Жертвоприношение Лужкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Эксперт", origindate::24.07.2009

Гамбит Лужкова

Двух крупных предпринимателей, друзей московского мэра, вытесняют из столичного бизнеса. Однако это похоже на жертвоприношение, а не на попытку изменить порочную систему городского хозяйства

Илья Ступин

Compromat.RuВ последнее время в эпицентре громких скандалов оказались два крупных столичных предпринимателя — глава Группы АСТ Тельман Исмаилов и владелец Russian Land Шалва Чигиринский. Оба бизнесмена считаются приближенными к московскому правительству. Скандал вокруг Тельмана Исмаилова связан с подконтрольным ему Черкизовским рынком, где спецслужбы обнаружили [page_27862.htm контрабанду на 2 млрд долларов]. Решением суда рынок закрыт на три месяца, на территории торгового комплекса проводятся проверки. Хозяин толкучки поспешно уехал в Турцию и даже попросил гражданство этой страны.

Другого видного предпринимателя, Шалву Чигиринского, атаковали кредиторы: банк ВТБ и нефтяная компания Sibir Energy (основной акционер — «Газпром нефть»). Они обвинили бизнесмена в сомнительных финансовых операциях и потребовали возврата миллиардных долгов. На активы и недвижимость Чигиринского, который тоже выехал за рубеж, [page_28002.htm наложен арест].

Король ширпотреба

Свою предпринимательскую активность на столичном рынке оба предпринимателя развернули в конце 80−х — начале 90−х годов и сразу вошли в когорту бизнесменов, приближенных к столичным властям. Их главная ценность для московских чиновников заключалась в том, что они помогли наладить стабильный поток денежных средств в скудный тогда городской бюджет с пользой и для самих чиновников. С тех пор империи предпринимателей росли как на дрожжах.

Свою первую «Коммерческую благотворительную фирму» уроженец Баку Тельман Исмаилов учредил в Москве в 1988 году, до этого проработав несколько лет в системе советской торговли и накопив опыт экспортно-импортных операций в Востокинторге. Уже через год появилась компания АСТ, которая впоследствии стала фундаментом огромной бизнес-империи.

Фирма Исмаилова арендовала помещения государственной сети магазинов «Мосторгодежда» и стала активно торговать китайским и турецким ширпотребом. Обороты быстро росли — Исмаилов открыл рынок сначала в Лужниках, а затем на огромном пустыре площадью 200 га на северо-востоке Москвы, в Черкизово. Его контрагентами стали госструктуры — правительство Москвы (ему принадлежало 20% участка) и Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (основной владелец земли). В 2007 году в одном из интервью г-н Исмаилов оценивал ежемесячный оборот Черкизовского рынка в 250 млн рублей. Это вызывает большие сомнения: по оценкам российских предпринимателей, работающих в легпроме, обороты Черкизовского рынка составляют десятки миллиардов долларов в год.

Помимо барахолки Группа АСТ обзавелась в Москве фабриками (трикотажной, чулочно-перчаточной, кожгалантерейной), таксопарком, типографией, производством ювелирных изделий, сотней ресторанов и кафе (в их числе знаменитый ресторан «Прага»), строительными компаниями, объектами офисной, торговой, гостиничной недвижимости (их площадь оценивалась в 1,5 млн кв. м), земельными участками (один из них, в Клинском районе Московской области, г-н Исмаилов планировал застраивать в рамках федеральной программы «Доступное жилье»).

Именно компания Исмаилова АСТ-ЦВУМ получила от московских властей в управление проект сноса легендарного здания Военторга и построила на его месте новый торгово-офисный центр (недавно доля в этом проекте была продана структурам Сулеймана Керимова). Группа АСТ готовилась к IPO, рассчитывая продать на бирже 10–15% компании.

Помимо всего прочего, г-н Исмаилов был вхож и в нефтяной бизнес. Подконтрольные ему структуры занимались перепродажей нефтяных месторождений, имели несколько нефтяных скважин.

Russian Land с грузинским акцентом

Нефтью, недвижимостью, дружбой с московскими чиновниками и мечтами об IPO был страстно увлечен и Шалва Чигиринский. До начала 90−х уроженец Кутаиси занимался сначала торговлей антиквариатом, затем риэлтерской деятельностью, некоторое время жил в Испании и Германии. В 1989 году совместно с одним из немецких предпринимателей основал компанию ST Group, акционером которой приехал покорять Москву.

Именно Чигиринский на рассвете строительной карьеры Юрия Лужкова в 1993 году построил здание в Никитском переулке для департамента строительства Москвы (здесь же разместились офис ST Group и фирма «Интеко» Елены Батуриной). Затем в течение нескольких лет компания Чигиринского возвела в Москве несколько элитных жилых и офисных зданий. Собственно, на этом реальные достижения супердевелопера и закончились.

В 2001 году Чигиринский совместно со столичным правительством создал Московскую девелоперскую компанию, которая получила несколько участков в Москве-Сити, заключила соглашение с немецкой группой Metro о создании сети гипермаркетов, разработала проект строительства культурно-делового центра «Хрустальный остров» в Нагатинской пойме. Но все эти проекты так и остались на бумаге.

Портфель проектов рос не по дням, а по часам. Подконтрольные г-ну Чигиринскому структуры выигрывали конкурс за конкурсом: стали инвесторами проекта реконструкции острова Новая Голландия в Санкт-Петербурге; купили гостиницу «Советскую» с целью ее последующей реконструкции; выиграли конкурс на снос гостиницы «Россия» и строительство на месте отеля нового многофункционального комплекса. Реализовать эти проекты тоже не удалось.

Следует отдать Чигиринскому должное: в немалой степени его успехам сопутствовал не только пресловутый административный ресурс, но и личное обаяние, умение упаковывать идеи в яркую обертку — в том числе с помощью известного архитектора Нормана Фостера, с которым у Чигиринского было понимание «без лишних разговоров».

В последние годы предприниматель грезил идеей IPO и даже сделал первые шаги к этому, объединив девелоперские активы в офшор Russian Land.

Как и у Исмаилова, недвижимость не была единственным источником дохода Чигиринского: он активно занимался и нефтяным бизнесом. Сначала, в 1996 году, совместно с British Petroleum он создал компанию «Петролкомплекс» для развития в Москве сети автозаправок. Затем, в 1999−м, стал совладельцем нефтяной компании Sibir Energy. Через год совместно со структурами правительства Москвы основал Московскую нефтяную компанию (позднее она была переименована в Московскую нефтегазовую компанию), а чуть позже стал президентом Центральной топливной компании, владевшей Московским нефтеперерабатывающим заводом.

Брат ты мне или не брат?

«Тельман! Ты наш брат! Мы идем с тобой по жизни!» — еще недавно [page_27891.htm задорно выкрикивал] г-н Лужков на праздновании пятидесятилетия Тельмана Исмаилова. В мае на открытии шикарного отеля «Мардан Палас» в Турции гулял не только столичный бомонд, включая мэра, но и мировые звезды. Фрагменты вечеринки были продемонстрированы по центральным телеканалам и сопровождались душераздирающими рассказами о нравах, царящих на принадлежащем новоявленному отельеру Черкизовском рынке.

Спустя несколько дней премьер Владимир Путин перед телекамерами поинтересовался у министра внутренних дел Рашида Нургалиева о том, как ведется борьба с контрабандой. И посетовал, что результатов пока маловато. «Результат — это посадки, а где посадки? Несколько лет назад я практически разогнал все руководство таможни. И что? Каналы как работали, так и работают до сих пор. На одном рынке стоят товары более чем на два миллиарда долларов», — уточнил премьер.

Вскоре генеральный прокурор Юрий Чайка уточнил, что речь идет о Черкизовском рынке. Теперь мэр Москвы вместо здравиц вынужден объясняться с торговцами и общественностью. Он обещает закрыть рынок, продовольственную часть перевести в другое место. Более того, на месте торговой площадки «брата по жизни» столичные власти собираются построить социальное жилье. Выяснилось, что мэрия, оказывается, давно планировала убрать рынок, да хозяева не позволяли.

Конец бумажных небоскребов

«Едва ли не каждая выставка недвижимости MIPIM в Каннах заканчивалась роскошной вечеринкой на вилле Чигиринского на Лазурном берегу. Все мечтали туда попасть. Однако в этом году количество желающих резко поубавилось: все увидели, что проблемы у Чигиринского нарастают как снежный ком, поэтому многие предпочли не светиться», — рассказывает один из московских девелоперов.

Вообще, все привыкли к тому, что последние годы предприниматель развлекал себя бесконечными конфликтами вокруг принадлежащих ему активов (гостиница «Россия», гостиница «Советская», нефтяная компания и проч.). О том, что Чигиринский любит риск, ходили легенды. Несколько лет назад бизнесмен приобрел на Лазурном берегу виллу африканского диктатора Мобуту — долгое время она находилась под арестом, поскольку прежнего хозяина обвинили в крупных хищениях, а потенциальные покупатели не хотели впутываться в сложные юридические процедуры. Чигиринского это не испугало.

Однако на этот раз проблемы оказались слишком серьезными, поскольку имели под собой мощную финансовую подоплеку. Выстраивая свою империю, Чигиринский без оглядки пользовался кредитными рычагами, закладывая пакеты акций нефтяной компании и раздавая личные поручительства. Трудно было предположить, что однажды банки могут отвернуться от такого влиятельного клиента и откажутся рефинансировать долг. Однако кризис разрушил эту логику. Денежные потоки иссякли, рефинансирование закрылось, спекуляции с недвижимостью стали невозможны.

Когда возник риск утраты нефтяного бизнеса (пакеты акций были заложены по кредитам, в том числе Сбербанка), бизнесмен предпринял отчаянную попытку продать свои активы — объекты недвижимости и площадки под застройку — дружественной Sibir Energy, одним из акционеров которой выступал сам Чигиринский, чтобы на вырученные деньги расплатиться с кредитами.

Частично эта операция удалась — г-н Чигиринский получил первый платеж, однако завершить ее помешали другие акционеры Sibir Energy — правительство Москвы и «Газпром нефть». Они отказались одобрить запланированные сделки и, более того, инициировали проверки в компании, сместили генерального директора, стали требовать деньги обратно. Акционеры Sibir Energy не планировали финансировать личные девелоперские проекты Шалвы Чигиринского и выводить деньги из нефтекомпании. В дальнейшем они обвиняли Чигиринского в манипуляциях с акциями компании.

Так или иначе, но полученный авансовый платеж позволил Чигиринскому погасить часть долгов и сохранить пакет акций в Sibir Energy. Однако почва под его ногами уже поплыла. В придачу к судебным искам кредиторов Чигиринский потерял инвестконтракт на строительство многофункционального комплекса на месте гостиницы «Россия» (одной из компаний, принимавших участие в конкурсе на реконструкцию, удалось добиться отмены его результатов). Московское правительство и здесь не стало его спасать; более того, между Чигиринским и столичными властями началась новая волна конфронтации: после того как итоги конкурса были аннулированы, московское правительство спешно реанимировала ОАО «Россия», на балансе которой остались еще не разрушенные части гостиницы. Таким образом, московские власти вернули себе статус собственника этой территории и не расплатились с Чигиринским за произведенный демонтаж здания. В ответ бизнесмен подал в суд на московское правительство и потребовал выплатить 3,7 млрд рублей за работы по демонтажу отеля. По его иску был наложен арест на имущество ОАО «Россия».

Параллельно со скандалом вокруг гостиницы «России» коммерсант был вынужден выйти из ряда других проектов («Хрустальный остров», небоскреб «Россия», «Новая Голландия»).

В июле этого года кредиторы предприняли новую атаку на г-на Чигиринского. Теперь уже другой госбанк — ВТБ — потребовал от Russian Land погашения 3 млрд рублей. Поручителями по этому кредиту выступали Чигиринский и подконтрольная ему компания Gradison Consultants Inc. (владелец 50−процентного пакета компании Bennfield, которой, в свою очередь, принадлежит пакет акций в нефтяной компании Sibir Energy). По иску ВТБ британский суд наложил обеспечительный арест на девелоперские проекты, объекты недвижимости и даже на личную коллекцию антикварных часов предпринимателя. Главное следственное управление ГУВД Москвы возбудило несколько уголовных дел, связанных с уклонением от уплаты налогов, против компаний МНК и МНГК, которыми руководил Чигиринский.

Рука Кремля?

Почему и в том и в другом случае влиятельнейшие в недавнем прошлом предприниматели, имевшие карт-бланш от московского правительства, вдруг в одночасье лишились влияния, активов и были вынуждены уехать из страны? Высказывается несколько версий.

В случае с г-ном Чигиринским на первый план выходит борьба за Sibir Energy: Московский НПЗ, сеть автозаправок и месторождения. Фактически Sibir Energy уже перешла под контроль «Газпром нефти» и, судя по всему, новые собственники не пожелали видеть в партнерах бывшего акционера. Возможно, «наезд» был призван облегчить переговоры об условиях его выхода из бизнеса.

По другой версии, проблемы Чигиринского и Исмаилова — эпизоды глобальной многоходовой комбинации Кремля по смене власти в Москве. Согласно этой версии, «федералы» пытаются постепенно разрушить каркас московской системы управления, состоящий из чиновников и бизнесменов «первого круга», в число которых, безусловно, входят как Чигиринский, так и Исмаилов. Главная цель спецоперации — замена выпадающих финансовых и административных «подпорок» доверенными лицами. В связи с этим припоминают отставку начальника ГУВД Владимира Пронина (после кровавой бойни, учиненной в одном из универмагов милиционером), назначение префектом северного округа столицы Олега Митволя (сменил на этом посту брата хозяина Черкизовского рынка), увольнение ректора Московской медицинской академии Михаила Пальцева (по слухам, за него безуспешно ходатайствовал Юрий Лужков). Не так давно сменился гендиректор Всероссийского выставочного центра — как и Медакадемия, ВВЦ управляет внушительным портфелем объектов недвижимости и земли.

На самом деле о наступлении «федералов» на Москву говорят уже лет десять. Однако пока ключевым фигурам в московской бюрократии удается сохранять свои позиции, а сложившаяся в городе система хозяйствования продолжает жить. И даже случаи вхождения в московское поле федеральных бизнесменов (например, переход «Главмосстроя» под контроль «Базэла» Олега Дерипаски, покупка структурами Романа Абрамовича «Мосинжстроя») не привели к изменению баланса сил. Либо московский мэр умеет хорошо торговаться (например, элементом такой торговли выглядит назначение Олега Митволя на должность префекта), либо идея о том, что в столице без Лужкова развалится вся экономика, кому-то кажется правдоподобной, и «федералы» боятся экспериментировать.

Московская паутина

Впрочем, люди, знающие московскую административную систему изнутри, рекомендуют не искать закономерностей. «Москва — это вам не обособленный Ватикан, а система власти в городе — отнюдь не вертикальная конструкция. Посмотрите хотя бы на карту — это же паутина. И Кремль, как и мэрия, в самом ее центре», — говорит один из наших собеседников. По его мнению, Москва — город компромиссов. Здесь сосредоточены интересы самых разнообразных группировок, поэтому искать заказчиков «наездов» среди отдельных властных группировок, кланов и диаспор как минимум наивно.

Как нам кажется, настоящая проблема московской столицы не в отдельных одиозных персонажах, особо приближенных к мэрии, а в порочности всей модели хозяйственной жизни в столице, характеризующейся высокой коррупционной составляющей всех бизнес-проектов, наличием пула приближенных предпринимателей, отсутствием рыночных механизмов распределения земли и подрядов и проч. Эту модель невозможно изменить, вышибая тех или иных приближенных к власти воротил: потворствующие им чиновники остаются на своих местах и ждут новых клиентов. Чигиринский выиграл заведомо сомнительный конкурс — очевидно, это было бы невозможно без административной поддержки. Торговля контрабандой велась на огромном рынке, который не иголка в стоге сена, — но московская милиция просто закрывала на это глаза.

«Секрет непотопляемости московского чиновничества заключается в том, что все операции с участием клерков — это одноходовки. Вопреки распространенному мнению чиновники стараются избегать долевого участия в бизнесе. Риски они на себя брать не хотят, — рассказывает один из бывших чиновников мэрии. — Они торгуют подписями на документах. Дальше — твои проблемы. Не справился, где-то споткнулся? Никто тебе не поможет. Таковы правила игры».

В кризис, когда прекратился приток новых денег, экономика города перестала выдерживать гигантскую коррупционную нагрузку. И конечно, первые виноватые — это «менеджеры проектов». Именно на них сегодня полностью лежит ответственность за то, что куда-то пропали сотни миллионов долларов, что объекты остались недостроенными. И в этом смысле недавнее выступление адвоката Шалвы Чигиринского, заявившего, что [page_28063.htm часть бизнеса его подопечного принадлежит хозяйке «Интеко» Елене Батуриной], — это попытка опального бизнесмена призвать своих бывших партнеров нести консолидированную ответственность за возникшие долги и убытки. Видимо, ранее, в непубличном поле, эти переговоры не увенчались успехом.

По мнению столичных девелоперов, из колоды и дальше будут выпадать крупные компании — в первую очередь крупные землевладельцы, рассчитывавшие красиво «упаковать» и перепродать активы, либо знаковые объекты, под которые раньше привлекалось большое финансирование. Сегодня городские власти судорожно ищут новых инвесторов, которые смогут реально достроить те или иные объекты. Например, появилась информация, что на месте 600−метровой башни «Россия» в Москве-Сити, которую с помпой планировал возводить г-н Чигиринский при участии Нормана Фостера, может быть построен многоэтажный паркинг.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif