходорковского доставили в здание суда заранее, еще до приезда адвокатов и первых репортеров. Перед дверью, ведущей в зал заседаний, выстроилось пятеро бойцов спецназа с автоматами и дубинками. За две минуты до назначенного часа в зал с кипой бумаг в руках вбежал прокурор Валерий Лахтин. Он, как всегда, разговаривал по мобильному телефону.
        - Там есть волшебник, - пристав выразительным жестом указал журналистам на дверь с табличкой "Федеральный судья Андрей Расновский". - Вот он даст команду, мы вас пустим!
        В это время автоматчики оттеснили толпу корреспондентов и в конце коридора появился пристегнутый наручником к спецназовцу миллиардер в спортивной куртке, зеленом свитере и черных джинсах. Он улыбнулся журналистам и прошел в зал. В зале, где поместились всего 15 человек, включая подсудимого, четверых спецназовцев и журналистов, Ходорковского от присутствующих отделяла металлическая "клетка" метр на два. Судье он отвечал стоя, односложно, вежливо и без тени агрессии. Сложность у экс-совладельца "ЮКОСа" вызвал лишь вопрос о том, где он работал на момент задержания. До того отвечавший без запинки, миллиардер на секунду задумался.
        - Я работал председателем правления общественной организации "Открытая Россия" и членом совета директоров нефтяной компании "ЮКОС" на общественных началах, - наконец нашелся он.
        Покончив с вопросами подсудимому, судья начал принимать ходатайства сторон. Защитники, которым о пятничном заседании сообщили только в 17. 40 в четверг (сам Ходорковский, по их словам, узнал об этом и вовсе за несколько часов) , просили перенести заседание на вторник, 23 марта.
        - Доступа в СИЗО вчера ни для сотрудников прокуратуры, ни для защитников не было из-за ремонта, - аргументировал просьбу защиты Генрих Падва, возглавляющий группу адвокатов Ходорковского. -   Мы не имели возможности встретиться с подзащитным.   В таком положении осуществлять защиту мы просто не можем! Если мне не будет предоставлено нормальное свидание с подзащитным, наедине, как того требует закон, осуществлять защиту сегодня я просто не смогу! - Лахтин и другой адвокат Ходорковского, Антон Дрель, сидя друг напротив друга, в это время увлеченно читали каждый свой экземпляр УПК. - Нам представляется, что такое ущемление прав защиты - намеренное.
        - Доводы защиты не основаны на конкретных нормах УПК, - сообщил Лахтин, закончив изучать законодательство. - К сожалению, защита не привела ссылок на конкретные нормы, которые были нарушены следователем [Салаватом] Каримовым и Генеральной прокуратурой. .. УПК требует, чтобы они были уведомлены. Они уведомлены, а период времени УПК не оговаривается. Так что доводов о нарушении права на защиту не имеется.
        На этом основании судья отказался переносить заседание, но дал защите час, чтобы увидеться с Ходорковским и ознакомиться с 400 страницами документов, принесенных Лахтиным. Ходорковский во время перепалки защиты и обвинения грустно смотрел в пространство прямо перед собой. Иногда он улыбался.
        - Михаил Борисович, почему Вы улыбаетесь, когда идет такой процесс? - поинтересовался у миллиардера в перерыве один из корреспондентов.
        - Вот когда заплачу, тогда будет плохо. А пока улыбаюсь, значит, все хорошо, - бодро ответил Ходорковский.
        После перерыва адвокат Карина Москаленко потребовала отвода судьи, поскольку у защиты, по ее словам, были "основания полагать, что судья лично или косвенно заинтересован в исходе дела". Ходорковский на вопрос судьи, согласен ли тот со своими защитниками, ответил, что считает отвод "бессмысленными упражнениями", а Лахтин заявил, что "защита пытается затянуть процесс", все ее доводы "не являются серьезными" и "оснований [для отвода судьи] нет". К тому же из его слов выходило, что 400 листов новых документов на самом деле старые. После непродолжительных раздумий судья постановил не отстранять самого себя от процесса.
        После этого стороны собрались было перейти к рассмотрению ходатайства прокуратуры по существу. Однако вместо изложения новых доводов, из-за которых Ходорковскому во второй раз следует продлить срок заключения, Лахтин почти час читал обвинение, предъявленное миллиардеру по существу. Освободить же олигарха под залог или домашний арест, выходило из его слов, по-прежнему никак нельзя, потому что он может оказать давление на свидетелей, скрыться от следствия, а также владеет "акциями в иностранных компаниях" и получил $5,144 млн дивидендов по своим акциям в 2002 г. и еще $18,980 млн - за девять месяцев 2003 г. К тому же, уверял прокурор, Ходорковский во время следствия "злоупотреблял встречами наедине с адвокатами", а дело в целом "представляет особую сложность".
        Требование оставить Ходорковского под стражей - "необоснованное" и "противозаконное", возразил Лахтину Падва, а судье следовало остановить прокурора, когда тот перешел к обвинениям по существу, потому что суд пока рассматривает лишь ходатайство о продлении срока содержания миллиардера под стражей.
        - Ему нужен суд, открытый, как можно скорее! - указав на Ходорковского, объявила Москаленко.
        - Прокурор же сам сказал, что [в материалах, представленных в пятницу Генпрокуратурой] нет ничего нового! - поддержал коллегу Василий Алексанян.
        Высказался и Ходорковский.
        - Статья 49 Конституции дает мне право не считать себя виновным, - заявил он. - Мне понятна абсурдность обвинений   Вся преступная деятельность, которая мне инкриминируется, носит сложно-экономический характер. Сложно утверждать, что я, выйдя [из СИЗО], буду уклоняться от налогов в составе ОПГ.   У суда нет оснований прислушиваться к необоснованным идеям прокуратуры!
        В 19. 10 суд удалился совещаться. Посовещавшись с собой почти полтора часа, судья Расновский постановил, что до 25 мая Ходорковский останется в СИЗО.
        - Мы знали, какое будет решение, еще до того, как сюда приехали, - делился грустью с журналистами после заседания удрученный канадский адвокат Ходорковского Роберт Амстердам. - Суд даже не пытается делать вид, что в деле есть что-то, кроме чистой политики.
- А в жизни Михаил Борисович ездил без мигалки. .. - сказал Дрель, глядя вслед автозаку с Ходорковским, который сопровождала машина с сиреной. - Мы безусловно будем обжаловать решение. Даже сам прокурор признал, что ничего нового для защиты [в мотивировке необходимости продления содержания под стражей] нет."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации