Жены Басаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Последняя жена террориста перед своим "похищением" оформила загранпаспорт и просила ее не искать. На счетах Басаева в разных странах лежит $70 млн.

1158656656-0.jpg В 10 утра в центре города подъехали две машины, вышли молодые парни-чеченцы в камуфляже, без масок и затолкали меня и Элину в разные автомобили, — рассказывает 41-летняя Эльза Астамирова. — На остановке было полно народу, но никто не вступился. Произошло все быстро. Я им говорю: «Алу Алханов (президент Чечни.) по телевизору сказал: «Если вас пытаются куда-то увезти, требуйте, чтобы эти люди показали документы. Вы имеете право позвонить родным и сказать, что случилось». Они долго и громко ржали: «Ты чё, не знаешь, в какой республике живешь?» Везли нас около часа. Но, по-моему, ездили кругами, чтобы запутать. На голову мне надели плотный тканевый мешок. Была жара, я задыхалась и закя задыхалась и закричала. Мешок сняли и даже стали обмахивать меня. Вели они себя довольно вежливо. Иногда созванивались со второй машиной. Говорили: «Ты в истерике бьешься, а вторая сидит и молчит».

Вторая — это 26-летняя Элина Эрсеноева — последняя жена Шамиля Басаева. За ней охотились сразу несколько могущественных сил.

Отличница

Мадина Шагидаева, координатор программы ЮНИСЕФ «ВИЧ-СПИД-инфомост», была подругой Элины Эрсеноевой. Но не представляла, какую тайну та скрывает.

— Мы учились вместе в университете. Элинка всегда была отличницей. На первом курсе она еще носила короткие юбки. На втором перешла на макси и длинный платок. Тогда это модно было среди молодежи. Мода прошла, а Элина не изменилась, сколько я ей ни говорила: ты, как старая бабка, укуталась — жениха не найдешь! А замуж она всегда хотела. У нее был брак в 15 лет. Но они быстро разошлись. Говорила, к ней в той семье не очень хорошо относились. Когда мы закончили университет, я стала вести проект «ВИЧ-СПИД-инфомост» и сразу позвала Элину к себе работать внештатным психологом. Она еще писала статьи в газету «Чеченское общество». Она мудрая, правильная была. Парень у нее появился — Салман из Ачхой-Мартана. Простой, деревенский. Собирались жениться. И вдруг в ноябре 2005 года Элина говорит: «Выхожу замуж». Про Басаева, естественно, ни слова. Жених — якобы чеченец-бизнесмен из Канады, открывает филиал строительной фирмы в Грозном. На свадьбу меня не звали. А Элину я увидела через неделю. О браке она не рассказывала. Говорила, муж в командировках. Я шутила: ты хоть фото покажи или его самого — хоть издалека. Она говорила: конечно, вот приедет… Изменилась ли она после замужества? Мы так же болтали, смеялись, ходили в кафе. Она была религиозная, но довольно современная девушка. Иногда становилась какая-то рассеянная. Словно думает о чем-то. Могла забыть или не успеть что-то сделать. Это Элина-то — всегда собранная и четкая! Я спрашивала: «У тебя все хорошо?» Она отвечала: «Да».

Мама, я боевика люблю

Маму пропавшей без вести Элины Эрсеноевой, Риту, передергивает, когда Басаева называют ее зятем.

— Какой зять?! Да пусть он уйдет в землю еще глубже! Он

погубил дочь мою!

Мы встретились в слишком бедной для басаевской родни квартире на краю Грозного.

Жизнь тихой и скромной девушки Элины похожа на дурной боевик.

— В нашем доме объявилась родственница, с которой мы давно не общались. Хеда Цацаева, жена «президента Ичкерии» Абдулхалима Сайдуллаева. Она стала заходить к Элине на работу, раз переночевала у нас дома. Вскоре ко мне на работу—я торгую обувью на базаре — пришли две пожилые женщины. Хотим, говорят, сосватать твою дочку. Слышали про нее много хорошего. Жених — Алихан Абуязидов, бизнесмен из Канады,- и дело надо уладить побыстрее, мол, у них российская виза заканчивается. Я сначала отказалась: единственная дочь, не отпущу! Они второй раз приехали: Алихан, говорят, пока будет в Чечне, работа у него здесь. А 30 ноября 2005 года Элина мне позвонила и сказала: «Меня украли, и я вышла замуж». У нас так бывает: девушку похищают, потом едут к родственникам на «замирение», и считается, что брак состоялся.

Отец живет в Ингушетии. К нему приехали два старика, якобы от этого Алихана, и привезли калым — 3200 рублей. Элина жила то у мужа, то дома (говорила: супруг в командировке). Я зятя в глаза не видела — у нас, бывает, теща видит зятя через год, а то и позже. Из первого знакомства нужно устраивать праздник, дарить подарки ему, его родне. У меня на это денег не было. Вот и откладывали знакомство. С мужем она жила недели три. Чаще бывала дома. Иногда Элина грустная была. Я думала, муж часто уезжает, вот она и скучает. Помню, она сказала: он сначала показался мне неинтересным. А потом я поняла: он столько всего знает, даже мне с университетским дипломом стыдно бывает! Рита говорит, что правду узнала, лишь когда Басаева убили, в июне 2006-го. В дом пришли сотрудники ФСБ.

После этого Элина все рассказала и следователям, и матери.

— Хеда привезла ее познакомиться с женихом в какой-то дом, — вспоминает рассказы дочери Рита. — Мужчина, который их сопровождал, сказал: «Выходи». На пороге появился Басаев. Элина говорит, у нее

был шок. Она спросила: «Где Алихан?» Он ответил: «Алихан — это я». И добавил: «Не бойся, против твоей воли ничего не будет». Зато Хеда ей сказала: «Ответ «нет» не принимается. Подумай о матери и братьях». Вот она и боялась за нас, молчала…

Не думаю, что она могла полюбить его как мужчину. Да на такого урода даже я, в своем возрасте, не посмотрела бы! — Рита глотает успокоительное.

Отец Элины Эрсеноевой жил отдельно. Я увидела его в коридоре прокуратуры, кудаон пришел на допрос в связи с похищением дочери. От моих вопросов он морщится, как от ударов.

«Террорист ел только из ее рук»

— Разве 9 месяцев можно быть женой насильно? Она ходила куда угодно. Если она жила с ним только три недели, а остальное время дома — у нее был миллион возможностей заявить куда угодно. За безопасность она боялась? Все знают, как Рамзан Кадыров ненавидел Басаева и мечтал его уничтожить! Если бы Эрсеноева ему только намекнула, в какую историю она попала, он бы ей отдельную окружную дорогу в Грозном построил, по которой бы только она ездила! Почему мать Эрсеноевой так и не заявила о пропаже дочери? Уголовное дело возбуждено по факту, а не по заявлению матери. — Зам. начальника криминальной милиции Грозненского РОВД Сулеймана Бакриева распирает от знаний, которые уже никому не нужны.

— Мы с фээсбешниками шли за Басаевым по одному и тому же следу! Но они опередили нас.

После того как за голову Басаева назначили 10 миллионов, долларов, органы стали лучше его искать.

— Когда мы узнали, что Эрсеноева — жена Басаева, мы составили ее психологический портрет: она внутренне гордилась, что у нее есть огромная тайна и никто ее не знает. Такая мышка, которая на самом деле связана с таким человеком! Она фээсбешникам сказала: сидела я на пресс-конференции в заднем ряду, и мне мысль пришла: если я сейчас встану и скажу, чья я жена, вот сенсация будет! Бакриев не верит в версию похищения:

— Она сама исчезла. Сейчас за границей. Элина тут загранпаспорт оформила. Может, даже всплывет вскоре в каком-нибудь теракте. Ведь после смерти Басаева она — «черная вдова». Есть данные, что она была беременна, и это тоже повод, чтобы скрыться. В последнее время дела у Басаева шли не очень. И по нашей информации, из своего окружения он больше всего доверял Элине. Ел только то, что она приготовит, и только из тех продуктов, которые она сама покупала. Личный враг нескольких президентов боялся, что его отравят.

Сундук мертвеца

Из бытовых деталей «лав-стори» бандита и выросла версия , что у последней жены Шамиля могут быть выходы на деньги и архивы Басаева. Если он доверял ей свою жизнь, из-за миллиона-другого долларов мелочиться не стал бы.

После того как личные счета Басаева были арестованы, деньги шли на имена его окружения. Новая, малозасвеченная жена подходила идеально. Называлась и цифра сокровищ, якобы перепавших Элине из «сундука мертвеца» -7 млн долларов.

Мама Элины уверена, что ее дочь украли из-за слухов о «басаевском наследстве»:

— Да если б у нее были эти деньги, она давно отсюда уехала! За два дня до своего исчезновения Элина Эрсеноева через правозащитные организации распространила в Сети письмо, в котором призналась, чьей женой она была, и поведала, что именно из-за этого получала угрозы от «кадыровцев» (личная охрана Кадырова, сейчас — внутренние войска республики, мощная силовая структура). Что это было — подготовка к исчезновению или последний крик о помощи?

После такой «явки с повинной» внимание к последней жене Басаева как к возможной хранительнице его секретов мог проявить кто угодно — ФСБ, МВД, «кадыровцы». И сами боевики.

Сварливый муж