Жалобы "Янтарного союза"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Жалобы "Янтарного союза":»)
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© solomin, origindate::01.02.2006

Симптом янтарной лихорадки

Жалобы "Янтарного союза" начались после того, как от сырьевых потоков Калининградского янтарного комбината были отсечены криминальные структуры

Виктория Левченко

20 декабря в Калининграде прошло межведомственное совещание, посвященное путям вывода Калининградского янтарного комбината из кризиса. По окончании губернатор Георгий Боос заявил, что комбинат вскоре будет продан алмазному холдингу «АЛРОСА», однако часть его акций отойдет региональному правительству, а сбыт янтарного сырья встанет на биржевую основу. Комментирует эту ситуацию глава научной секции Консультативного совета при Калининградском янтарном комбинате, приватдоцент Констанцкого университета (Германия), доктор наук Дмитрий Захарьин.

Нынешнее руководство предприятия являлось последовательным противником передачи комбината в управление области. Как в этой связи Вы оцениваете итоги заседания в части договоренностей о передаче пакета акций областному правительству? 

Действительно, недавно состоялось совещание с участием представителей Минфина РФ, ФАУФИ, руководства области и компании «АЛРОСА» по вопросу дальнейшей судьбы комбината. По форме данное мероприятие можно назвать скорее общими консультациями. Конкретных решений сторонами принято не было, так что и Георгий Валентинович, и калининградский министр промышленности Власенко чересчур поспешили со своими однозначными комментариями. Напомню, что сами представители «АЛРОСА» были предельно сдержаны в оценках результатов встречи.

Пока есть лишь разговоры и неоправданно смелые, на мой взгляд, надежды областных чиновников на блокирующий пакет акций комбината. По моим сведениям Минфин и представители «АЛРОСА» согласились лишь на то, чтобы региональное правительство разработало и предоставило предложения по поводу своего возможного участия в акционерном капитале предприятия. В любом случае, что и кому продавать, решит государство. Со своей стороны замечу, что регион, над которым весит «домоклов меч» непогашенного кредита и активы которого арестовываются и продаются с молотка за долги, едва ли так уж интересен в качестве потенциального акционера крупного промышленного объекта.

Вообще, мне хотелось бы расширить тему нашей беседы в связи с колоссальным дефицитом правдивой информации о янтарном комбинате. С одной стороны, мы являемся свидетелями знаменательного и даже эпохального события в судьбе российской янтарной отрасли – после 15 лет мытарств единственное в стране предприятие, добывающее «солнечный камень», наконец-то обретает собственника в лице крупной госкомпании. С другой стороны, переговорный процесс сопровождается чередой казусов, выражающихся в многочисленных нелепых заявлениях и поступках представителей региональных властей, членов общественной организации «Янтарный союз» и некоторых СМИ. Создается ощущение, что большинство комментаторов поразил синдром навязчивых состояний: вокруг комбината сейчас столько слухов, сплетен и домыслов, что правда тонет в потоках лжи. Впрочем, симптомы «болезни» настолько типичны, что вполне поддаются классификации. Кто-то корысти ради сознательно дезинформирует общественность, кто-то делает это вследствие собственной узколобости, некомпетентности и нежелания разобраться в сути вопроса. Но в любом случае результат один: у непосвященного человека формируется искаженное представление о ситуации в отрасли. Таким образом, в рамках нашей беседы мне представляется крайне важным помочь читателю отделить мух от котлет и разобраться где вымысел, а где правда, где мухи, а где котлеты, и, главное, – разъяснить, почему мухи столь обильно облепили котлеты.

Информацию о скором создании янтарной биржи тоже можно отнести к категории «мух»? 

Янтарная биржа – «пунктик» Бооса и Власенко. Эта затасканная и многократно раскритикованная специалистами идея была эксгумирована ими больше года назад с подачи тех, кто «ездил по ушам» губернатору баснями о легкой возможности установить контроль над сырьевыми потоками янтарного комбината. Идея не нова и возникла она в головах околокриминальных охотников за сырьевыми активами предприятия задолго до прихода Бооса на губернаторство. Там она, будучи отвергнутой федеральными органами, и прибывала в анабиозе, пока ее носители не решили подбросить ее новому губернатору. Надо отдать должное Георгию Валентиновичу: он отнесся к ней очень трепетно, в его устах она эволюционировала от предложения продавать на биржевой основе весь добываемый комбинатом янтарь до последних «компромиссных» вариантов, допускающих реализацию через биржу лишь части сырья. Однако, чего бы там ни говорили областные чиновники о позитивном решении данного вопроса и как бы ни пытались выдать желаемое за действительное, янтарная биржа продолжает оставаться всего лишь проектом. Никаких конкретных решений по ней пока что не принято, хотя этот вопрос и внесен представителями региональных властей в повестку переговоров с новым инвестором. Убежден, что если комбинат согласится на данное предложение, это станет, пожалуй, едва ли не первой грубейшей ошибкой его руководства с момента введения арбитражного управления.

По янтарной бирже мнение научной секции экспертного совета неизменно: ее создание нецелесообразно ни в каком виде. Любой новый собственник комбината, если его, конечно, интересует реальная прибыль и контроль над сбытом, никогда не пойдет на то, чтобы весь объем продаваемого янтаря шел через биржу, поскольку в этом случае он утратит рычаги влияния на движение сырьевых потоков. В воплощении «компромиссного варианта», согласно которому на биржевой основе будет продаваться янтарь, не реализованный по долгосрочным контрактам комбината, также нет никакого практического смысла. Как показывает практика, у предприятия не остается ничего, что нельзя было бы продать самостоятельно. Если основная часть сырца будет уходить через прямые долгосрочные контракты, то на биржу будут попадать лишь его мизерные партии, причем нелучшего качества. Таким образом, биржа не сможет выполнять заявленных функций индикатора рыночной цены на товар и станет совершенно лишним звеном во взаимодействии между продавцом и покупателем. Решить вопрос через принуждение комбината продавать фиксированную часть добытого янтаря будет нельзя опять же в силу очевидной невыгодности такой схемы для самого предприятия. Также, в этом случае возникнет ситуация разности цен на янтарь для различных групп потребителей. Какую цену в этом случае считать «рыночной», а какую нет?

Кроме того, янтарная биржа непременно станет фактором криминализации отрасли и площадкой для игры «теневых» дельцов и спекулянтов. Еще год назад Боос и Власенко заявили о необходимости допустить на биржу альтернативных продавцов сырья, обозначив тем самым свою готовность дать «зеленый свет» нелегальной разработке «солнечного камня», поскольку лицензией на его добычу обладает только янтарный комбинат. Свои слова, несмотря на разразившийся скандал, они так и не взяли назад, в связи с чем, имеются все основания полагать, что они до сих пор придерживаются своих планов организации официального пункта скупки краденого сырья, этакого островка криминального раздолья в пику стремлениям руководства комбината выстроить надежный заслон воровству.

Какова на Ваш взгляд степень участия властей Калининградской области в привлечении «АЛРОСА» к управлению янтарными активами?

Одно время областные власти или, вернее, отдельные представители губернаторского окружения, несмотря на отсутствие соответствующих законодательных механизмов, всерьез рассчитывали заполучить предприятие в свое полное распоряжение. Вспомните, что творилось весной и в начале лета: громкие заявления, громадье планов, шумные презентации виртуальных мегапроектов, касающихся судьбы комбината. Установление контроля над предприятием тогда, кажется, являлось для регионального руководства «идеей фикс», а потому почти ни дня не проходило без брошенных с высоких трибун слов о необходимости передачи предприятия из ведения федерального Минфина в управление области.

Но тут Минфин начал переговоры с «АЛРОСА». Боос сразу самоустранился от публичного обсуждения отраслевой проблематики, заняв, по-видимому, выжидательную позицию. Хотя даже по сдержанным репликам региональных чиновников было заметно разочарование, с которым те встречали информацию о перспективах вхождения янтарного комбината в алмазный холдинг. По-моему, они явно не ожидали встретить на своем пути столь мощного игрока, входящего в десятку крупнейших компаний России. «Нам все равно, кто будет управлять предприятием» - скромно заявлял Власенко. Впрочем, надежды отыграть ситуацию у них, судя по всему, все же были. Тот же Власенко еще совсем недавно пробрасывал тезис, согласно которому Минфину не стоит зацикливаться на «АЛРОСА», а вместо этого провести открытый аукцион по продаже предприятия. Тогда, дескать, можно будет убедиться насколько много желающих купить комбинат.

И вдруг все изменилось! Губернатор и его окружение внезапно разглядели в экономическом гиганте перспективного и надежного инвестора и стали всячески выражать надежды на скорейший положительный исход переговоров с ним. Возникает вопрос: а где они раньше-то были? Как будто те несколько месяцев, пока длились переговоры, они не понимали преимуществ прихода на комбинат такой компании как «АЛРОСА». При этом, почти год областное руководство планомерно старалось торпедировать арбитражное управление и высказывало свои претензии Минфину – то есть всячески играло против тех, кто в конце концов и привлек инвестора. Теперь же, когда вопрос о приходе «АЛРОСА» на предприятие почти решен, областные чиновники пытаются «сохранить лицо» и продемонстрировать свое деятельное участие в деле привлечения нового собственника. Хотя на самом деле их роль здесь минимальна. Скажу больше: не благодаря, а именно вопреки действиям региональных властей у предприятия появилась надежда на будущее.

Какие позитивные ожидания можно связывать с приходом «АЛРОСА» на комбинат?

Во-первых, инвестиции. Компания уже доказала свою эффективность в управлении сырьевыми активами. С другой стороны, перед предприятием очень остро стоит потребность в техническом перевооружении вследствие крайней изношенности производственных мощностей. Можно надеяться, что с приходом «АЛРОСА» эта проблема будет решена, как и многие другие насущные проблемы комбината.

Во-вторых, в силу специфики своей деятельности, связанной с добычей алмазов и, соответственно, обеспечением тщательного контроля за сохранностью сырья, «АЛРОСА» сможет внести достойный вклад в укрепление системы безопасности комбината, которая, не смотря на все усилия его нынешнего руководства, все еще далека от совершенства.

Ну и, конечно же, продажа янтарных активов «АЛРОСА» позволит сохранить госконтроль над отраслью, так как компания находится в государственной собственности.

Иными словами, с приходом алмазодобывающего холдинга связаны довольно радужные перспективы. Правда, далеко не все этому рады. Тот же частный предприниматель Михаил Симуков и его ассоциация «Янтарный союз» заняли очень деструктивную позицию, пытаясь искусственно «нагревать» ситуацию вокруг янтарного комбината, исходя из принципа «чем хуже, тем лучше».

А чем «Янтарный союз» не устраивает приход «АЛРОСА»?

Видимо, тем же, чем его не устраивает и руководство янтарного комбината. Ведь жалобы «Янтарного союза» начались только после того, как были приняты эффективные меры по отсечению криминальных структур от сырьевых потоков предприятия. В результате на рынке стало меньше нелегального, ворованного у комбината янтаря, который раньше по дешевке скупался различными дельцами. Всем потребителям было предложено работать на рыночных условиях. Большинство согласилось, и у них нет претензий к комбинату, а кто-то не согласился и принялся писать доносы и жалобы, надеясь таким образом помешать руководству предприятия наводить порядок.

Понятно, что приход такой крупной компании как «АЛРОСА» ставит крест на всех надеждах полукриминального бизнеса вернуть «старые добрые» времена свободного доступа к дармовому сырью, поэтому сейчас все силы брошены на срыв переговоров. В ход идут любые провокации. Например, представители «Янтарного союза» заявляют, что «АЛРОСА» является частной компанией и с ее приходом государство утратит контроль над янтарной отраслью. Обвинение абсолютно нелепое, если учесть, что именно государство является основным акционером «АЛРОСА».

Апофеозом недальновидного прожектерства стало обращение «Янтарного союза» к президенту Якутии Вячеславу Штырову с просьбой не допустить федерализации алмазного холдинга. Ведь всем известно, что Якутия – это «АЛРОСА», а «АЛРОСА» - это Якутия. Президент республики заинтересован во всяческом укреплении позиций компании, а ее федерализация – это и есть их укрепление. Таким образом, просьба к Штырову воспрепятствовать этому процессу сродни намерениям «открыть глаза» властям Ямала на угрозу усиления «Газпрома» или попыткам напугать губернатора Тюменской области опасностью роста капитализации «Сургутнефтегаза». Хочется вспомнить фразу из старого рекламного ролика какого-то журнала о телевидении: «Что у вас с головой?».

Вообще-то не может не вызывать недоумение тот факт, что крохотная общественная организация, отстаивающая интересы кучки лиц, совершенно не делающих «погоду» в отрасли в силу копеечных оборотов своего бизнеса, пытается выступать в качестве серьезного участника янтарного рынка и влиять на глобальные экономические процессы. Что скрывается за громким названием «Янтарный союз»? Несколько относительно мелких фирмочек, возглавляемых гражданами Симуковым, Симоновым и Глинской. Еще более удивительно, что руководство областного правительства «ведется» на их очевидный блеф – внимательно прислушивается к доводам представителей данной организации, приглашает Симукова на серьезные заседания и учитывает его позицию и интересы в подготовке различных программных документов, касающихся янтарного комбината. Чего только стоит гипертрофированная роль «Янтарного союза» в подготовке областной программы развития янтарной отрасли или участие его представителей в том самом межведомственном совещании 20 декабря! Но позвольте, с какой стати группе мелких бизнесменов областные власти незаслуженно оказывают такую высокую честь, которая более смахивает на неприкрытое лоббирование интересов?

Складывается парадоксальная ситуация, точь-в-точь повторяющая сюжет произведения вашего знаменитого земляка Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Крошка Цахес». В нем, как вы, наверное, помните, некий карлик-уродец достиг небывалого влияния при княжеском дворе благодаря своей магической способности обманывать зрение и слух окружающих, присваивать себе чужие заслуги и морочить головы сильным мира сего. Проделки злобного Цахеса обернулись большим ущербом для обманутых им вельмож и едва не погубили все княжество, хотя, по счастью, все закончилось хорошо – с глаз людей спала пелена наваждения и они увидели карлика, таким, каков он был на самом деле. Но это у Гофмана. А вот Боос и его придворные почему-то не торопятся прозреть, хотя чрезмерное доверие Симукову, подвизавшемуся сейчас в той же роли, что и упомянутый мной гофмановский персонаж, уже выходит им «боком». Мелкий предприниматель играет свою игру, замешанную на собственных интересах и откровенно «подставляет» тех, кто вольно или невольно взялся ему содействовать и, по сути, пляшет под его дудку. Взять хотя бы самого губернатора, который периодически делает некомпетентные заявления на основании недостоверной и непроверенной информации, исходящей от Симукова. Или Власенко, озвучивающего безграмотные идеи авторства «Янтарного союза». Или, наконец, депутатов муниципального совета Янтарного, доказавших свою неинформированность совершенно абсурдным письмом в Совет Федерации, подготовленным с подачи все той же «симуковской» организации.

Судя по Вашим жестким репликам, конфликт между янтарным комбинатом и переработчиками янтаря далеко не исчерпан… 

Я бы не назвал это конфликтом с переработчиками сырья. С большинством потребителей у комбината сложились нормальные рабочие отношения. Исключение – несколько человек, которые уже более 2 лет своими жалобами, письмами в различные инстанции, лживыми заявлениями пытаются заблокировать работу арбитражных управляющих предприятия. Хотя, тот же Симуков, что примечательно, «поливая грязью» комбинат и его руководство, от сырья не отказывается - продолжает активно покупать там янтарь, причем в немалых количествах.

Я ознакомился практически со всеми эпистолярными «шедеврами» «Янтарного союза». Большая их часть принадлежит перу калининградского пенсионера Василия Чухина. Честно говоря, половину всего написанного им просто сложно понять ввиду явной малограмотности автора и его неспособности литературно изъясняться по-русски. То же, что удалось разобрать, не слишком отличается от бессвязных воплей человека, которому что-то померещилось среди ночи.

Так, например, согласно данным сторонников Симукова комбинатом рулят иностранцы, при том, что на самом деле собственником предприятия является государство, основным кредитором – ФНС, а все без исключения менеджеры имеют российское гражданство. По утверждениям Чухина на предприятии трудится всего 47 человек вместо 670, работающих там в действительности. Отечественным переработчикам достается якобы не более 5% добытого сырья в отличие от реальных 6о%. Действия руководства комбината, по мнению «Янтарного союза», незаконны и даже преступны, хотя многочисленные проверки менеджеров предприятия со стороны контрольных и надзорных органов свидетельствуют как раз об обратном. В письмах «симуковцев» говорится о скором завершении процедуры банкротства ОАО «Калининградский янтарный комбинат» и ОАО «Калининградский ювелирпром». В реальности, процедура банкротства открыта в отношении ФГУП «Калининградский янтарный комбинат», а не двух его дочерних предприятий. Кстати, такой структуры как «Калининградский ювелирпром» вообще не существует. Есть «Янтарный ювелирпром» - одна из «дочек» ФГУПа.

Продолжать список неожиданных выдумок предпринимателей-янтарщиков можно еще очень долго. Менеджеры предприятия уже не раз ловили их за язык, в том числе и в суде. Настораживает другое – «откровения» людей Симукова появляются в СМИ с необычайной периодичностью. Как правило, они приурочены к какому-либо важному официальному мероприятию, связанному с комбинатом, и рассчитаны на то, чтобы привлечь внимание административных органов. Далеко не все журналисты, к сожалению, пытаются разобраться в проблемах янтарной отрасли, благодаря чему весь этот вздор многократно тиражируется в прессе. Правда, некоторые СМИ сознательно включились в кампанию против руководства янтарного комбината и я вижу только один возможный мотив их действий – материальный интерес.

Вы хотите сказать, что руководство предприятия стало жертвой «черного пиара»? Знаете ли, в последнее время модно обвинять СМИ, позволившие себе критику в отношении тех или иных персон или структур, в том, что они работают под «заказ». Есть ли у Вас какие-то конкретные доказательства того, что в прессе ведется информационная компания против комбината?

Я не склонен считать менеджмент комбината «жертвой». Но то, что несколько изданий и журналистов целенаправленно транслируют лживую информацию в отношении предприятия, постоянно предоставляют слово «Янтарному союзу» и игнорируют требования противной стороны дать возможность обозначить свою позицию, - для меня является свидетельством предвзятого и необъективного подхода.

По идее, СМИ должны стремиться беспристрастно разобраться в проблеме, это их функция. Если какое-то издание однобоко освещает ситуацию, по-своему интерпретируя одни факты и сознательно отбрасывая другие, и это происходит на протяжении длительного периода, то можно уверенно говорить об ангажированности. У меня много друзей среди филологов и журналистов и я неплохо знаком с этой кухней. Когда редактор или журналист начинает маниакально штамповать идентичные по смыслу материалы с одними и теми же тезисами, объясняя это тем, что у него «собственный взгляд на вопрос», можно быть уверенным, что этот вопрос – финансовый. Ну, или, в крайнем случае, кто-то «сверху» настоятельно попросил... Те, кто имеют отношение к масс-медиа, поймут, о чем я говорю.

Ярчайший пример – газета «Труд» и ее корреспондент в регионе госпожа Смирнова. Достаточно взять подборку ее материалов о янтарном комбинате, чтобы четко понять, откуда, так сказать, дует ветер. Эта дама с необычайным постоянством тиражирует обвинения «Янтарного союза» в адрес менеджеров предприятия, не потрудившись сделать их даже минимально правдоподобными. При подготовке своих «экспертных» материалов она ни разу не задалась целью попытаться добыть реальную информацию, вступив в журналистский диалог с пресс-службой предприятия и его менеджерами. Зато Симукову и Чухину, похоже, впору создавать экспертный пул при газете по проблемам янтарной отрасли – настолько частыми комментаторами событий в материалах Смирновой они выступают.

«Заряженность» Смирновой руководству предприятия и экспертному совету комбината очевидна давно. Последней каплей в чаше терпения менеджеров предприятия стал ее октябрьский материал, представляющий собой очередную компиляцию выступлений Чухина и Симукова. Гендиректор комбината Устинов был даже вынужден обратиться к главному редактору «Труда» с вопросом, на каком основании уважаемое издание превращается в «боевой листок» «Янтарного союза». В письме указывалось на искажения, допущенные Смирновой в своей статье, газете было предложено опровергнуть не соответствующую действительности информацию под угрозой судебно-правовых последствий. Редакция «Труда» запросила у Смирновой объяснений. Та направила в пресс-службу комбината просьбу передать ей текст письма Устинова под предлогом необходимости ознакомиться с претензиями. Вслед за этим она переправила это письмо третьему лицу - Чухину, для того, видимо, чтобы тот подготовил отзыв для ее руководства, а фактически - «оправдал» ее в глазах работодателей. То обстоятельство, что Чухин «наваял» семнадцатистраничный ответ главреду «Труда» свидетельствует об исключительно высоком градусе отношений между Смирновой и «Янтарным союзом».

Чухин решил разослать проект ответа еще и другим адресатам, благодаря чему тот попал в распоряжение пресс-службы предприятия. Возмущенный Устинов направил в редакцию издания новое письмо, где сообщил об обстоятельствах подготовки «ответа» Чухина, отметил ангажированность и непрофессионализм Смирновой, разъяснил реальную обстановку вокруг предприятия и обратил внимание главного редактора на его неспособность контролировать работу своего калининградского корреспондента.

Однако и это обращение Устинова не возымело действия. 13 декабря на первой странице федерального «Труда» был опубликован очередной опус Смирновой, содержавший уже известный набор клише о ситуации на комбинате. Для мнения руководителей самого предприятия в статье места опять не нашлось, несмотря на то, что редакция располагала исчерпывающим объемом информации, изложенной в письмах Устинова. Тем самым, стало ясно, что главред газеты демонстративно встал на сторону журналиста, неоднократно уличенного во лжи, чем, на мой взгляд, поставил под удар репутацию своего издания.

Не знаю уж, что его на это сподвигло – то ли в редакции «Труда» решили поиграть в «четвертую власть», независимую в своей деятельности от любых ограничителей, включая закон о СМИ, то ли заказная «джинса» для «Труда» - обычное дело и газета не очень-то привыкла переживать по поводу достоверности публикуемых сведений. Полагаю, что корреспонденту федерального издания в таком сложном регионе как Калининградская область не пристало иметь столь вольное представление о журналисткой этике. Но тут, возможно, дело не только и не столько в непрофессионализме. Не удивлюсь, если окажется, что журналист Смирнова сидит на зарплате у частного предпринимателя Симукова.

Удивляюсь терпению руководства комбината, которое до сих пор не прибегло к правовым механизмам для ответа тем, кто не считается с понятием «истина». У комбината есть опыт удачных судебных процессов по делам о защите чести и достоинства, возбуждавшихся как против отдельных огульных критиков предприятия, так и СМИ, предоставлявших им трибуну для выступления. И, думаю, самое время вспомнить об этом опыте.

Если Вас послушать, то аргументы того же «Янтарного союза» - сплошное вранье и небылицы. Уж не сгущаете ли Вы краски в оценках позиции критиков предприятия?

Создается ощущение, что сами руководители «Янтарного союза» - Симуков и Симонов - прекрасно понимают не слишком большую убедительность своих доводов, а потому очень редко решаются их озвучивать лично. Это сомнительная честь предоставлена ими Чухину, который выступает у них в качестве главного рупора. Для них пенсионер Чухин - редкая находка. Никто другой не согласится распространять очевидную чушь, опасаясь прослыть скоморохом. Чухин не опасается – у него стиль такой.

Забавно наблюдать, как господа Симуков и Симонов используют кипучую энергию чудаковатого пенсионера в своих играх. Подбросишь ему идейку и можно быть уверенным, что завтра она появится в интернете, если не на заборах.

Понимаете, Чухин озабочен ведь не только янтарной тематикой. «Конек» Чухина - бороться со вселенской неправдой и несправедливостью или, вернее, с тем, что он таковыми считает. И то обстоятельство, компетентен он в данном вопросе или нет, его, как мне кажется, волнует меньше всего. Главное сочинить очередную бумажку с жалобой или рационализаторским предложением и отправить ее по инстанциям.

Судите сами – в 2001 году Чухин пожаловался бывшей в то время зампредседателем правительства России по социальным вопросам Валентине Матвиенко на снижение успеваемости своего сына-школьника, которое он объяснял перегрузками, вызванными пятидневным графиком работы школы. Не знаю, просил ли Чухин российского вице-премьера регулярно проверять дневник своего отпрыска или нет, но то, что он предлагал ей обязать школьного директора перейти на «шестидневку» известно доподлинно. Текст заявления можно прочесть в интернете.

Не добившись справедливости в стенах Белого дома, Чухин обратился с заявлением к директору общественной детской приемной министерства образования России, в котором изложил свои претензии к работникам учебного заведения, где был записан его сын. Злобные учителя, якобы, искусственно занижали оценки Чухину-младшему, мстя за многочисленные правовые жалобы Чухина-старшего. Отсутствие ответа со стороны высоких чиновников настолько обидело будущего адепта «Янтарного союза», что через форум «Независимой газеты» он потребовал запретить платные занятия в школах и вообще – прекратить реформу российского образования.

Будто птица-тройка скачет по российским приказам перо пенсионера Чухина! То он защищает от «бюрократического произвола» директора Красноуральского химического завода и обличает чиновников ФАП и других федеральных ведомств. То требует возрождения отраслевых министерств. То выносит вердикт о законотворческом параличе «Единой России» в ГосДуме. То делится своими «гениальными» представлениями о месте науки в управлении государством, о геополитике и местном самоуправлении, рассуждает о методах восстановления численности населения России и ратует за деприватизацию объектов промышленности и сельского хозяйства...

Послание Чухина Путину по поводу судьбы янтарного комбината – далеко не первое его обращение в Кремль. До этого Чухин уже набивал себе руку на писании панибратских записок главе государства. Чего стоит только его письмо российскому президенту по поводу реформы ЖКХ, в котором Чухин «по-свойски» поздравил адресата с днем защитника Отечества и авторитетно предложил ему инициировать изменения в гражданском кодексе. Владимир Владимирович, правда, предусмотрительно не стал включать гражданина Чухина в список своих советников, но тот, очевидно, не падает духом и надеется …

Практически всем про Чухина уже все понятно, равно как и про его «старших» товарищей «янтарщиков». На некоторых форумах его реплики даже удаляют модераторы, настолько он уже всем надоел. Заметно также, что «творчество» «Янтарного союза» перестает всерьез восприниматься и властными органами – они не реагируют на истеричные обращения Чухина, Симукова и их коллег. 1 сентября «Янтарный союз» направил на имя российского президента целый пакет предложений, касающихся законодательного регулирования оборота янтаря. Там же содержался призыв не допустить прихода на янтарный комбинат «частной компании «АЛРОС» - именно так там у них было написано. Бумага излагала ситуацию вокруг предприятия в свойственной Чухину «свободной» манере, то есть изобиловала орфографическими ошибками и содержала массу взятых с потолка сведений. Символично, что она была послана главе государства в день знаний. В администрации президента не могли не оценить уровень «образованности» руководства «Янтарного союза».

Резюмируя вышесказанное, можно констатировать, что у «Янтарного союза» почти не осталось «благодарных слушателей». Есть, правда, областное правительство, чиновники которого то ли по инерции, то ли по неразумению продолжают время от времени делать весьма странные заявления в стиле того, что рассказывают фантазеры из окружения Симукова. Но это, как я уже говорил, феномен, описанный Гофманом.

О ком идет речь?

В первую очередь - о Власенко. Это еще один персонаж калининградской сцены, взявший на вооружение методику Чухина для ее использования в своих публичных выступлениях. Хотя, может быть, человек просто заработался, устал от непосильных трудов во благо родного края и от этого начал сильно заговариваться.

Зачем, например, Власенко заявил о поддержке Минфином России положений региональной программы развития янтарной отрасли? Якобы Боос общался с министром финансов Кудриным и нашел его понимание по вопросам экспортных пошлин на сырье и открытия янтарной биржи. Такого быть просто не могло. Данные вопросы – не компетенция Кудрина и, соответственно, тот не мог принимать по ним никаких решений. Это в чистом виде выдумка Власенко.

Или вот еще он не раз заявлял, что янтарная отрасль должна стать важнейшей составляющей экономики Калининградской области. Что мы имеем в действительности относительно перспектив превращения янтарной отрасли в экономический «тягач» региона? Вся доходная часть бюджета комбината в случае выхода его на проектную мощность может достигать порядка 30 млн. долларов в год. Тогда пополнение областного бюджета, учитывая налог на добычу полезных ископаемых, налог на прибыль, НДС, составит примерно 3,5 млн. долларов. Понятно, что даже учитывая добавленную стоимость произведенных из янтаря изделий, янтарная отрасль никак не сможет стать локомотивом региональной экономики.

Еще один пример: Власенко всюду твердит, что капитализация янтарного комбината составляет 3 миллиарда долларов. Рассчитал он ее, я так понимаю, методом простого умножения текущей среднерыночной цены янтаря на ориентировочный объем запасов. А что такое капитализация на самом деле? Оценка стоимости предприятия посредством расчета приведенной суммы ожидаемых доходов, взятой за весь период его предполагаемого использования. Хорошо, давайте разберемся. Ввиду полной выработанности янтароносного пласта Пальмникенского месторождения, разрабатывается только Приморское, примерные запасы на котором действительно составляют 100 тыс. тонн. Согласно проекта технического перевооружения Приморского карьера проектная мощность по добыче составляет 450 тонн в год. С помощью обычного калькулятора можно вычислить, что освоить данный объем запасов предприятие при заявленной мощности сможет лишь за 220 с лишним лет. Получается, что горизонт планирования использования комбината у Власенко составляет пару веков. На сегодняшний день ни один, даже самый смелый и долгосрочный бизнес-план не заглядывает в столь далекое будущее, если, конечно, он не описан в каком-нибудь фантастическом романе. К слову, лицензия на разработку Приморского месторождения у предприятия заканчивается в 2014 году. Вот мне подумалось: почему бы с учетом исчисления капитализации предприятия по методу Власенко областному правительству не разработать программу развития янтарной отрасли до 2230 года, в которую заложить ожидаемые доходы от продажи янтаря потребителям где-нибудь на Луне? К тому времени там, наверное, уже построят космические мини-полисы, о которых сейчас столько судачат в прессе. Был бы повод лишний раз отразить масштабность и широкий размах замыслов местных чиновников.

Впрочем, региональные власти не справились с отраслевым планированием даже на ближайшие 5 лет – чего уж там говорить о более отдаленном будущем? В конце прошлой весны областное руководство помпезно презентовало текст региональной целевой программы развития янтарной отрасли до 2011 года. Ее подготовку курировал именно Власенко и родилась она в недрах его министерства. Еще за несколько месяцев до своего обнародования документ заинтриговал многих журналистов и экспертов – настолько часто тогда в своих выступлениях областные чиновники ссылались на таинственную программу, подававшуюся ими как беспрецедентная по своей глубине научная разработка, призванная стать панацеей для янтарной отрасли региона. И что получилось в итоге? Пустышка, напоминающая неудачный научный опыт студентов-первокурсников, проваливших «контрольную». 20 страниц «сырого», логически противоречивого, текста, обнажившего полное незнание и непонимание авторами ситуации в отрасли, целый департамент областной администрации готовил почти пол года! В экспертном совете при комбинате задействовано куда меньше людей, чем числится в министерстве, но ему понадобилось всего неделя, чтобы подробно проанализировать предложения Власенко и прийти к обоснованному заключению об их явной абсурдности и полной бесполезности с точки зрения заявленной цели. Реализация запланированных областными чиновниками мероприятий лишь усугубила бы критическую ситуацию на российском янтарном рынке и окончательно поставила бы крест на перспективах выживания Калининградского янтарного комбината.

Авторы программы пренебрегли анализом действительно значимых экономических факторов, оказывающих определяющее влияние на состояние российской янтарной отрасли. Не были проанализированы реальные причины отраслевого кризиса, ситуация на мировом рынке янтаря, определяющем возможности российских игроков, емкость и перспективы развития внутреннего рынка потребления янтарных изделий, состояние перерабатывающего сегмента отрасли.

Важный акцент в программе был сделан на идее введения вывозных пошлин на янтарь-сырец. В связи c этим напомню, что экспортные пошлины на янтарь уже когда-то вводились. В те времена на комбинате существовало две прейскурантные цены на один и тот же вид сырья. Экспортная – гораздо выше, чем для внутреннего потребителя. Будущие успешные калининградские предприниматели-янтарщики, в значительных объемах закупая сырье на предприятии, все переправляли за границу. Вот вам и ответ на вопрос, почему в Гданьске развито ювелирное производство, а в Калининграде нет: пока польские переработчики оттачивали свое мастерство, налаживали инфраструктуру производства и сбыта продукции, их калининградские коллеги спекулировали сырьем. Да и на сегодняшний день в Калининграде реальных производителей, которые на самом деле обрабатывают янтарь и выпускают конкурентоспособную продукцию, можно сосчитать на пальцах одной руки. Зато полно псевдопереработчиков, которые не устают жаловаться на нехватку сырья. Естественно, им его всегда мало – ведь, чем больше берешь, тем больше перепродаешь и тем больший получаешь «навар». Для удовлетворения потребностей всех российских фирм и ИЧП, так или иначе связанных с собственным производством янтарных изделий, требуется не более 2-5 тонн янтаря в год. То есть комбинат полностью обеспечивает сырьем отечественных производителей, а значит лоббирование экспортных пошлин на янтарь под предлогом стимуляции обработки самоцвета в Калининградской области – не более чем игра в интересах спекулянтов и перекупщиков.

Кстати, одним из основных консультантов Н.Власенко при подготовке программы выступил глава «Янтарного союза» М.Симуков, который к тому же значился в документе в качестве главного разработчика нормативных актов, направленных на развитие переработки янтаря. Стоит ли в этой связи удивляться, что программа по своей сути направлена на перераспределение сырьевых потоков в пользу частных обрабатывающих фирм без учета интересов и потребностей комбината как одного из основных участников янтарного рынка?

Заявив своей целью превращение янтарной отрасли в бюджетообразующую для региона с перспективным выходом налоговых поступлений от нее на уровень почти полумиллиарда рублей в год, Власенко и его подчиненные не раскрыли откуда они планируют взять деньги на воплощение своих грандиозных планов. В программе конкретизирован лишь один источник финансирования мероприятий на сумму около 540 млн рублей — это средства областного и местных бюджетов. Остальная же часть расходов, а это более 1,3 млрд рублей, приходится на счет собственных средств предприятий и неких «других источников». Откуда возьмут такие деньги предприятие-банкрот или «дышащие на ладан» фирмы-переработчики, равно как и то, что за неведомые «другие источники» имеются здесь в виду, разработчики программы почему-то не объяснили. Зато с фантазией у них, судя по всему, действительно все в порядке: 2/3 всех средств бюджета программы планировалось направить на такие жизненно важные для выживания Калининградского янтарного комбината мероприятия как создание комплекса народно-художественных промыслов «Город мастеров», формирование новых туристических маршрутов, восстановление утраченных и создание новых коллекций янтарных изделий, открытие филиала Музея янтаря в пос. Янтарный и проведение рекламной кампании по продвижению Калининградской области как мирового центра янтарной индустрии.

Примерно также выглядели бы лекари российского автопрома, если бы попытались решить актуальные проблемы отечественного автомобилестроения проведением международного автопробега и созданием музейно-выставочной экспозиции в Тольятти, вложив огромные средства в рекламную кампанию по продвижению имиджа России как мировой автомобильной державы.

На самом деле, грустно это все. Министр, тем более курирующий промышленность, - должность очень ответственная. Ему непозволительно дилетантство в подведомственной сфере, а тем более дилетантство публичное. Власенко же не просто не скрывает свою дремучую некомпетентность во всем, что касается янтарной отрасли, а с наивной восторженностью выставляет ее напоказ. И ему почему-то все сходит с рук. То ли Боосу все равно, то ли он попросту неспособен адекватно оценивать действия и высказывания своего министра.

В чем суть ранее упомянутых Вами противоречий руководства предприятия и депутатов муниципального Совета Янтарного?

Депутаты с подачи председателя окружного Совета Евгения Злобина и по инициативе «Янтарного союза» приняли совершенно абсурдное обращение к Комиссии Совета Федерации по взаимодействию со Счетной палатой. Документ состряпан в духе прочих обращений и жалоб ассоциации янтарщиков - то есть абсолютно безграмотно как в юридическом, так и в смысловом плане. В этой прокламации сенаторов просят «обратить внимание» на несколько пунктов их же собственного решения полугодовой давности. Вероятно, Симуков со Злобиным решили, что у членов Совета Федерации случился склероз.

На самом деле, данное обращение – не более чем очередная попытка «Янтарного союза» «раскачать лодку» через искусственную реанимацию темы скандальной проверки комбината, проведенной Счетной палатой осенью позапрошлого года. Тогда, напомню, аудитор Беляков «нарисовал» в своем отчете непонятно откуда взявшиеся цифры, сделав на их основании вывод о неэффективности работы арбитражного управления. Не берусь ничего утверждать, но обстоятельства данной проверки заставляют многих, и меня в том числе, до сих пор задаваться вопросом – а не была ли она заказной? Так оно, или нет, но ее сомнительные результаты были решительно оспорены руководством предприятия, указавшим на вопиющие ошибки и несоответствия в докладе Белякова. Однако, «мавр сделал свое дело» - измышления аудитора были взяты на вооружение представителями «Янтарного союза» и до сих пор тиражируются ими практически на каждом углу.

Думаю, если бы депутаты захотели разобраться, на что их толкают, они бы ни за что не проголосовали за данное обращение. Но вникать в суть проблемы они почему-то не стали, чем продемонстрировали свою безответственность в вопросах защиты нужд населения округа. Ведь, с одной стороны, мы тут имеем интересы частных дельцов, не желающих работать с комбинатом по единым для всех правилам, а с другой — интересы градообразующего предприятия. С комбинатом связана, по крайне мере, каждая третья семья Янтарного. Он выплачивает в бюджеты всех уровней в 8 раз больше налогов, чем все частные переработчики области вместе взятые. Уровень зарплаты на комбинате в 2 с лишним раза выше, чем в перерабатывающем секторе. В отличие от цифр, которые обычно использует «Янтарный союз», это официальные данные, которыми оперирует областное правительство. То есть, позволив ввести себя в заблуждение и приняв участие в акции, направленной на блокирование работы арбитражного управляющего, депутаты вольно или невольно сыграли на стороне частных дельцов и ущемили интересы главного «кормильца» поселка, что, полагаю, должно быть по достоинству оценено жителями Янтарного.

Про Злобина же мне лично все понятно. Его позиция в отношении ситуации, в отличие от большинства депутатов, вполне осознанна и последовательна. Достаточно вспомнить его роль в организации шумной PR-акции под названием «голодовка работников янтарного комбината», проведенной в июле 2005 года накануне визита в область президента Путина. Тогда Злобин также выступал на стороне противников руководства предприятия, среди которых «первую скрипку» играл все тот же «Янтарный союз», и активно подстрекал работников комбината к участию в голодовке. Не понятны, правда, основания столь крепкой дружбы спикера с предпринимателями-янтарщиками - уж не в деньгах ли дело? Кроме того, говорят, Злобин «спит и видит» себя в кресле мэра Янтарного и поддержка частного бизнеса в этой связи ему крайне необходима. А за поддержку надо платить. Так сказать, отрабатывать авансы.

Однако, заметьте как измельчал статусный «калибр» союзников Симукова! Если всего пол года назад ему удавалось открыто привлекать на свою сторону «тяжелую артиллерию» в лице губернатора Бооса, который агрессивно обрушивался на комбинат, то теперь среди его активных сторонников во власти остался, пожалуй, лишь амбициозный скандалист Злобин, председательствующий в муниципальном совете. Все остальные заметно поубавили прежний пыл и вместо открытых нападок на предприятие позволяют себе, самое большее, несуразные комментарии ситуации в русле «симуковских» нашептываний. Это явный прогресс к лучшему. Еще несколько писем и обращений в административные органы, и властный ресурс Симукова будет ограничиваться каким-нибудь «непросыхающим» домуправом.

Каково в настоящее время положение дел на янтарном комбинате? 

На комбинате продолжается введенная в марте прошлого года процедура конкурсного производства - последняя стадия банкротства, предполагающая продажу активов предприятия для удовлетворения на вырученные средства его долговых обязательств. Само предприятие функционирует в плановом режиме, ситуация на нем стабильна, о чем свидетельствуют текущие социально-экономические и производственные показатели. Своевременно платятся все налоги, рабочие вовремя получают зарплату, которая, напомню, превышает среднюю по региону на 25%, без сбоев прошла подготовка производственного комплекса к зимнему сезону. Морально-психологическая обстановка в трудовом коллективе, насколько я знаю, тоже вполне нормальная – очень позитивно была воспринята информация о вероятном приходе крупного инвестора.

Так, что комбинат вовсе не «лихорадит», как об этом еще недавно заявлял губернатор Боос, в очередной раз ставший заложником недостоверной информации, которую ему подсовывают его советники. Лихорадит, скорее, представителей «Янтарного союза» и Власенко, продолжающих нести в эфир свой горячечный бред о ситуации на предприятии. Вот им-то, как раз-то, и стоило бы задуматься над собственным самочувствием и прекратить выставлять себя на посмешище демонстрацией симптомов своей странной болезни.