Железнодорожная стрелка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Железнодорожная стрелка Пока Путин выстраивал свои отношения с "другом Джорджем" в Шанхае, в Москве, уже по традиционной схеме, в Генпрокуратуру вызвали очередного "олигарха" -- министра МПС Николая Аксененко

" "Небеса обетованные" Похоже, что активная и бескомпромиссная позиция российского президента в борьбе с международным терроризмом, о которой он заявлял еще до трагедии в Нью-Йорке и Вашингтоне, начинает ставить Соединенные Штаты в весьма щекотливое положение. Потому как США еще не придумали, какое место во всей этой игре отвести России и что конкретно ей можно предложить за такое явное усердие. Путин же, не снижая напора и страсти, продолжает оказывать дополнительные знаки внимания своим заокеанским партнерам и еще до встречи с Джорджем Бушем в Шанхае на саммите АТС заявил о намерении России отказаться от военных баз на Кубе и во Вьетнаме.

И хотя переговоры о российском присутствии на кубинской базе, как говорят специалисты, велись уже два года, однако окончательное решение о нашем уходе с Острова свободы застало кубинского лидера врасплох. Более того, по сведениям мидовских источников, российская сторона даже не предупредила своего "друга Фиделя" о предстоящем заявлении Путина. Конечно, вопрос "иметь или не иметь" базу на Кубе, некогда являвшейся особо важным стратегическим объектом для российских военных, -- внутреннее дело России. Однако соблюдение дипломатического этикета, тем более в условиях, когда мы стремимся в мировую цивилизацию, было бы не лишним, учитывая также и то, что в дипломатии "бывших друзей" не бывает. 
Так или иначе, но наш отказ от военного присутствия на Кубе и во Вьетнаме не произвел на американскую сторону эффекта "разорвавшейся бомбы", то ли потому , что уже привыкли к взрывам собственных бомб в Афганистане, то ли по причине весьма прозаичной: спешка, как известно, нужна исключительно при ловле блох, в дипломатии же она совсем неуместна. 
Что же до российской стороны, то мнение в отношении наших уступок Соединенным Штатам разделились. 
Эдуард Воробьев, депутат от СПС: "Сдача баз на Кубе и во Вьетнаме -- шаг политико-экономический. Если мы будем компенсировать льготы военнослужащим, то нужны дополнительные средства -- а только одна кубинская база дает ежегодно около 6 миллиардов рублей. В Камрани же (Вьетнам), чем быстрее мы выведем свои две с половиной сотни военнослужащих, тем лучше, потому что это связано с престижем России. Иметь какой-то кусок и ничего на этом куске не делать -- это приводит к тому, что люди там просто бездельничают. 
С другой стороны, эти шаги, которые были обозначены президентом России с самого начала трагедии в США, являются подтверждением еще одного политического ориентира на то, что Россия берет курс на долгосрочное улучшение отношений с США и с НАТО. 
Что же до военной точки зрения, то за рубежом надо удерживаться насколько это максимально законно и возможно. Уйти никогда не поздно, а вернуться -- практически невозможно". 
Виктор Похмелкин, первый зам руководителя фракции СПС: "Идет торг, только общественность об этом не знает. Под это же проводятся очень нужные экономические и политические решения. Как только Путин заключит устойчивый союз с Западом, если он к этому придет -- он будет непобедим и внутри страны. Он разоружает либеральную оппозицию -- мы даже в НАТО готовы вступать, военные полностью деморализованы. Плюс Семья, которой также придется принять правила игры. 
Запад свои отношения с Россией увязывает с ПРО. Путину же надо красиво отступить, чтобы Запад нам красиво простил долги". 
Вячеслав Никонов, президент Фонда "Политика": "На форуме АТС в Шанхае наибольшие результаты достигнуты при обсуждении вопросов, связанных непосредственно с темой саммита. Там было заявлено о поставках российских энергоносителей в Китай и Юго-Восточную Азию, что важно для России. 
Второй круг вопросов, связанный с антитеррористической операцией, не принес ничего нового. Итоговый документ выглядит обтекаемо из-за позиции Малайзии и Индонезии. (Эти страны выступили против чрезмерного применения военной силы в Афганистане.-- "Профиль".) Третий круг вопросов -- российско-американские отношения. Здесь ожидались сенсации. CNN за два часа до начала встречи Буша с Путиным заявила, что Буш на этой встрече объявит о выходе США из договора по ПРО. Ожидалось, что будет заявлено о качественно новом уровне стратегического партнерства. Ни того, ни другого не произошло. Либо подобный уровень отношений не входит в планы американского руководства вообще. Либо нам придется подождать до саммита в Техасе. Но скорее -- первое." 
Так или иначе, но более оптимистично настроенные мидовцы предлагают дождаться встречи Буша с Путиным в Техасе, на котором, по их мнению, и будут расставлены все точки в российско-американских отношениях. Пока же президент США заявил, что "мы друг друга больше не ненавидим". 
Говорят, что внешнеполитическая позиция Путина в значительной степени соответствует понятию "Эр Эфия", которым часто пользуется политтехнолог Глеб Павловский. Согласно этой теории, если отдать все лишнее, то мы взлетим и будем под облаками и уж оттуда все назад возьмем. На самом же деле это известная философия старых комитетских групп. Нельзя исключить, что и Путин связан с этим форматом мышления и для него отдача баз -- красивая игра. С его точки зрения, он правильно распоряжается наследством, сбрасывая баласт, после чего наш воздушный шар непременно должен набрать высоту. 
Однако для того, чтобы взять такие базы, нужны миллиарды. И не факт, что чем больше мы будем отдавать, тем выше взлетим, а не глубже упадем. 
Не шапку, а по шапке Пока Путин занимался высокими вопросами международной политики, в самой России, как это стало уже традицией, в отсутствие президента на ковер в Генпрокуратуру вызвали министра путей сообщения Николая Аксененко. Ему предъявили обвинение, что при выплате зарплаты и командировочных своим работникам МПС перерасходовало из внебюджетных фондов 70 миллионов рублей, что в переводе на долларовый эквивалент составляет сумму чуть превышающую 20 тысяч "зеленых". И это при том, что главный железнодорожник страны занят проектами действительно гигантского масштаба, собираясь прокладывать мост на Сахалин и буквально вгрызаться в освоение БАМа. 
Бывший высокопоставленный чиновник Белого дома: "Министром Аксененко назначал Немцов. Предшественник Аксененко все время повышал тарифы -- и на железной дороге была неразбериха. Первое, что сказали Аксененко: снизить тарифы, создать независимый от МПС тарифный орган -- была организована комиссия по регулированию тарифов, которую возглавил Борис Немцов. И третье -- провести впервые после графа Витте тарифный съезд, который состоялся в Красноярске и в Москве, где решилось, что не должно быть никаких эксклюзивных скидок. Там было принято уникальное правило: если ты даешь скидку для одной компании, то она сразу же распространяется на все остальные. Надо было наладить работу Транссиба, достроить железнодорожную ветку вокруг Чечни. Кроме того, восстановить транзит Япония -- Южная Корея до Бреста. Все это Аксененко сделал в жестком режиме. 
Аксененко -- глубоко верующий человек. Он соблюдает посты. Он линейный как железнодорожник. Но он не подлец. Когда Немцова отправили в отставку, то Аксененко был единственным человеком, который позвонил ему и сказал, что всегда будет рад ему помочь". 
Кто окажет помощь самому Аксененко? Говорят, что за него -- Роман Абрамович, Татьяна Дьяченко с Валентином Юмашевым, Борис Березовский. Против -- новая команда Путина и Чубайс с Грефом, мечтающим о "демонополизации" МПС. 
Сам же Николай Емельянович якобы считает своими "заказчиками" Анатолия Чубайса и Олега Дерипаску, усматривая в нелояльном к нему поведении Генпрокуратуры две стороны. Во-первых, желание остановить запущенные им реформы в железнодорожном транспорте. И во-вторых -- дискредитировать исполнительную власть. Сделано же это было с подачи Сергея Степашина, чье ведомство и "выкатило" на Николая Емельяновича компромат. Заметим, что отношения между шефом железных дорог и нынешним руководителем Счетной палаты всегда были далеки от идеальных. Рассказывают, что когда Степашин уходил в отставку с поста премьера, то он не смог даже сдержаться, чтобы не съязвить в адрес Аксененко: "Николай Емельянович, я думаю, что вы тоже долго не задержитесь". 
Однако прогноз Степашина оказался ошибочным: после выезда Сергея Вадимовича из Белого дома (а почитай и из ельцинских преемников на президентский пост) эмпээсовец в своем кресле задержался, хотя также не смог получить обещанного ему Ельциным Кремля. 
Из книги Бориса Ельцина "Президентский марафон": "Итак, кто у меня в списке сейчас? Николай Аксененко, министр путей сообщения. Тоже хороший запасной игрок. Опять он в моей "премьерской картотеке". Аксененко вроде бы по всем статьям подходит. Решительный, твердый, обаятельный, знает, как с людьми говорить, прошел долгий трудовой путь, поднялся, что называется, от земли. Сильный руководитель". 
О том, что помешало Аксененко стать президентом, рассказывает источник из кремлевской администрации: "Аксененко активно лоббировался Татьяной Дьяченко, Абрамовичем и Мамутом. Был момент, когда Ельцин позвонил Селезневу (17 мая 1999 года) и сказал, что в Думу вносится кандидатура Аксененко, о чем думский спикер и объявил на пленарном заседании. Все тогда зашумели, потому что на премьерский пост была уже внесена кандидатура Степашина. На что Селезнев ответил: "Я же утром мыл уши". 
А было так. Татьяна зашла к отцу, и при ней Ельцин действительно позвонил Селезневу. Когда же она вышла, то Борис Николаевич послал адъютанта забрать указ на Аксененко, который сам при Татьяне подписал и отправил в Думу. Говорят, что, еще не зная этого, Татьяна Борисовна позвонила Аксененко и сказала, чтобы тот открывал шампанское. 
Аксененко не позволили стать президентом обстоятельства: против него серьезно выступала чубайсовская группа. Ельцин же не мог допустить раскола во власти, а потому в конце концов нашел компромиссную фигуру в лице Путина". 
Чистый миллиард Аксененко хотя и не стал премьером, однако МПС за собой сохранил, чуть позже предложив и свою схему реформирования подвластного ему ведомства. Кстати, поначалу железнодорожный начальник сопротивлялся реформированию МПС, пока не создал свою систему и не посадил своих людей на ключевые должности. 
К тому же, по мнению депутата от СПС Сергея Юшенкова, "в МПС вращается самое колоссальное количество живых денег. Только налоги этого ведомства составляют 3,5 миллиарда рублей в месяц, а оборот денег за тот же период равен примерно миллиарду долларов". 
Не менее важна должность министра и в политическом плане: 17 начальников железных дорог контролируют всю страну. 
Насчет "наезда" на всесильного железнодорожника существует несколько версий. 
Первая. В связи с реструктуризацией железных дорог предполагается создать частные перевозочные компании, а подвижной состав через несколько лет подлежит приватизации. И от того, кому будет принадлежать транспорт, зависит прибыль алюминиевых компаний. Отношения Аксененко с Олегом Дерипаской из-за железнодорожных тарифов неровные -- Дерипаска владеет 70 процентами алюминия в стране, вот алюминиевый магнат и решил якобы подставить ножку главному железнодорожнику. В себестоимости алюминия транспорт составляет до 30 процентов. 
Однако, по мнению людей сведущих, Олегу Дерипаске лучше иметь хорошие отношения с нынешним министром, нежели пытаться его скинуть. Потому как при таком раскладе еще неизвестно, кто сядет в министерское кресло, а судя по всем новым кадровым тенденциям, им непременно окажется питерец. К тому же вряд ли "члены семьи" стали бы разбираться друг с другом через Генпрокуратуру. 
Версия относительно причастности Чубайса также не стопроцентна. Высокопоставленный думский источник: "Действительно, у главы РАО ЕС всегда были плохие отношения с Аксененко, конфликт этот в том числе производственный -- между потребителем и производителем (МПС должна РАО ЕЭС). Но для Чубайса очевидно, что от фамилии министра он не зависит -- в кресле руководителя МПС может оказаться верный путинец". Наконец, версия третья -- на Аксененко замахнулись новые волошинские замы вопреки истинному желанию своего шефа. Не случайно Дмитрий Козак предупредил министра не апеллировать к премьеру, а самому решать проблему. Этим людям Путин больше всего доверяет, к тому же именно с ними он связывает и свое избрание на второй срок. Говорят, что документы на Аксененко якобы запросил лично генеральный прокурор, что с большим удовольствием и выполнил Сергей Степашин, тем более что у Генпрокуратуры всегда большой дефицит в делах по коррупции. 
Путину же после его расправы с Березовским и Гусинским нужна следующая жертва, чтобы в случае чего свалить на них все неудачи в стране, которые вполне возможны из-за падения цен на нефть. Так что сделать из главного железнодорожника очередную жертву в борьбе с коррупцией вполне логично. 
К тому же, по сведению источника из кремлевской администрации, "у Путина не очень хорошая электоральная ситуация -- идет брожение в регионах и в бизнес-элите. Других же способов укрепить власть, кроме как показав, что коррупция досталась ему из эпохи Ельцина и он будет нещадно ее выкорчевывать, подчеркивая тем самым непопулярность ельцинского правления, у Путина нет. Добавим, что спецслужбы мечутся: с одной стороны, Путин -- их президент, а с другой -- он для них ничего пока не сделал. Значит, надо его как-то подтолкнуть". 
Алексей Митрофанов, депутат от ЛДПР, полагает, что "Аксененко просто следующий по списку". 
Если так, то кто за ним? Тучи могут сгуститься и над другими представителями ельцинского клана, тем же Чубайсом. Однако, тронув главу РАО ЕС, Путин поссорился бы со многими чубайсовскими людьми в правительстве. К тому же голосами СПС проходят многие решения в Думе, а потеря контроля над парламентом ему невыгодна. Да и сам Чубайс укоренен в Семье лучше Аксененко. 
Депутат от СПС Сергей Юшенков: "Во-первых, не стоит забывать о том, что Аксененко был преемником Ельцина, и понятно, что Николай Емельянович может быть востребован какой-то частью элиты как конкурент Путину. Для чего надо его выбить из игры. Началом же этой компании мог послужить конфликт между Аксененко и министром обороны Сергеем Ивановым. Аксененко решил, что он может изъять из налоговых поступлений задолженность министерства обороны МПСу, которая накопилась у военного ведомства. Сумма составляла около 500 миллионов долларов. Понятно, что позиция Иванова, учитывая его близость к президенту, сильнее положения Аксененко. 
Во-вторых, вызов Николая Емельяновича в прокуратуру похож на попытку устранить других сильных мира сего. Но для того, чтобы сразу это было не столь заметно, начать решили с министра путей сообщения, который выступает как государственник, сильно сопротивляющийся либерализации своего ведомства. Аксененко предпочитает сохранить эту мощную структуру в своих руках. В планы же Грефа входит ее демонополизация. В этом случае возможна новая охота на "олигархов" с тем, чтобы держать их в постоянном напряжении". 
Путин на распутье Любопытно, что вызов Аксененко в Генпрокуратуру почти совпал с объявлением в федеральный розыск Бориса Березовского. 
Думский источник: "Атаку на оппозиционные силы, в том числе на Березовского с принадлежащим ему каналом ТВ-6, надо подкрепить еще и нападками на тех лиц в исполнительной власти, которые подозреваются в нелояльности новому режиму и имеют очень хорошие отношения с режимом старым. Аксененко был одним из ельцинских фаворитов, у него остаются контакты с Семьей. К тому же Николай Емельянович -- фигура, давно укорененная в исполнительной власти, и, очевидно, возникла необходимость эти корни во власти подрубить". 
Что касается Березовского, политолог Сергей Кургинян считает: "То, что Бориса Абрамовича убрали на периферию, не означает, что он перестал быть частью клана. Он держит все пакеты информации. Он один их архитекторов этого клана и знает его внутреннее устройство. Так что пока Семью не демонтируют -- ее качают". 
Если так, то похоже, что уголовное дело на Аксененко -- "черная метка" Семье и премьеру Касьянову. Во всяком случае, сегодня реальной и легальной оппозиции Путину ни в парламенте, ни в бизнесе не существует. Вся она -- за границей и в розыске. Гусинский -- фигурально, Березовский -- натурально. Остальные же клянутся президенту в верности. Что, впрочем, не есть хорошо. 
Сергей Кургинян: "Ельцин, в отличие от Путина, создавал упругую среду, окружая себя людьми, которые, не опасаясь его гнева, могли спорить, в результате чего вырабатывалось нужное решение. Он понимал, что завтра эта среда будет защищать его как себя. Но когда сначала Гусинского, а потом и Березовского отправили в нокаут, сама логика олигархов от СМИ -- "купите себе немножечко власти" -- себя не оправдала. Теперь все они не хотят никаких СМИ и связанной с ними головной боли, а выстроились и рапортуют: "Ваше Величество, Вы - гений". Путин же смотрит лишь на то, чей голос в этом хоре звучит громче. Однако, раздавив строптивых "олигархов", он сам себя посадил в болото, в некую непластичную и неупругую среду. 
Сейчас у него ситуация, когда открыто все говорят только хорошее, а на выходе начинают шептаться. Эта вязкость не позволяет ему положиться ни на чью искренность. Он находится в состоянии, близком к невесомости. 
С другой стороны, президент опасается и своих фээсбэшников -- в противном случае он не создал бы Госсовет с его президиумом. Уголовное дело на Аксененко -- это попытка фээсбэшников в элитной игре добраться до горла самого Кремля, то есть еще больше расшатать позиции Волошина. Путин же дозированно санкционирует подобного рода наступления. Если бы он хотел санкционировать их на всю катушку, то давно бы не было никакой Семьи". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации