Женщина с большими деньгами. Парамонова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В России с ее консерватизмом и предрассудками женщина в бизнесе и экономике до сих пор воспринимается, как в моряцкой среде - баба на корабле. Однозначно к беде. Но первый зампред Центрального банка России Татьяна Парамонова - исключение.
Грозной кариатидой возвышающаяся среди банкиров-мужчин, Татьяна Владимировна на протяжении уже почти тридцати лет успешно делает банковскую карьеру, пользуясь в финансовом сообществе вполне заслуженным авторитетом.

Правила левой руки

Помните песню Галича про товарища Парамонову? Так звалась в песне грозная жена героя, которая, узнав об измене мужа, добилась вынесения ему "строгача" по партийной линии. Собственно, к личной жизни выдающегося банковского деятеля эта песня не имеет никакого отношения. Но силой характера обе Парамоновы - реальная и песенная - похожи. И в обеих чувствуется добротная советская закваска.
Совсем недавно Татьяна Парамонова (или просто тетя Таня, как любовно называют ее за глаза подчиненные) отпраздновала пятидесятилетний юбилей. Она родилась в 1950 году в Москве, в 1972 закончила Плехановский институт по специальности "финансы и кредит", а получив диплом, попала на работу в Госбанк СССР простым экономистом, потому что в начале 70-х особого раздолья для реализации своих амбиций начинающие банкиры не имели.
Двадцать лет она посвятила Госбанку, где прошла весь путь, ступенька за ступенькой, от рядового экономиста до начальника управления. За это время она завязала множество ценных знакомств, но важнейшей оказалась встреча с Виктором Геращенко - в СМИ Татьяну Владимировну называли его если не правой, то уж точно левой рукой. По отзывам сотрудников Центробанка, Геращенко ценил в своей протеже (считается, что именно он способствовал ее карьере в ЦБ) профессионализм, жесткость и надежность. Но об этом позже.
Распад СССР привел в 1992 году к слиянию в единое целое двух крупнейших банковских систем страны - Госбанка и Центробанка. Главой новоиспеченной финансовой организации, унаследовавшей название ЦБ, был назначен Георгий Матюхин, известный, скорее, не банкирскими заслугами (хотя и получил соответствующее образование), а тем, что состоял в штате КГБ и некоторое время работал в резидентуре в Уругвае. Практически все руководство Госбанка СССР он сразу же разогнал.
После непродолжительного перерыва в трудовом стаже Татьяну Парамонову пригласили на пост вице-президента Петрокоммерцбанка, основным учредителем которого выступил "ЛУКойл", а в наблюдательном совете состоял глава этого нефтяного концерна Вагит Алекперов.
Но, как рассказывают, в "Петрокоммерце" у Парамоновой тоже не сложилось: в первые же месяцы пребывания в должности она умудрилась перессориться с начальниками большинства направлений. Дело вовсе не в амбициях или тяжелом характере Татьяны Владимировны. Камнем преткновения стал... чрезмерный профессионализм - но вот именно что глобальный, государственный, а не коммерческий. Говорят, Парамонова совершенно не приспособлена к работе в коммерческих банках, в элите которых многие называют ее "типично советским банкиром".

Центробант

В Петрокоммерцбанке Татьяна Парамонова проработала недолго, всего полгода, пока новым руководителем ЦБ не стал Виктор Геращенко. Он-то и предложил ей кресло своего заместителя, на что Татьяна Владимировна ответила немедленным согласием и перешла в ЦБ на важный и ответственный пост - курировать исполнение госбюджета и координировать работу банка с Министерством финансов. По словам одного из сотрудников Центробанка, "Парамонова знала бюджет лучше, чем его разработчики".
Обладая жестким характером и желая лично контролировать в банке любой мало-мальски значимый процесс, Парамонова сразу ограничила самостоятельность руководителей департамента, и прохождение документов, по словам его сотрудников, здорово замедлилось.
Сказать, что сотрудники любили свою начальницу, значило бы слукавить; написать, что терпеть не могли,- соврать. "Строгая, но справедливая" - так хрестоматийной цитатой из советского фильма можно было бы охарактеризовать Татьяну Владимировну, если бы не один крошечный недостаток, доводивший подчиненных до исступления. Будучи по натуре совой, Татьяна Владимировна имела обыкновение засиживаться в банке далеко заполночь, что - в лучших сталинских традициях - удерживало на службе и ее сотрудников, потому что в любой момент строгая начальница могла потребовать какой-нибудь важный документ.
"Ночной" колорит подчеркивался несколько зловещим черным бантом, которым Татьяна Владимировна подбирает волосы. В Центробанке его прозвали пропеллером. Никакие намеки и уговоры имиджмейкеров не заставили ее расстаться с любимым украшением. "Я никогда особенно не увлекалась модной одеждой",- сказала Парамонова в одном из интервью.
Это только в "Служебном романе" советские бизнес-леди превращаются в нежных и податливых очаровательниц...

Сова среди чужих

В банковской среде Парамонова характеризуется как чрезвычайно жесткая, волевая и решительная - настоящая "железная леди".
В сорок с лишним она решила выучить английский, засиживалась до пяти утра в кабинете и зубрила трудно поддающиеся запоминанию английские слова. Сейчас в ее официальных биографиях пишут: свободно владеет английским языком. И это правда. И произношение приличное!
Вы полагаете, она торчала на работе потому, что дома ее ждала пустая квартира? Недавно Татьяна Владимировна действительно стала вдовой. Но значительную часть жизни дома ее ждали сын и муж. С мужем она познакомилась еще в студенческую пору. Правда, говорили, что в семейной жизни у Татьяны Владимировны не все складывалось гладко. Таков удел состоявшихся, самодостаточных женщин: она оказывается сильнее, крепче, чем он. Когда подчиненные по необходимости звонили своей начальнице домой, то снявшему трубку мужу иногда говорили что-то вроде: "Васька, привет! Татьяна Владимировна дома?"
Парамонова известна презрением к комфорту, долгое время она жила в обычной двухкомнатной хрущевке, пока несколько лет назад Центробанк не выделил ей приличное жилье. Равнодушна она и к еде, хотя сама, говорят, готовит неплохо. Особенно Татьяне Владимировне удаются первые блюда, - в частности борщ, который она варит по собственному рецепту. Только не часто снисходит до этого.
Ни шитье, ни вязание никогда ее не увлекали. Еду она закупает непосредственно на работе, стараясь особо не тратиться. Все, кто знают Татьяну Владимировну, утверждают, что хозяйки более аккуратной и экономной не видел свет. И на косметику она тратится по минимуму - призналась даже, что, если бы не условности и требования этикета ("Такими нас хотят видеть мужчины"), вообще не прибегала бы к ней.
В мужском обществе Парамонова и впрямь чувствует себя как-то уютнее, чем в женском. И, похоже, не оскорбляется, когда слышит мат. "Русский мат емок",- заметила она в одном из интервью.

"Мы вас продавим"

Размеренная карьера Парамоновой могла круто пойти вверх в 1994 году, когда со своего поста был отставлен Виктор Геращенко. Уходя, он порекомендовал Татьяну Владимировну на должность главы ЦБ, видя в ней продолжательницу своих идей. Между прочим, такой позиции придерживался не один Геращенко - многие руководители коммерческих банков, которых вполне устраивала политика Виктора Владимировича, наверное, были отнюдь не против воцарения Парамоновой в Центробанке.
Однако без трений не обошлось. С резкой критикой деятельности Парамоновой выступили в первую очередь те, кто сам претендовал на ключевую должность. В частности, Борис Федоров, который спал и видел себя в кресле главы ЦБ. А Сергей Юшенков вообще заметил, что "председатель Центробанка - фигура политическая и бывший главный бухгалтер мало подходит для такой должности".
Госдума дважды рассматривала президентское представление о назначении Парамоновой на должность главы ЦБ - и дважды его прокатывала. Татьяна Владимировна быстро отреагировала на зазвучавшие в депутатском хоре то ли завистливые, то ли обвинительные нотки (дескать, в Центробанке слишком хорошо живут: припомнили, сколько там получает работник среднего звена - заработная плата у сотрудников ЦБ на тот момент действительно была немалая...). Парамонова значительно уменьшила оклады подчиненных, заставив их при этом вдвое больше трудиться во благо экономического процветания страны. Популярности внутри банка этот тактический ход, понятное дело, ей не добавил. Внутри Думы, что интересно, тоже.
Ходят слухи, что в тот период Парамонову посетили глава Инкомбанка Владимир Виноградов и президент Ассоциации российских банков Сергей Егоров, предложив Татьяне Владимировне сделку: она вводит в состав правления человека от коммерческих банков, а они, в свою очередь, гарантируют ее "продавливание" через Думу. Парамонова, от природы не склонная идти у кого-то на поводу и заключать закулисные сделки, от предложенного компромисса тут же отказалась. Вскоре президент Ельцин, которому, видно, надоело воевать с Думой, своим указом назначил на должность и.о. главы ЦБ Александра Хандруева, до этого первого зампреда.

Возвращение на руины

Время от времени в прессе появлялись сообщения о скорой отставке Парамоновой - последний такой слух широко обсуждался в феврале 1997 года. Однако пресс-служба ЦБ его сразу же дезавуировала - а всего через два месяца Парамонова была уволена из банка "по сокращению штатов".
Менее года она пробовала себя в различных коммерческих структурах: сначала занимала пост первого зампреда в Элбим-банке, потом перешла в руководство Российского национального коммерческого банка (кстати, оба эти банка разорились). А в сентябре 1998 года, аккурат после кризиса, в Центробанк триумфально вернулся оказавшийся незаменимым Виктор Геращенко и привел за собой "верную подругу" Татьяну Владимировну.
Тут-то и началось. После своего второго пришествия в Центробанк Парамонова уволила большую часть сотрудников, работавших с ней до отставки, посчитав, что они повели себя недостойно: начальницу, можно сказать, из банка метлой погнали, а они остались и жили припеваючи. Но это, скорее всего, не единственная и не главная причина увольнений в Центробанке.
"Когда я вернулась и увидела положение дел, печаль была ужасная",- вспоминает Парамонова. Она уже в конце 1997 года предсказывала кризис - и не ошиблась. Ее резкую критику вызывало и то, что ЦБ тратил бешеные деньги - около $10 млрд. из золотовалютного запаса - на бесполезное и безнадежное поддержание курса времен "валютного коридора"...
Словом, Парамонова была недовольна работой коллег. И уверяет, что кризис мог быть куда менее болезненным...

Без бани

Иные хозяева частных банков склонны не доверять Парамоновой, корить то за авторитарность, то за резкость характера... Будто бы с ней "договориться нельзя"... Так ведь дело в особенностях национального бизнеса, где властвуют мужские законы, а договариваются в бане под пиво с воблой или что покрепче. Представить Татьяну Владимировну, обсуждающую производственные вопросы в бане, даже при самой неуемной фантазии сложно.
Недавно Москву в который раз посетила делегация МВФ - Парамоновой уже не раз приходилось вести переговоры с такими делегациями (западные коллеги, кстати, уважают Парамонову). Надо думать, что закончатся они успешно: ведь с представителями МВФ не надо ходить в баню, пить водку и материться. Достаточно быть профи в своем деле и вести умные разговоры. А уж в этом качестве банкир Парамонова выступает всегда успешно. Американцев она потрясла, например, тем, что сумела (лично курируя этот вопрос) за семь лет построить в России систему электронных расчетов. В США она создавалась 23 года. Если наш человек за что возьмется - Западу ловить нечего.
И как бы ни сложилась экономическая ситуация в России, перспективы Татьяны Парамоновой выглядят оптимистично. Ее уважает новое руководство страны. Кстати, именно Татьяна Парамонова сумела переубедить премьера Михаила Касьянова, который прошлым летом настаивал на отставке Виктора Геращенко с поста председателя ЦБ. Премьер-министру очень уж не нравилось, что глава Центробанка проводил собственную кредитно-денежную политику и сдерживал рост курса доллара вопреки советам правительства. Говорят, Касьянов настолько проникся доверием к г-же Парамоновой, что теперь никому больше, чем ей, в вопросах денежного обращения не доверяет. А об отставке Геращенко и думать забыл.
Уважают Парамонову и рядовые граждане. Именно она пообещала им в конце прошлого года, что никаких ограничений хождения валюты не будет (слухи о таком ограничении вспыхивают ежегодно): на сегодняшний день, подчеркнула Парамонова, самое надежное - вкладывать деньги в доллары. Иного способа сохранить свои капиталы у граждан нет.
А сама она деньги в банке не хранит. Скромную зарплату госслужащей Татьяна Владимировна тратит, по ее признанию, "на то, чтобы дома было уютно". Вечерний костюм в ее гардеробе один - шелковый жакет с брюками. Развлекаться она предпочитает еще скромнее: плавает в бассейне и ходит, когда есть время, в театр. Сына часто воспитывает по телефону - и довольна, что он вырос самостоятельным.
День ее вот уже многие годы строится по одной схеме: с работы она уезжает в первом часу ночи, поднимается в восемь утра, за сорок минут собирается - и в девять снова на рабочем месте. И, может быть, это один из залогов того, что, как обещала Парамонова в конце прошлого года, очередной кризис в ближайшее время не случится. "