Жак Ширак соблазнитель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Три-минуты-включая-душ"

© "Коммерсант-Власть", origindate::26.09.2001

Жак Ширак -- серийный соблазнитель

Converted 12054.jpg

Благодаря мемуарам президентского шофера французы узнали, что, пока Жак Ширак увлеченно занимался беспорядочным сексом, его жена Бернадетт поджидала его, "как неаполитанская консьержка"

       Во Франции вышли в свет мемуары Жана-Клода Ломона, личного шофера Жака Ширака, почти целиком посвященные интимной жизни президента Франции. Книга под названием "Двадцать пять лет с ним" -- месть бывшего шофера французского президента, который по настоянию Бернадетт Ширак был в 1997 году уволен и отправлен в одну из тихоокеанских колоний Франции. Судя по книге, два самых известных до сих пор президента-эротомана -- Билл Клинтон и Франсуа Миттеран -- по сравнению с Шираком просто школьники. Секс был едва ли не основной движущей силой французского президента. "У него были партийные активистки, актрисы, журналистки... любые женщины, которые имели возможность на пять минут отвлечься от остальных дел",-- пишет Ломон, добавляя, что в штаб-квартире шираковской партии у женщин-сотрудниц для Ширака было прозвище "Три-минуты-включая-душ". Ломон открыл и секрет, почему с Шираком, который был в тот момент в Париже, никто не мог связаться сразу после гибели принцессы Дианы в августе 1997 года: Ширак был у одной из своих любовниц.

К настоящему моменту Елисейский дворец пока никак не откликнулся на публикацию мемуаров Ломона. Видимо, Жак Ширак по какой-то причине был временно недоступен.

***

"Через пять минут Ширак выходил оттуда с горящими глазами, перекрученными носками и сорочкой, заправленной в трусы."

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::18.10.01, "Секс с президентом Шираком? Это три минуты, включая душ"

Максим Чикин

Обложка скандальной книги о Шираке.

Обложка скандальной книги о Шираке

Жан-Клод Ломон четверть века был личным шофером Жака Ширака. Хозяин менял посты - министр сельского хозяйства, председатель партии, мэр Парижа, премьер, наконец, президент Франции, а Ломон всегда был у руля - рядом с хозяином. За 25 лет он насмотрелся и наслушался всякого. А когда несколько лет назад его уволили, он пообещал, что теперь расскажет все, что знает.

Может, и не все, но многое. В результате во Франции только что вышла его книга «Двадцать пять лет с Ним». Ломон полагает, что его уволили по настоянию жены президента, Бернадетт. Эта книга - не месть Шираку, к которому он до сих пор испытывает уважение. Скорее возможность доставить несколько не совсем приятных часов президентше Франции. По приведенным ниже отрывкам из книги вы можете судить сами, насколько Ломону удалось поквитаться с первой леди.

Пивка - для государственного рывка?

Еще во время своего пребывания на посту премьер-министра Ширак пристрастился к шампанскому, причем пил только «Дом Периньон» - за день две бутылки. Потом, уже на посту президента, от этой благородной привычки пришлось отказаться, и он перешел на пиво. В своем кабинете Ширак распорядился поставить бочку, чтобы в любой момент можно было налить кружечку. [...]

Супругу трудно запомнить в лицо

Дочь Ширака Клод, став папиным консультантом «по имиджу», пользовалась в Елисейском дворце практически неограниченным влиянием, ее мать отошла на второй план. Поди упомни, что она вообще существует...

Однажды во время церемонии вручения орденов Почетного легиона Бернадетт смешалась с толпой лауреатов и по бесконечным лестницам и переходам попала вместе с ними в зал. Президент, обходя награждаемых, каждому жал руку и поздравлял. Дошла очередь и до Бернадетт. Ширак, у которого эта церемония дошла уже, видимо, до автоматизма, пожал жене руку и спросил: «А вас как зовут?» - «Но Жак, это же я!»

Никогда не забуду ее взгляда в тот момент.

Право первой ночи - у хозяина Елисейского дворца

Когда в конце августа 1997 года принцесса Диана и Доди аль- Файед погибли в страшной катастрофе под мостом Альма, помощники Ширака сочли: это событие настолько важное, что нужно предупредить президента, несмотря на ранний час. Но Бернадетт приехала в больницу, чтобы проститься с Дианой, одна. От мужа никаких вестей не было. Первая леди Франции не послала за мной из осторожности - она не могла не знать, что я-то точно мог указать место, куда отвез президента накануне вечером. Но понимала, что пресса будет следить за мной неотступно.

О том, что Ширак трепетно относится к женскому полу, говорилось много, и он не пытался это опровергать, поскольку во Франции общественное мнение справедливо полагает: можно быть голлистом, но оставаться галлом. Ширак охотится в основном за одинокими сердцами, хотя и присутствие мужа его нисколько не смущает. Совсем недавно, во время визита молодого сирийского президента, он буквально пожирал глазами его супругу, называл ее по имени и выказывал необычайные знаки внимания во время официального ужина.

Представьте себе, что я испытывал на протяжении двадцати пяти лет, когда ему каждый день, каждый вечер, без промедления необходимо было выплеснуть куда-то переполнявшую его энергию. Один из офицеров охраны, красавец и бабник, часто сопровождал нас в поездках. Однажды во время очередного выезда оба заприметили молоденькую сотрудницу, и между президентом и телохранителем возникло соперничество за означенную особу.

Ширак, заметив это, подозвал начальника охраны и строго сказал: «Предупредите вашего коллегу, что не следует охотиться на моей территории».

«А жене скажу, что на работе - ночная смена»

Бернадетт, конечно, волновало странное расписание работы мужа, и она не раз спрашивала меня, куда же он запропастился. Ширак, предупрежденный мной о таком интересе, придумал следующее: «Когда мы едем в известный вам сектор, машину следует ставить на подземной парковке парламента. Там телефон не работает, а я скажу, что было ночное заседание».

Однажды с утра мне надо было отвезти хозяина в аэропорт. Мадам Ширак предупредила: «Поосторожнее с чемоданами, я встала сегодня в пять утра, чтобы погладить сорочки - только я умею правильно это делать, - так что не помните их». Когда приехали в аэропорт, Ширак сам открыл багажник, чтобы вытащить первый чемодан. Я предупредил его насчет рубашек, но в ответ раздался смех: «Ломон, да плевать. Мы уезжаем!» Он пребывал в прекрасном настроении. На борту была мадам Ф., и мы улетели на острова, где не то что галстуков, а и сорочек не носят.

Когда мы возвращались из поездок в разные концы света, мне всякий раз поручалось купить экзотические подарки - их количество варьировалось, но всегда было больше двух. Подарки должны были быть одинаковыми: скажем, ожерелья, подаренные разным женщинам, - в этом есть что-то от награды или памятной медали. Однажды, когда одна из фавориток была забыта, назревал скандал. Ширак попросил стюардессу, которая часто летала в ту страну, откуда мы прилетели, купить еще одно ожерелье. Что и было срочно исполнено.

След страсти: сорочка, заправленная в трусы

Гете считал, что у мужчины должно быть четыре типа любовниц: повседневные или случайные, знаменитые, с которыми престижно появляться в обществе, музы, интеллект которых гораздо важнее всего остального, и страстные увлечения, без которых поэт просто не может существовать. У Ширака были партийные активистки, секретарши, актрисы, журналистки, которые потом делали интересные карьеры, и вообще все те, кто поднимался к нему в кабинет на шестой этаж штаб-квартиры партии. Через пять минут Ширак выходил оттуда с горящими глазами, перекрученными носками и сорочкой, заправленной в трусы. Среди сотрудниц ходила шутка: «Ширак? Три минуты, включая душ».

