Жесткий откат

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Наша Версия", origindate::21.03.2011

Жесткий откат

Какие цели преследует "профсоюзный лидер" Николай Грамматиков, раздувая "дело Никезича"

Иван Петрушин

Compromat.Ru

Николай Грамматиков

В российском футболе разгорается громкий скандал: черногорский легионер клуба «Кубань» Никола Никезич обвинил руководство клуба в рэкете. По словам футболиста, его якобы избили, заставили расторгнуть контракт, а причитающиеся деньги так и не выплатили. В защиту легионера немедленно выступил Профсоюз футболистов и тренеров России. А генеральный секретарь этого объединения Николай Грамматиков и вовсе заговорил о «футбольной Кущёвке». Правда, после этого заявления общественный резонанс незамедлительно пошёл на спад. Всему виной во многом крайне неоднозначная репутация персоны, поддержавшей неясно сформулированные требования черногорского нападающего. Более того, есть все основания предполагать, что участие в этом скандале господина Грамматикова отнюдь не ограничивается ролью защитника.

Поводом для громких разбирательств по устоявшейся традиции стало открытое письмо обиженного властью гражданина. В марте бывший нападающий краснодарского ФК «Кубань» 29-летний черногорец Никола Никезич отправил в адрес президентов ФИФА и УЕФА Йозефа Блаттера и Мишеля Платини обращение, в котором заявил, что руководство клуба якобы заставило его силой расторгнуть контракт, который действовал до конца 2011 года. По словам черногорца, ему основательно намяли бока «двое мужчин крепкого телосложения», а сам клуб бессовестно «кинул» футболиста на 200 с лишним тыс. долларов. Неминуемым следствием этого стал широкий общественный резонанс, причём сомнений в правдивости слов «жертвы краснодарских бандитов» было высказано чрезвычайно много.

Ошибки нападающего профсоюза

Действительно, разногласия между клубами и футболистами — явление частое. Но побои несговорчивых игроков, отказывающихся по доброй воле разорвать контракт, не практиковались даже в эпоху лихих 90-х. А уж задействовать это криминальное ноу-хау против иностранца, который может поднять международный скандал, может только совершенно невменяемый футбольный менеджер. Большие сомнения вызвала и типовая для чёрного пиара схема раскрутки скандала с Никезичем в СМИ. Формула здесь простая: чем ярче накал страстей, тем выше сумма отступных. А потому наблюдательный человек может с лёгкостью определить истинных выгодоприобретателей скандала.

В случае с обиженным нападающим «Кубани» роль главных ньюсмейкеров взяли на себя некие «адвокаты» из Профсоюза футболистов и тренеров России (ПФТР). Представители этого объединения сразу и без обиняков назвали руководство ФК «Кубань» мафией. А когда поднявшийся было шум в прессе начал стихать, ПФТР, словно фокусник, извлёк на свет ещё один инцидент с иностранным игроком. Оказывается, помимо Никезича на жестокое избиение и насильственное прекращение контракта жаловался ещё один бывший игрок краснодарского клуба — словенец Сретен Сретенович.

Печальные истории Никезича и Сретеновича совпадают до малейших деталей. «3 января я был вызван на базу «Кубани» вместе со своим агентом. Моего агента пригласили в кабинет генерального директора «Кубани» Сурена Мкртчяна, а я остался в другой комнате. Вскоре вошёл спортивный директор «Кубани» Сергей Доронченко, которого сопровождали двое незнакомых крепко сложенных мужчин. Они стали угрожать мне, требуя, чтобы я подписал документы о добровольном расторжении контракта… Понимая серьёзность угроз, я согласился», — заявил Сретенович, который по примеру своего коллеги тоже подал жалобу в ФИФА и Международный профсоюз футболистов FIFpro. По словам уроженца бывшей Югославии, краснодарцы «зажали» у него 300 тыс. евро, причитающихся за досрочное расторжение контракта. «О случившемся я никому не рассказывал, поскольку и ранее получал угрозы от представителей «Кубани». Но теперь, после того как свою историю рассказал Никола Никезич, я понял, что я не один, и решился заговорить», — с пафосом объяснил свою амнезию словенец. И добрым словом помянул вступившийся на него футбольный профсоюз Грамматикова.

Щедрый откат на громкий накат

Своевременное появление второго пострадавшего и путаные объяснения первого произвели на футбольную общественность довольно странное впечатление. Даже на фоне нынешнего правового произвола история о загадочных избиениях, угрозах и шантаже выглядела фальшивым сюжетом дешёвого боевика. Зато интересы главы ПФТР Николая Грамматикова во всём этом скандале просматривались довольно чётко. Как заявил на пресс-конференции гендиректор ФК «Кубань» Сурен Мкртчян, «никакого давления со стороны клуба при расторжении контракта с игроком не было. Можно только догадываться, почему он так поступил, покинув нашу страну. Мне кажется, что конфликт инициирован агентом игрока, который лишился денег из-за досрочного расторжения контракта своим клиентом».

Роль главы ПФТР в скандале определил с предельной чёткостью присутствовавший на пресс-конференции спортивный директор клуба Сергей Доронченко. По его словам, «это шантаж Николая Грамматикова. С нами связались его представители и предложили за определённую сумму уладить конфликт». Но, как отметил спортивный директор «Кубани», клуб делать этого не будет и уже обратился в правоохранительные органы.

Николай Грамматиков эти обвинения прокомментировал с неохотой. Собственно, факта «деловых переговоров» с руководством ФК «Кубань» он не отрицал. Правда, по его словам, представители клуба обратились к нему сами, желая замять скандал. А если в ходе общения и зашла речь о крупной сумме денег, то только в контексте претензий Никезича относительно якобы не выплаченной ему неустойки. Зато в российском футбольном сообществе обвинения в шантаже в адрес Грамматикова встретили с пониманием. По нашему мнению, профсоюзного деятеля подвела логика. В самом деле если клуб виноват, то зачем ему консультироваться о том, как уладить конфликт с генеральным секретарём ПТФР, а не, допустим, с футболистом или его агентом? К тому же сам Николай Грамматиков в спортивном мире пользуется, мягко говоря, неоднозначной репутацией. У человека, позиционирующего себя ведущим спортивным адвокатом, за плечами нет вообще каких-либо громких дел по защите прав футболистов. Так что всерьёз считать этого человека лидером профсоюзного движения трудно.

Без определенного места в жизни

Таким людям больше всего подходит давнее журналистское клише «человек-загадка». Известно, что нынешняя фамилия Николаю Грамматикову досталась от приёмного отца, режиссёра и бывшего главы Киностудии имени Горького Владимира Грамматикова. Сам отчим от такого родства был не в восторге: в своё время пасынок, занимаясь финансовыми делами киностудии, крупно погорел на списании имущества и средств. В результате разразившегося после ревизии скандала Владимир Грамматиков лишился своего поста, а потому запретил приёмному сыну носить свою фамилию, как сообщала газета «Новые известия». Вот только пасынок, поменяв работу, отчима не послушал. Впрочем, вне зависимости от фамилии его карьера в киноиндустрии была бесповоротно загублена, и бывший продюсер решил попробовать себя в футболе. Сначала стал агентом, а 2005 году, поняв перспективность и, по сути, бесхозность футбольного профсоюзного движения, Николай Грамматиков основал Профсоюз футболистов и тренеров России, записав себя в его генеральные секретари.

Чем именно собирался заниматься менеджер Киностудии имени Горького, знают только его ближайшие соратники. Официально статус «футбольного агента» он вроде бы сложил, но его чёрный агентский бизнес, по свидетельствам знающих людей, только ширился. Завесу, скрывавшую до времени реальную деятельность генсека ПФТР, приоткрыл разразившийся скандал с ФК «Кубань». «С любого футболиста он просто получает деньги, получает с них проценты, у него есть свои агенты, он занимается агентством. Это уже на протяжении 10 лет. Грамматиков — это человек, который выводит футболиста из клуба и за это получает, поверьте мне, серьёзные деньги. Он зарабатывает на футболистах целые состояния», — заявил спортивный директор «Кубани» Сергей Доронченко.

Причём этот доход можно смело считать заработком «индивидуального предпринимателя». Войдя в состав Международного футбольного профсоюза FIFpro, организация Грамматикова попросту обманула его руководителей. Формально ПФТР как межрегиональная общественная организация нигде не зарегистрирован. Ничего не известно о наличии её филиалов в регионах страны, а на сайте ПФТР в разделе «Контакты» скупо даются лишь электронная почта, номер телефона и факса. Неизвестен также точный состав членов профсоюза. По словам самого Грамматикова, он «постоянно изменяется», куда идут членские взносы — тоже загадка.

Да и с адвокатурой у «профсоюзного лидера» дела обстоят неважно — о его победах в судах в отстаивании прав футболистов ничего не известно. Зато он сам с 2004 года привлекает к себе внимание правоохранительных органов. Дело это тоже имеет прямое отношение к вымогательству крупных сумм. Как писала в своё время газета «Московский комсомолец», Николай Грамматиков обвинялся в похищении чужого ребёнка и шантаже гражданина США. Как свидетельствуют материалы дела, в 2003 году жительница Москвы Татьяна Кораблина оформила отцовство своего ребёнка Юрия на Николая Грамматикова, который не был его родным отцом и вообще не знал мальчика до 11 лет. Этому предшествовала цепь довольно странных событий, в результате которых Татьяна оказалась фактически должником Николая. В мае 2004 года Грамматиков просто забрал сына Татьяны и спрятал у себя. От матери Юрия он хотел получить 75 тыс. долларов. А в 2006 году в обмен на ребёнка он потребовал от его настоящего отца, американца Джона Эдварда Хэмлета, уже 200 тыс. долларов. Сделку «футбольный адвокат» планировал провернуть на территории Швейцарии, однако американец платить отказался. До сих пор мать Юрия и её родители обивают пороги судов, требуя вернуть сына и внука. Зачем Грамматикову нужен чужой ребёнок, остаётся только догадываться.

Первый тайм в новой игре

Судя по неспешно разгорающемуся скандалу, «футбольное» разбирательство с участием Николая Грамматикова будет столь же затяжным, как и его судебный конфликт с матерью похищенного ребёнка. Зато первые последствия этого скандала станут заметны в ближайшее время. По сути, инцидент с нападающим Никезичем открыл новый, профсоюзно-мафиозный этап в истории российского футбола. До сих пор деньги из бизнеса путём откровенного шантажа выколачивали полукриминальные профсоюзы стран третьего мира. Теперь это «ноу-хау» применено и в российском спорте. В силу своей публичности футбольные руководители чрезвычайно болезненно реагируют на любой громкий скандал. А потому, устроив «футбольную Кущёвку» не только в масштабах страны, но и всего мира для отдельно взятой «Кубани», можно долгое время собирать с отечественных клубов многомиллионные «профсоюзные» взносы и отступные.

Ну а общественности важно выработать общее отношение к такого рода манипуляторам, защитив российские клубы от необоснованных обвинений. Важно только помнить, что каждое негативное событие в околофутбольной жизни приносит прибыль тем, кто совершенно не заинтересован в мирном развитии самого народного вида спорта. Причём, как показывают события, развернувшиеся вокруг футбольного клуба «Кубань», зачастую именно эти «адвокаты» выступают инициаторами и режиссёрами резонансных конфликтов.


***

"Один из мужчин стал агрессивно совать ему в лицо бумаги и требовал их подписать. Получив отказ, он ударил футболиста по печени и повторил свое требование"

Никезич о "Кубани" (март 2011 г.)

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::15.03.2011, Футболиста били на вылет, Фото: "Коммерсант"

Петр Кузнецов, Алексей Доспехов

Compromat.Ru

Никола Никезич

[...] В письме, оказавшемся в распоряжении "Ъ", бывший футболист "Кубани" Никола Никежич просит президентов FIFA и UEFA Зеппа Блаттера и Мишеля Платини принять меры в связи с событиями, которые произошли с ним 7 марта в Краснодаре. Из этого документа следует, что игрока силой заставили разорвать контракт, истекающий через год.

"15 марта 2010 года я подписал двухлетний контракт с командой "Кубань". В первый же год я помог клубу выйти в премьер-лигу, забив четыре мяча и отдав три передачи. Однако на предсезонные зимние сборы с главной командой меня не взяли, объявив, что в моих услугах клуб не нуждается. Мне предложили разорвать контракт, но я отказался",— рассказывает в письме господин Никежич. Футболисту, по его словам, составили индивидуальный график тренировок, включавший в себя только двухчасовую пробежку вокруг поля два раза в день, и продолжали настойчиво предлагать разорвать контракт. "Я был готов сделать это, если бы менеджмент "Кубани" нашел мне новый клуб. Но они не отпускали меня даже на просмотр в другие команды, без чего я не мог заключить соглашение",— описывает ситуацию Никола Никежич.

После серии отказов черногорский футболист собирался подключить к переговорам своего агента, но игрока вызвали на клубную базу. "В холле меня встретил один из тренеров клуба — Николай Хлыстунов — и предложил пройти к нему в номер. Там он вновь предложил подписать бумаги о добровольном разрыве контракта. Я сказал, что не сделаю этого и дальнейшие переговоры намерен вести только в присутствии своего агента",— пишет господин Никежич.

Как утверждает Никола Никежич, после этого в комнату вошли "двое крепко сложенных мужчин" и тренер тут же ретировался, оставив их "троих наедине". Господин Никежич рассказывает, что один из этих мужчин стал агрессивно совать ему в лицо бумаги и требовал их подписать. Получив отказ, он ударил футболиста по печени и повторил свое требование. Услышав очередное "нет", второй мужчина снял пиджак, под которым висели два пистолета в кобуре, а первый в это время нанес очередной удар по печени. Повалив господина Никежича на пол, оба продолжали его избивать и душить. "Это длилось примерно минут двадцать, после чего я, окончательно обессилев и испугавшись за свою жизнь, подписал неизвестные мне документы,— рассказывает игрок.— Напоследок, уже уходя, один из них сказал, чтобы я не дурил и никуда не обращался, пригрозив, что меня и мою семью найдут и в Черногории, где проживает много русских: у них есть там связи".

Историю, рассказанную в письмах на имя господ Блаттера и Платини, Никола Никежич подтвердил и вчера в разговоре с корреспондентом "Ъ". "Я профессиональный футболист, выступал во Франции и Словении и даже подумать не мог, что такое вообще может произойти. Дико было уже то, что меня заставляли бегать по кругу в Краснодаре при -10°C, в то время как команда готовилась на сборах в Турции. Даже сотрудники базы мне сочувствовали. А уж то, что произошло в комнате одного из тренеров, даже вообразить трудно. Я действительно думал, что меня могут сделать инвалидом. По крайней мере они не переставали это повторять",— заявил "Ъ" господин Никежич. По словам игрока, он пребывал в шоковом состоянии, но, несмотря на угрозы, все-таки отважился обратиться в международные футбольные организации. "Я решил идти до конца. Веры в справедливое разбирательство дела Российским футбольным союзом у меня нет, поэтому после консультаций с представителями Профсоюза игроков и тренеров я сразу обратился в FIFA и UEFA. Без последствий такое оставлять нельзя, поэтому я буду добиваться санкций в отношении клуба",— добавил черногорец. [...]


***

"В команде очень благоприятная атмосфера"

Никезич о "Кубани" (март 2010 г.)

Оригинал этого материала
© ФК "Кубань", origindate::11.03.2010, Никола Никезич: Мне нравится атмосфера "Кубани"

Compromat.Ru

В свое время Никола Никезич был полностью удовлетворен сотрудничеством с "Кубанью"

[...]

— А как возник вариант с «Кубанью»?

— У Петреску во французском «Нанте» есть друзья, они и подсказали моему агенту, что «Кубань» ищет нападающего…

— Сомневался при переходе?

— Не очень. Навел справки у Дринчича из московского «Спартака» и Новаковича из «Амкара». Оба рекомендовали «Кубань», как команду с большими амбициями. Говорят, что в Первом дивизионе она не задержится, да и сам Краснодар им понравился.

— С русским языком, как видно, особых проблем нет?

— Говорить пока сложно, но все понимаю. Если что, Сретенович приходит на помощь.

— Никола, некоторые информационные источники дают твою фамилию, как Никежич…

— Нет, правильно с буквой «з» — Никезич.

— Не пугают российские расстояния, долгие перелеты?

— С первого дня заметил, что в команде очень благоприятная атмосфера. В такой обстановке и 10 часов в самолете не кажутся долгими. [...]