Ждет ли Быка судьба Козленка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала, origindate::16.01.02

Ждет ли Быка судьба Козленка?

 Красноярский "авторитет" собрался на волю. Что думает по этому поводу суд?

Converted 12538.jpg

Быков Анатолий Петрович. 42 года. Уроженец села Еловка Иркутской области. Выходец из рабочей семьи. Известный предприниматель, ранее возглавлял Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ). Депутат Законодательного собрания Красноярского края.  Занимается благотворительностью.  Образование высшее. Кандидат в мастера спорта по боксу. Женат.

Наверное, за такого Анатолия Быкова избиратели Октябрьского района Красноярска отдали свои голоса на прошедших в конце декабря выборах в местный парламент. Именно таким Быкова показывают на подконтрольном ему телеканале ТВК-6. О таком Быкове рассказывает карманное красноярское "Авторадио". Юноши, инвалиды, краевые политики, депутаты фракции ЛДПР тоже, хочется на это надеяться, поручались за Быкова, выступали в его поддержку, помогали ему, потому что видели, слышали, читали о нем лишь хорошее. Потому что не знали другого Быкова. Настоящего.

Да, есть и другой Быков. "Толя Бык", Челентано, просто Бык. Список криминальных "погонял" можно продолжить. Пришел в бизнес, автоматом расчищая путь. Перестрелял под предлогом борьбы с иноземцами и прикрытием МВД всю красноярскую "малину" и сам возглавил местную оргпреступность. Коррумпировал региональные органы власти, правоохранительные структуры. Жестоко расправлялся не только с конкурентами и врагами, но и с партнерами и подельниками. Прикрываясь копеечной благотворительностью (видеомагнитофон, осцилограф для больницы, издание книги для учителей), скрывал от налогообложения миллионы долларов. Дважды привлекался к уголовной ответственности. В обоих случаях - по обвинению в совершении особо тяжких преступлений. Мстителен, заносчив, нагл. Болеет звездной болезнью.

Это тот Быков, которому его бывший друг и помощник Владимир Татаренков («Китаец», «Татарин») бросил с телеэкрана: «Вам не снятся убиенные, пусть не вами, но по вашему приказу?».

Сегодня Быков в Лефортово. В следственном изоляторе ФСБ он находится вот уже год. Нет больше должности председателя правления на КрАЗе. Нет былого влияния, когда жители Красноярского края говорили: «У нас два хозяина. Днем – Зубов (прежний губернатор. – Прим. авт.), ночью – Быков».

Но остались миллионы долларов. Сохранились связи. На многих влиятельных красноярцев собран компромат. Есть депутатский мандат, подтвержденный в конце прошлого года. Есть орава высокооплачиваемых адвокатов, успешно выполняющая работу не только и не столько юридическую, сколько пропагандистскую. Наконец, никуда не делись вылупившиеся за несколько лет змееныши – «братки» помельче и покрупнее, судимые и не судимые, уличные рэкетиры и легализовавшиеся «предприниматели» – все те, кто не знает другой жизни, кроме как работать на «Толю Быка», есть с его руки, выполнять любые его приказы.

Сегодня в Лефортово – завтра на свободе. Этот нехитрый трюк Анатолий Петрович уже проделывал. Выламывать руки свидетелям, давить на суд, руководить следствием прямо из собственной камеры Быков умеет виртуозно. «Как Быков скажет, так и будет» - эти слова он произнес уже находясь за решеткой.

Быков сказал. «Шестерки» кинулись выполнять приказ. Основной свидетель по делу Александр Василенко неожиданно отказывается от своих показаний. Материалы дела исчезают по дороге из одного суда в другой, затем возвращаются, но уже без нескольких листов. Следователей, занимавшихся делом Быкова все эти годы, отстраняют от работы. С должности начальника ГУБОП увольняют Михаила Ванечкина. Вилора Струганова, убийство которого Быков «заказал» Василенко, арестовывает красноярский СОБР и прессует в РУБОП так, что «Паша-Цветомузыка» заявляет: «Не верьте мне на слово, но на меня организована настоящая охота». Сейчас РУБОП с радостью докладывает: Паша по делу Быкова «поплыл». Но ведь Паша был задержан по статье «терроризм»! При чем здесь дело Быкова?

Кипучая деятельность по развалу уголовного дела приобрела такие масштабы, что о некоторых эпизодах борьбы за свободу Быкова начали говорить вслух. Сперва – осторожно, полунамеками, как бы чего не вышло. Потом – все громче. И вот уже практически все столичные газеты пишут о том, что люди красноярского авторитета пытаются подкупить судей Мещанского межмуниципального суда.

Реакции – ноль.

Андрей Козленок, обокравший Гохран на сотни миллионов долларов, недавно вышел на свободу. Отсидел несколько лет, причем большая часть срока пришлась на стадию предварительного заключения. На архивных кадрах из зала суда над участниками печально известной аферы «Голден Ада» хорошо виден адвокат Генрих Падва. Он защищал другого фигуранта дела - бывшего главу "Роскомдрагмета" Евгения Бычкова. Результат слушаний превзошел самые радужные ожидания обвиняемых: Козленок получил смешной срок, а Бычков был освобожден прямо в зале суда. Падва поработал на славу. И Козленок, и Бычков поделились украденными деньгами не с государством, а с Падвой.

Бычков – не Быков. На его руках – лишь алмазная пыль. Крови там нет. Отмываться от заслуженной кары было легче. Но и возможности опального чиновника и мафиози-миллионера не сопоставимы. Сколько отстегнул Быков на «работу» со следствием, судом, свидетелями – доподлинно не известно. Понятно, впрочем, что оплата адвокатов и их PR-деятельности – не самая крупная статья в его расходах.

Средств у «Толи Быка» достаточно. Толлинговые операции, практиковавшиеся им в бытность руководителем КрАЗа, приносили десятки миллионов долларов на счета в зарубежных оффшорах, переводились затем в банки Мексики и Аргентины. Занималась этим помощница Быкова Ирина Чехвалова. Не стоит забывать и о меньшем по размерам, но таком же стабильном доходе от «крышевания» красноярского бизнеса. Члены быковской ОПГ не брезговали ничем.

Судьям Мещанского суда, как писала «Независимая газета», предлагали миллион «зеленых». За то, чтобы Василенко и Струганов отказались от своих показаний, Анатолий Петрович пообещал заплатить сумму в шесть раз больше. Некоторым депутатам Заксобрания прежнего созыва, решавшим, давать ли согласие на привлечение Быкова к суду, сулили по 25-50 тысяч долларов. Организованная в центральных СМИ (прежде всего, на телеканалах ТВ-6 и НТВ) PR-кампания в поддержку красноярского «Робин Гуда» оценивается специалистами в 500-700 тысяч у.е. О том, во сколько Быкову обходится оперативная помощь краевых правоохранителей и их московских покровителей остается только гадать.

Задача Падвы – добиться освобождения Быкова под подписку о невыезде, сделать так, чтобы уголовное дело передали из Москвы в Красноярск. Дома и стены помогают. Тем более, если кроме стен там есть еще и свои люди.

Эти люди, казалось бы, должны работать на Александра Лебедя – раз уж они ему подчиняются. Но Быков им платит, а Лебедь – нет.

Падва не справляется. Юридических оснований выпускать на свободу человека, обвиняемого в организации заказного убийства, нет. Не ровен час, он еще кого-нибудь «закажет». Ведь Цветомузыку Быков «приговорил», едва покинув камеру предварительного заключения красноярского СИЗО. Там он дожидался окончания следствия по предыдущему уголовному делу – по факту убийства назаровского коммерсанта Олега Губина.

У Падвы сдают нервы. Он заявляет, что Быков не подсуден столичной Фемиде, жалуется в Европейский суд по правам человека, устраивает пресс-конференции, подозревает правоохранительные структуры в желании физически уничтожить его клиента. Занимается чем угодно, но только не юридической защитой. Потому что, согласитесь, трудно честным путем добиться оправдания человека, в вину которому красноярские обыватели ставят десятки заказных убийств. Даже по единичному случаю, выбранному следствием для рассмотрения в суде (организация убийства Вилора Струганова), Генрих Падва не может выстроить грамотную защиту своего клиента. Аргумент в стиле «Быкова судить нельзя, потому что Струганов жив» (читай: вот если бы киллер сделал свое дело, тогда – пожалуйста, а если «заказ» по каким-то причинам не выполнен, то и заказчика трогать нельзя) в суде не проходит.

Падву страхуют. Люди Быкова сами идут в Мещанский суд подкупать судей Никитина и Курдюкова. Они же, похоже, отправились «договариваться» с председателем Мосгорсуда Ольгой Егоровой, которая неожиданно для всех отклонила протест столичного прокурора Михаила Авдюкова, требовавшего вернуть материалы дела Быкова обратно в Тушинский суд.

Падва знает, что он не один разваливает дело Быкова. Поэтому информацию в газетах о подкупе судей не опровергает, а заявляет лишь, что лично он, Павда, и его коллеги по конторе Никитину и Курдюкову денег не носили. Очень тонко. Но не эффективно. Роль связного между Быковым в «Лефортово» и его друзьями на свободе, а именно этим и занимается Падва в свободное от пропаганды время, не оставляет сомнений: адвокат в курсе, что творят подельники его подзащитного.