По моим сведениям, Бернадетт вмешалась в этот процесс всего три раза. Однажды это касалось «молодой волчицы», женщины-министра, которая увлеклась Шираком до ослепления. Ее мужу доброхотами были представлены неопровержимые доказательства измены супруги, его буквально подтолкнули к разводу да еще провернули все дело так, что дети остались с ним. Была еще и советница мэрии Парижа, многодетная мать. Но тут до развода чуть не дошло в семье самих Шираков. «Вы принимаете меня за идиотку? - кричала Бернадетт мужу при мне. - Вы никогда не стали бы президентом, если бы меня с вами не было».

В этом деле, наверное, Шираком двигало чувство соперничества с Миттераном. Каждый раз, когда ему показывали очередную пассию бывшего президента, он, казалось, приходил в ярость: «Как, и эту тоже?» Мне даже казалось, что он пытался обойти Миттерана на всех фронтах, а не только на пути к Елисейскому дворцу.

Из досье «КП»

Наталия Грачева

Жак ШИРАК родился в Париже 29 ноября 1932 года в семье управляющего и учительницы. Во время учебы в престижном Институте политических наук, открывшем ему путь в большую политику, он познакомился со своей будущей супругой.

Жена нынешнего президента Франции происходит из богатой дворянской семьи. Бернадетт Шодрон де Курсель родилась 18 мая 1933 года в Париже. Семья Бернадетт не пришла в восторг от того, что ее избранником стал простолюдин, и все же влюбленные поженились 16 марта 1953 года.

У Шираков две взрослые дочери - Лоранс и Клод.

Кстати

В свое время много говорили о любовных похождениях бывшего президента Франции Франсуа Миттерана. В конце его правления выяснилось, что у него есть внебрачная дочь, а после его смерти «всплыл» еще один ребенок - от шведской журналистки.

А вот любовная связь бывшего французского министра иностранных дел Дюма закончилась плачевно. Его роман с Кристин Довье-Жонкур использовал в своих интересах французский бизнесмен Альфред Сирвен. При помощи Дюма была совершена крупная сделка по продаже французских фрегатов Тайваню. Когда же все раскрылось, Дюма получил 6 месяцев тюрьмы и 2 года условно, а его любовница - 3 года тюрьмы.

Урхо Кекконен уведомил мужа своей любовницы об их романе

76-летняя Анита Халлама, жена бывшего посла Финляндии в СССР, выпустила скандальную книгу воспоминаний о своей любовной связи с президентом Суоми Кекконеном. Кекконен, большой друг СССР, оставался на своем посту 25 лет. Он до сих пор очень популярен в Финляндии, а при жизни восхищение лидером страны было так велико, что финны прощали ему практически все, включая измены законной жене и слабость к спиртному.

Анита пишет, что Кекконен влюбился в нее с первого взгляда. Ей было 38 лет, ему - 63. Роман длился аж 15 лет - почти все это время Анита разрывалась между Москвой, где работал ее муж, и Хельсинки - там тосковал страстный влюбленный. Ни президент, ни жена посла не развелись и даже «дружили семьями».

По свидетельству Аниты, первым смирился ее муж - и даже передавал жене любовные письма от президента. Кекконен, которому надоела двусмысленность, в 1969 году написал Халламу: «Я люблю Аниту и преклоняюсь перед ней!» Опытный «царедворец» ответил достойным дипломата посланием: «Я уверяю Вас, что Вы не должны ощущать никакого чувства вины!.. Я могу только одобрить все это...» Благородный муж еще и польстил пожилому президенту, добавив, что сам он болен и не может запретить жене любить здорового мужчину.

Но от широкой публики любовники свои отношения скрывали и встречались в основном за границей. Например, шведский принц Бертиль предоставлял парочке убежище в своем летнем доме. Лишь в 1977-м Анита получила «отставку». «Скоро мне больше понадобится медсестра, чем любовница!» - заметил он на одно из предложений бывшей пассии возобновить связь.