Железнодорожные нефтедоллары

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Железнодорожные нефтедоллары Член правительства есть человек государственный. Назначенный на службу президентом страны и обязанный хранить и умножать казенное добро

"Хранит и умножает каждый как может. Кто лучше, кто хуже. Особенно хорошо идет процесс умножения в тех отраслях экономики, где есть прямые рычаги воздействия на финансовые процессы. Например, рычаги тарифные. Сиди себе и дергай, пока не отвалятся. Да завистников отгоняй, чтоб не цеплялись.

Похоже, зря потратил служебное время Михаил Михайлович Касьянов вдали от пределов родной страны, дабы не дать упасть с биржевых высот цене барреля российской нефти. Поставленные им задачи - как личная, так и общественная - остались не выполненными. Задача личная - сохранение кресла, задача общественная - собирание денег. 
Пост председателя правительства - на самом деле кусок лакомый, посидел на нем полгода-год и хватит. Год заканчивается на днях. Достижения - спорные. Недостатки - налицо. Вопрос -на чьем конкретном лице недостатки отразятся. Задача членов кабинета - сохранить свое лицо. Любой ценой. Желательно, за чужой счет. На этот самый счет и собирает деньги по мере сил и возможностей каждый федеральный министр. 
Лучше всех работа эта получается у министра путей сообщения Николая Аксененко, обогнавшего в финансово-карьерной гонке врага всех монополий Илью Южанова и наблюдающего за тарифно-творческим процессом вице-премьера Виктора Христенко. 
Суть вопроса в том, что злые господа Южанов и Христенко сговорились всячески мешать доброму министру железнодорожного транспорта в вопросе формирования и проведения в жизнь тарифной политики, на протяжении последних лет являющейся верным куском хлеба господина Аксененко. Сговаривались они достаточно долго, с переменным успехом, зависящим от материальных воздействий на процесс сговора богатых железнодорожников, но - то ли у последних денег не хватило, то ли у первых возобладал государственный инстинкт - было принято правительственное решение о запрещении ведомству путей сообщения самостоятельно устанавливать тарифы на перевозки грузов в экспортном сообщении. О выполнении государственного долга господа Южанов и Христенко доложили главе государства, на том и успокоились. Однако вопрос контроля выполнения принятых ими решений либо не был рассмотрен, либо по неизвестным причинам остался за кадром. 
В результате ущемленный в тарифных правах федеральный министр издал ведомственный акт (телеграмма #197 от 21 марта с.г.), устанавливающий понижающий коэффициент 0,8 к базовым ставкам тарифа на перевозку нефти и нефтегрузов "на расстояние свыше 500 км на основании компенсационных взаиморасчетов". 
Возможно, в личном бизнесе господина Аксененко есть структуры, потребляющие количество нефтепродуктов, образующихся от "компенсационной основы". Ведомство путей сообщения вряд ли потребляет количество нефти стоимостью 20 процентов от базовой величины тарифа. Ежемесячный объем перевозок осчастливленных телеграммой нефтеотправителей, как то: "Тюменская нефтяная компания", "НГК Славнефть", "Юкос", "Татнефть", "Роснефть", "Сиданко" - составляет не менее 5 миллионов тонн. 
Понижающий коэффициент 0,8 в переводе на общепонятный язык означает 20 процентов денег, недополученных государственным бюджетом и навсегда выпавших из налогообложения. Судьба не перечисленных в телеграмме нефтеносных компаний может не тревожить обывателя: как правило, за два процента отката можно между собой договориться. 
Так что, пока Государственная Дума, правительство и лично президент Российской Федерации ломают голову, как осчастливить бюджет государства постоянными нефтедолларовыми подпитками, один федеральный министр не только имеет свою точку зрения по данному вопросу, но и успешно проводит ее в жизнь. 
При этом другой федеральный министр задумался, где взять 20 миллиардов рублей, выпадающих из доходов МПС при приведении тарифной ставки к единому знаменателю. Имя первого министра Николай Аксененко. Имя второго - Илья Южанов. Арбитры между ними - господа Греф и Христенко - похоже, отдыхают. Потому что вовсе не понимают, в какую игру ввязались. Не хватает ни средств, ни возможностей, ни знания правил игры. 
Стоящий над кабинетной схваткой президент России, опираясь на президиум Госсовета, 25 апреля в очередной раз высказал пожелание разработать и внедрить единый транспортный тариф. Не будучи железнодорожником, Владимир Владимирович вряд ли сможет понять, что единый транспортный тариф уже вовсю действует на российских железных дорогах. В пользу единого лица. Умного и волевого. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации