Жертвам Евсюкова государство не поможет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Суд не принял во внимание доводы адвокатов потерпевшего

1250844236-0.jpg Адвокаты Ильи Герасименко, пострадавшего во время стрельбы в супермаркете, устроенной в апреле этого года майором милиции Денисом Евсюковым, подали жалобу на решение Нагатинского районного суда Москвы, отказавшего их подзащитному в компенсации. Пять миллионов рублей – в такую сумму, напомним, Герасименко оценил материальный и моральный вред, причиненный ему разбушевавшимся милиционером. Адвокаты добивались выплаты этой суммы государством, суд не принял во внимание их доводы.

Вчера защита Герасименко получила на руки мотивировочную часть решения суда и тут же его обжаловала. Оспаривается главный довод служителей Фемиды, смысл которого в том, что стрельбой по живым мишеням Евсюков занимался в неслужебное время и поэтому государство за него не в ответе.

Илья Герасименко с этим не согласен. Вот результаты его случайной встречи с Евсюковым – из текста решения Нагатинского суда: «Одна пуля попала Герасименко в голову, влетела возле уха и застряла у переносицы, раздробив челюсть, другая вошла в туловище через поясничный отдел и застряла возле сердца… Одну пулю из переносицы извлечь удалось, вторую из межреберного пространства не извлекали, поскольку она остановилась рядом с жизненно важными органами. origindate::21.05.09 его перевели в ГКБ № 36 для проведения челюстно-лицевой операции по замене раздробленной выстрелами челюсти на металлический имплантат». Претензии Герасименко обращены к департаменту финансов Москвы, федеральному казначейству и Минфину. Суд уверен: «Причинение вреда не явилось следствием осуществления должностным лицом властных полномочий, переданных ему государством… Действия Д. Евсюкова были совершены в нерабочее время и не были связаны с исполнением его служебных обязанностей».

Так ли? Статья 18 Федерального закона «О милиции» гласит: «Сотрудник милиции на территории Российской Федерации независимо от занимаемой должности, места нахождения и времени обязан: оказывать помощь, в том числе первую доврачебную, гражданам, пострадавшим от преступлений, …также находящимся в беспомощном или ином состоянии, опасном для их жизни; в случае обращения к нему граждан с заявлениями о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, принять меры к спасению людей, предотвращению и пресечению правонарушения, задержанию лица по подозрению в его совершении, охране места происшествия». Очевидно, судьи считают, что если милиционер помогает людям после работы – он при исполнении, как и записано в законе. А если стреляет по гражданам – мгновенно перестает быть государственным служащим.

Адвокат Игорь Трунов, как и его подзащитный, категорически не согласен с решением суда. В беседе с корреспондентом «НГ» он напомнил, что Евсюков в момент стрельбы был одет в форму сотрудника милиции, а также стрелял боеприпасами, находящимися на балансе МВД: «Пистолет был ворованный, но патроны были официальными, легальными… Поэтому мы делаем вывод, что с Евсюкова ответственность за случившееся никто не снимает».

Объяснил Трунов и стремление пострадавшего получить компенсацию от государства. Адвокат сослался на статью 1069 Гражданского кодекса, которая предусматривает «ускоренный регрессный порядок, когда государство выступает в качестве посредника. Оно возмещает вред, а в последующем взыскивает с виновного чиновника всю сумму, которое выплачивает». Раненный милиционером Герасименко не винит государство, – он просто стремится ускорить получение денег, поскольку ему предстоит сложная операция. А также потому, что именно само государство предусмотрело такую возможность в отношении должностных лиц.

Заметим, процесс этот с самого начала носил странный характер. На памяти наблюдателей, к примеру, неубедительно мотивированный отказ доставить на слушания Дениса Евсюкова. Вот и в этот раз, сетует Трунов, когда речь идет о компенсации, которую государство, выплатив по иску Герасименко, должно потребовать со стрелка, подсудимого в зале суда не было. Евсюков признан участником процесса – третьим лицом. По мнению Игоря Трунова, Евсюкова о событии вряд ли известили: «От Евсюкова была достаточно странная расписка, которую набрали на компьютере и отпечатали на принтере: и не было никаких подтверждений, что подпись под компьютерной распиской именно его…»

«Мы согласны, – сказал «НГ» Трунов, – что Евсюков находился в магазине, он не исполнял функции начальника УВД «Царицыно», но он там был милиционером, и на него распространялся закон о милиции, в соответствии с которым граждане обязаны ему подчиняться. И несут ответственность за неподчинение».

Существует серьезная проблема исков, аналогичных нынешнему, в истории с Евсюковым. Гражданские дела в России не рассматриваются с участием присяжных, в то время как на Западе это норма. Любой состав народных заседателей проголосует за Герасименко – то есть за себя самих, полностью беззащитных перед лицом правоохранительных органов. И потому суды могут принимать любые решения, ориентируясь исключительно на интересы государства, но не на граждан, которые их составляют. «В этой ситуации, – огорчается Трунов, – несмотря на абсолютно верную правовую позицию адвокатов, вероятность выигрыша виртуальна».

Оригинал материала

«Независимая газета» от origindate::21.08.09