Желтая пресса и черный PR в деле "Трёх Китов"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Отклик на публикацию [page_22304.htm "Три кита и акулы в погонах"]

Оригинал этого материала
© "Вокруг новостей", origindate::19.03.2008

Желтая пресса и черный PR в деле "Трех Китов"

Кому и сколько платит Сергей Зуев за публикацию собственной версии дела о контрабанде?

Валерий Ушаков

Converted 26393.jpg

После прочтения якобы собственного расследования «Известий» под авторством Владимира Перекреста [page_22304.htm «Три кита и акулы в погонах»], сложно удержаться и не высказаться по этому поводу, - очень стало обидно за профессию журналиста.

Презумпция невиновности – одно из ценнейших достижений человечества в целом и демократии в частности. Как и в любом развитом цивилизованном государстве, степень вины у нас определяет суд. Правда, сильные мира сего так и норовят «помочь» служителям Фемиды вынести правильное, с их точки зрения, решение. Судебная система с «басманным» колоритом – чисто российское изобретение. Но особо изобретательные товарищи не опускаются до банальных взяток и угроз в адрес судей и присяжных заседателей. Куда проще сформировать необходимое мнение с помощью прессы всевозможных расцветок. К несчастью, практически любое издание сегодня может поспособствовать решению конфликтной ситуации.

О том, что обвинить человека в преступлении может только суд, журналисты часто забывают. В итоге, любое громкое дело освещается в прессе в черно-белых тонах – вот вам преступник, вот – пострадавший. И никаких сомнений. Другое дело, что порой стать преступником на страницах того или иного издания может тот, за кого больше заплатили. Или наоборот, отмыть репутацию «спонсоры» помогают тем, кто погряз в криминале настолько, что законных способов облегчить незавидную долю обвиняемого в тяжком преступлении просто нет.

«Три кита» заплыли в море информационной войны

Среди самых обсуждаемых и громких процессов последнего времени особняком стоит скандальное дело о контрабанде мебели для ТЦ «Гранд» и «Три кита». За 8 лет, прошедших с момента возбуждения первого уголовного дела в отношении «мебельного магната» Сергея Зуева, в жернова этого громкого процесса попали десятки людей, среди которых оказались сотрудники ГТК, ФСБ, ФСКН, государственные чиновники и бизнесмены. Журналисты захлебывались «собственными расследованиями», версиями и предположениям, извлекали на свет Божий секретные документы и рапорты спецслужб. И все это ради того, чтобы заработать сумасшедший рейтинг своему изданию, получив сладкий кусок эксклюзива. Оказавшись в столь незавидной ситуации и попав в места предварительного заключения, Зуев так и не смог оценить реальные масштабы происходящего. Надеясь на собственные капиталы и, как принято говорить, поддержку влиятельных людей, он до последнего момента был уверен в своей неуязвимости. В этом легко убедиться, проанализировав все материалы СМИ, посвященные этому скандальному процессу. Адвокаты обвиняемого никогда не комментировали свою позицию в прессе, а вот сам Зуев еще до своего заключения предпочитал реагировать на публичные обвинения зачастую не совсем адекватно.

Такой самоуверенности и силе воли можно было бы позавидовать, если бы не одно обстоятельство. Когда всем стало абсолютно очевидно, что дело неминуемо движется к суду, а очередное ходатайство адвокатов Зуева об изменении меры пресечения было отклонено, «мебельные контрабандисты» дрогнули. С этого момента в СМИ стали появляться редкие выступления защитников Сергея Зуева и статьи сомнительного содержания, в которых авторы пытались выставить «бизнесмена» невинной жертвой политического режима. За что и были выплачены немалые суммы в известных единицах руководителям соответствующих изданий. Ничего странно в этом, конечно, нет. Не зря СМИ у нас именуют четвертой властью, грех не использовать такое оружие в информационной войне, когда на кону стоит свобода. Однако, несмелые попытки защитников «мебельного магната» оправдать своего подопечного в глазах судей и заинтересованных лиц еще сильнее испортили его ситуацию. Надо сказать, что представители большинства изданий не утруждали себя нудным сбором и изучением документов, материалов уголовного дела и общением со свидетелями. Поэтому особым разнообразием такие публикации не отличались.

Зуев – пешка в большой политической игре

Первой ласточкой стало интервью адвоката Зуева Кирилла Полищука, в котором он утверждал, что никаких шансов выиграть это дело у Следственного комитета нет, потому что все эти 8 лет следователи занимались неизвестно чем, и не смогли собрать никаких доказательств против «добропорядочного» гражданина. При этом господин Полищук называл дело «Трех китов» банальнейшим делом о контрабанде, в котором нет не то, что пострадавших – ущерба никому и то не нанесли. Более того, сумма нанесенного государству ущерба в размере 600 тысяч долларов, оценивается адвокатом Зуева как ничтожная по нынешним временам. Прочие «доводы» защиты сводились к еще более нелепым умозаключениям, которые в суде сослужат хорошую службу стороне обвинения.

Но дальше стало еще интереснее. Поняв, что своим ораторским умением господин Полищук лишь ухудшает и без того проигрышную ситуацию, было принято решение о привлечении «настоящего журналиста». Чтоб опытный в таких делах человек рассказал «всю правду» общественности. Защитники Зуева благоразумно предпочли забыть о существовании документов и материалов уголовного дела, с которыми «настоящий журналист» не был ознакомлен. Пользуясь тем, что большинство людей, интересующихся «делом «Гранда» и «Трех китов», также не были знакомы с материалами проверок и установленными следствием фактами, адвокаты Сергея Зуева рассказали историю контрабанды мебели по-своему. В итоге появилась статья, искажающая реальное положение вещей. А задуматься есть над чем.

Согласно позиции защиты «мебельного магната», вся история контрабанды была задумана таможенниками с целью отобрать прибыльный бизнес у Сергея Зуева. Эта тема является лейтмотивом «оправдательного» материала. При этом «настоящего журналиста» мало волновали факты, давно известные следствию и основным фигурантам «китовой» истории. Многие аналитики называют дело о контрабанде «войной между таможней с одной стороны, Генпрокуратурой с другой и ФСБ – с третьей». Правоохранительные органы пытались доказать злонамеренность друг друга. Политические аналитики даже связывали скандал с разборками внутри кремлевской администрации. Дело о контрабанде мебели имело много предпосылок. Тогда, в 2000 году, судя по всему, действительно разгорелась настоящая война между ГТК и прокуратурой, и в этом смысле дело о контрабанде было очень кстати. Чем оно тогда закончилось, мы тоже уже знаем. Сегодня в числе прочих причин эксперты рассматривают и личное вмешательство президента, и желание каким-то образом объяснить последние кадровые перестановки в высших эшелонах власти.

О каком отъеме бизнеса идет речь? Понятно, что Зуев являлся всего лишь незначительным звеном в большой игре силовых ведомств, которая продолжается до сих пор. Однако из-за своей мании величия Зуев предпочитает думать по-другому. Но это его личные проблемы. К большой политической игре он не имеет никакого отношения. Хотя с бизнесом у него действительно были проблемы, которые, собственно, и привели его в места не столь отдаленные ( долги надо всегда платить).

В материалах уголовного дела схема контрабанды установлена полностью. Приведены также и фамилии всех ее участников. Организована она была действительно филигранно. Сам Зуев, называя себя всего лишь наемным менеджером «Гранда» и «Трех китов», был прав. В торговом комплексе арендовали торговые площади различные фирмы, торговавшие вполне легально. Но сам Зуев умудрялся завозить контрабандную мебель из Германии, Италии, Испании и Китая, используя подставные фирмы-однодневки с помощью некой госпожи Потаниной Марины, которая была правой рукой «мебельного магната». Именно она контролировала всю цепочку от закупки до реализации, проводя контрабанду через Прибалтику в Санкт-Петербург, обходя «лишние» таможенные формальности. Заграницей поддержку Потаниной обеспечивали известные следствию люди. Действуя по вышеизложенной схеме, Зуеву удавалось много лет осуществлять поставки контрабанды в ТК «Гранд» и «Три кита». Вот только по утверждению окружения Зуева, у него постоянно не было денег, работал он на одних кредитах.

Если бы «настоящий журналист» заставил себя хотя бы по диагонали изучить материалы уголовного дела, вполне можно было бы избежать нелепых утверждений о том, что прибыльный (и честный!) бизнес приглянулся коррумпированным сотрудникам спецслужб, за что Зуев и поплатился свободой. В деле также содержаться документы, подтверждающие нелегальный ввоз мебели, в которых четко написано – вес и стоимость ввозимой Зуевым мебели намеренно занижались.

Напомним, что в своих «разоблачениях» Зуев неоднократно упоминает сначала неких чеченцев, затем неких сотрудников ФСБ и потом неких сотрудников Госнаркоконтроля (ФСКН), которые якобы присвоили принадлежавшие ему ТК «Гранд» и «Три кита». В ходе проведенных следственных действий эти факты не нашли никакого подтверждения, зато Зуева охарактеризовали как психически больного человека. И эти документы есть в материалах дела. Это значит, что Зуев либо придумывает каждый раз новых персонажей, чтобы втянуть в дело больше людей, либо ему диктуют, кого надо указать в очередном заявлении. И затем те, кто диктуют, «отрабатывают» это заявление, извлекая из этого свои интересы.

Позже с подачи сотрудников ФСБ, имена которых известны всем заинтересованным лицам этой запутанной истории, в прессе был инициирован ряд компрометирующих руководство и сотрудников ФСКН материалов. Межведомственная война была в полном разгаре. По одной из версий, ФСБ занялось сотрудниками ФСКН Александром Бульбовым, Юрием Гевалом и Сергеем Донченко после того, как главный фигурант дела «Трех китов» Сергей Зуев на суде заявил, что передал для руководства Госнаркоконтроля 1 млн. долларов. Однако ранее в деле Зуева фигурировали совершенно другие фамилии, и ни генерал Бульбов, ни другие арестованные сотрудники в эту журналистскую схему никак не укладывались. К тому же затем и сам Зуев заявил, что эти фамилии он слышит впервые. Странности поведения Сергея Зуева также имеют вполне логическое объяснение. Для родных и близких «бизнесмена» никогда не было секретом сложное психическое состояние Зуева. Его слабость к наркотическим веществам и алкоголю также неоднократно подтверждалась, в том числе и медицинскими справками из психоневрологических диспансеров. Правда, теперь сам Зуев утверждает, что в психиатрическую больницу им. Ганнушкина его упрятали партнеры по бизнесу, дабы устранить конкурента. Более того, теперь Зуев и его защитники заявляют, что его планировали убить в местах заключения. Сотрудники правоохранительных органов, с которыми мы неоднократно общались в ходе подготовки серии материалов по «китовому делу», убеждены, что никакого покушения на жизнь «мебельного магната» не планировалось. А вот у него самого рыльце, что называется, в пушку, да и в долгах он весь.

…и другие тайны следствия

За 8 лет «дела «Гранд» и «Трех китов» погибли несколько человек. Убийство некоторых из них следователи связывают с бывшим начальником службы безопасности ТК Николаем Коптевым. Именно благодаря этому человеку, имевшему связи в правоохранительных органах, в 2001 году удалось закрыть проблемное уголовное дело, возбужденное против Сергея Зуева. Это именно он, заручившись поддержкой братьев Халидовых, помог последним завладеть частью мебельной империи Зуева.

Разругавшись с Коптевым и осознав всю серьезность ситуации, Зуев обратился за поддержкой к очередным влиятельным людям, которых сегодня он тоже публично поливает грязью, руками «настоящего журналиста». В свое время нам пришлось пообщаться со всеми этими людьми, поэтому нам совершенно понятна абсурдность «обвинений» Зуева. Кроме того, в материалах уголовного дела есть протоколы их допросов, из которых наверняка ясно, что кроме добра Зуев от них ничего не видел. Получается, что Зуев заняв деньги, обратился к одним людям с просьбой о якобы защите, чтобы не отдавать деньги, затем через какой то период обратился к следующим, чтобы не рассчитываться с предыдущими, затем к следующим и т.д.. Доказать обратное следствию не удалось, но «настоящий журналист» думает иначе. Могу понять, почему сотрудники оплеванной Зеувым организации не желают публичных выяснений отношений, и не требуют опровержения. Тайну следствия, а, значит, и подписку о ее неразглашении еще никто не отменял, ну или они просто знают больше нас, вот и не реагируют.

Как ни крути, а невинной жертвой Сергея Зуева никак не назовешь. Можно привести массу фактов и примеров, подтверждающих вину «мебельного магната», и мы не раз это делали в предыдущих публикациях. Можно даже соврать, утаить, исказить за определенную сумму, как это делают «настоящие журналисты». Только какой во всем этом смысл? Против фактов не попрешь. Да и истину все равно установит суд, а не прокуроры, защитники, и даже не «настоящие журналисты». В своих многочисленных публикациях мы пытались осветить все стороны этого сложного и неоднозначного процесса, но никак не повлиять на мнение судей. Другое дело, что лояльные защитникам Зуева издания пытаются достичь именно этой цели. Задумайтесь, господа, стоит ли тратить на это такие деньги? Ведь в лучшем случае они просто исчезнут в карманах руководителей изданий, а в худшем – приведут вас на скамью подсудимых. Ведь клевета, искажение фактов и давление на суд – уголовно наказуемые деяния.

Как только следствие выяснит, кто заказывал статью в «Известиях», многое станет понятно, и появятся ответы почти на все вопросы по этому делу. Думаю, заместитель главного редактора должна быть в курсе!