«Авторитетный предприниматель» обращается к жителям Красноярского края с призывом «национализировать» правоохранительные органы. Куда дальше – не понятно. СОБР и РУБОП и так ходят под Быковым. На память приходят имена экс-главы краевого ФСБ Сафонова, бывшего начальника УВД Петрунина – оба они работали на «Толю Быка». И, судя по тому, что сейчас творится в Красноярске (арест и угрозы в адрес Струганова) – эти люди были не единственными, кто служил у Анатолия Быкова. Тот же следователь Андрей Бунев, вырвавший из дела Татаренкова десятки листов и сделавший все, чтобы Быков смог тогда выйти на свободу (Бунев «опоздал» в суд с постановлением о продлении расследования, за что получил строгий выговор Генпрокуратуры), теперь очень интересуется делом Струганова.

Или речь шла не о краевых служителях закона? С ними, действительно, еще работать и работать. Есть у быковской национализации начало, нет у этой национализации конца.

Опираясь на какие доводы Мещанский суд вынесет свое решение? Все будет зависеть от принципиальности судей, от того, что они выберут: личное финансовое процветание на несколько десятилетий вперед или же торжество закона.

Напомним вкратце «этапы большого пути» - историю уголовного преследования Быкова:

1999 году Быкову было предъявлено обвинение в убийстве красноярского бизнесмена Олега Губина. Весной 2000 году он экстрадирован из Венгрии в Россию, отправлен в Красноярск. Спустя несколько месяцев Быкова выпускают из под стражи – под поручительство местных депутатов и других общественных деятелей (спортсменов, ветеранов и т.д., чьи организации получали помощь от Быкова).

Главный свидетель по делу Владимир Татаренков, попав в Красноярское СИЗО, отказался от своих показаний (позже официально заявил, что сделал это, потому что Быков пообещал помочь ему с освобождением).

Осенью 2000 года Быкова задерживают по обвинению в организации заказного убийства Вилора Струганова. В отношении него возбуждено дело №185334 (по признакам подготовки умышленного убийства – ст. 30 и 105 УК РФ). Свидетелем по делу выступил Александр Василенко, которому Быков поручил исполнить убийство.

Краевой парламент отказывается дать согласие на лишение Быкова депутатской неприкосновенности. Летом 2001 года Верховный суд указал, что региональные депутаты неприкосновенностью не обладают.

Дело направляется в Тушинский суд г. Москвы. Адвокаты во главе с Генрихом Падвой заявляют о неподсудности Быкова столичным судам, требуют передать дело в Красноярск. Судья Владимир Голев по формальным основаниям постановляет передать дело в Мещанский суд Москвы.

Дело исчезает на несколько дней. Из него пропадают листы.

В СМИ появляется информация из правоохранительных органов, что люди Быкова ведут переговоры с судьями Курдюковым и Никитиным и предлагают им 1 млн. долл. За изменение Быкову меры пресечения и передачу дела в Красноярск.

Прокурор Москвы Михаил Авдюков подает протест в Мосгорсуд, требуя вернуть дело в Тушинский суд.

Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова отказывает в протесте, никак не обосновав свое решение (кстати, ее назначение сопровождалось скандалом: комиссия в Администрации Президента несколько раз отклоняла ее кандидатуру, а потом неожиданно сама вернулась к вопросу и назначила Егорову. Сообщалось, что в обмен на назначение Егорова пообещала довести «дело Гусинского» до победного конца).

Уходя в отпуск, Авдюков поручает своему заместителю Юрию Синельщикову подать новый протест, но тот этого не сделал (интересно, что Синельщиков еще в конце прошлого года настаивал на скорейшем рассмотрении дела Быкова в суде и прекращении следственных мероприятий).

Дело Быкова затребовала Генпрокуратура, но спустя день вернула. По закону передать дело обратно следствию может только судья.

Свидетель Василенко, находящийся на Кипре, заявил, что давал ложные показания против Быкова. Во время «признания» Василенко присутствовали доверенные лица Быкова – депутаты ЛДПР Владислав Демин (по кличке «Кокос») и Егор Соломатин. (Примечательно, что во время расследования дела Быкова Демин заявлял «Я за то, чтобы Быкова посадили, но сам его боюсь».)

В Красноярске местный СОБР по обвинению в подготовке взрыва задерживает второго свидетеля по делу – Павла Струганова. В изоляторе Струганова «прессингуют». Затем отпускают под подписку о невыезде. Он заявляет, что готов пренебречь подпиской, так как опасается за свою жизнь. Вскоре Струганова снова задерживают.

Первоначально заседание суда было намечено на конец января, но затем, после разговора с Генрихом Падвой – на 4 января. Однако 4 января из-за того, что Струганов не мог появиться в Мещанском суде, суд перенесен на 23 января.

Адвокаты пытаются изменить меру пресечения под подписку о невыезде, но суд отклоняет это ходатайство.