Женщина "сдавшая" империю Ходорковского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Женщина "сдавшая" империю Ходорковского

"- Это все, что удалось отвоевать, - грустно говорит Елена, показывая на кресла и диван. - Остальное описано и увезено. А другая мебель, которую вы видите, снята вместе с квартирой.

Елена сейчас обитает в парижском пригороде Нейи-Сюр-Сен. Вместе с ней здесь живут Роже - ее гражданский муж, и Гришка - сын Роже от первого брака. 
- Я сейчас многое про себя узнала из прессы. То я роковая женщина, то взбесившаяся секретарша. Вот в одной российской газете написали, что у меня есть незадекларированный дом, в котором я устраиваю оргии. Может, мне и хотелось бы, но, извините, не по средствам. 
Елена смеется. Она обаятельна и очень молода на вид. Потом в разговоре проскальзывает, что ее сыну - 29 лет. 
- Простите?.. - торопею я.
- У меня был хороший хирург, - спокойно поясняет она. - Ну и спорт, конечно.
Это не женская месть!
- Сейчас они в «ЮКОСе» говорят, что меня не знают. Но вот - выписки из банковских счетов. Вот - приглашение моим адвокатам приехать в Москву за счет компании. Вот - схема, нарисованная лично Голубовичем (финансовый директор «ЮКОСа», предложивший Елене работать в компании - Ред.). А это, видите, пометки на полях, сделанные его рукой, - указания к действию. 
- Говорят, что все бумаги, которыми вы располагаете, - фальшивки.
- Ага! Я ночами не сплю, только и занимаюсь, что бумажки фабрикую. А сверху еще штамп ставлю - от французской налоговой полиции. 
Действительно, почти на всех документах - характерный штамп. 
- Тем не менее вы заговорили только теперь, когда Ходорковского посадили.
- На самом деле я давно пыталась заговорить, только меня слушать никто не хотел. Помню, звонила в одну российскую деловую газету, там ответили: «Да кто ж о вас писать будет?!» Потом обращалась в известную адвокатскую контору, там тоже удивились. Сказали, что все куплено, и бороться в России с «ЮКОСом» не стоит. 
- Про ваш поступок уже говорят, как про женскую месть.
- Нет, никакой женской мести! Просто мне было ужасно обидно, когда меня бросили.
- Еще один момент - знаете ли вы лично Ходорковского?
- Нет, не знаю. Я работала с Голубовичем, его женой и сестрой его жены. Причем это всегда были дружеские отношения, мы вместе отдыхали. Остальных людей из «ЮКОСа» я действительно не знала. 
Открыть оффшор - не проблема
- Отдых с «новыми русскими» - это звучит красиво.
- В этом нет ничего сверхъестественного. Сам Голубович - я про него ничего плохого не скажу. Очень умный, скромный, обаятельный, воспитанный. Жена его тоже очень умная женщина. Правда, с жутким характером. Вот она как раз могла устроить сцену в ресторане в духе «новых русских». А Голубович... просто он уперся в стену в моей ситуации, которую было легко уладить. В конце концов я заработала для него немало денег. В год, по моим счетам, проходило около трехсот миллионов долларов! Меня надо было на руках носить...
- В «Пари-матч» писали про какие-то сто восемьдесят тысяч долларов, на которые покупались драгоценности для любовниц «новых русских»...
- Ну, просто я жила в Париже, здесь было легче достать какие-то редкости. Меня просили. Иногда я искала антиквариат, потом чуть ли не грузовиками отправляла все в Россию. Однажды кому-то понадобилась старинная сабля... Жемчужное колье помню, оно стоило где-то 80 тысяч.
- Вы были ширмой где-то в тридцати оффшорных компаниях. Впечатляющая цифра.
- На самом деле очень просто открыть оффшорную фирму. В Женеве на каждом углу есть компании, продающие оффшоры. Стоит это не так уж дорого - около тысячи с половиной долларов. Самое сложное потом - это открыть для фирмы счет в банке. Вот тут как раз я и была полезна, поскольку была гражданкой Франции. Надо сказать, я всегда говорила банкирам, что буду иметь дело с российскими деньгами. Кто-то соглашался, кто-то сразу отказывался. Как-то после того, как со счета в одном банке было по распоряжению Голубовича переведено на другой счет где-то полмиллиона, меня оттуда «попросили». Сказали - да, мы понимаем, что у вас не криминал, но несколько удивлены вашей непредсказуемостью. 
«Я могла бы стать графиней»
- Тут легенды про вас рассказывают. Вы и на «Гелендеваген» рассекаете...
- Н-да, рассекаю... Это уже старая машина, ее я купила еще до встречи с Голубовичем. На собственные деньги. У меня был бизнес, я поставляла в Россию небольшие партии товаров. Коньяк, шмотки. Вся прибыль уходила на образование сына. Одно время я рассекала на «Моргане», очень мне нравится эта марка, но машину пришлось продать, чтобы оплатить адвокатов. 
- Про вашу личную жизнь тоже уже появились истории...
- Да я могу сама все рассказать. Сперва был русский муж - военный. Потом - французский дипломат, работавший в Москве. Но ему как-то уж слишком понравились русские женщины, и это в конце концов невозможно было переносить. Сейчас я уже 10 лет с Роже. Да, одно время я собиралась стать графиней. Год где-то встречалась с графом-красавцем. Только вот он был глуп как пробка, и в финале я поняла, что графини из меня не получится."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации