Жесткий путь цинизма

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Жесткий путь цинизма FLB: Почему Олега Дерипаску сравнивают с «бароном-разбойником». Газета «Совершенно секретно» продолжает рассказывать о «темных сторонах» российских миллиардеров из списка «Форбс»

"               В июне 2009 года на совещании в бастующем городе Пикалёво  премьер Путин произнёс обращённую к Олегу Дерипаске фразу, ставшую крылатой: «Ручку-то мою верните».       [1] Алюминиевый король Олег Дерипаска получает контроль над новыми активами с помощью различных схем, но с одной и той же особенностью – цинизмом «Рабочие знаменитой Трёхгорной мануфактуры вступили в борьбу за сохранение предприятия. Удивительно, но вопреки рыночной теории в России всё чаще судьба производств волнует наёмных пролетариев, а вовсе не владельцев. Люди, получающие оскорбительно малые деньги за тяжёлый труд, бьются за то, чтобы отечественная промышленность жила. А люди, которым промышленность приносит прибыль самим фактом своего существования, целенаправленно её уничтожают. Этот парадокс мог бы, наверное, объяснить владелец Трёхгорки Олег Дерипаска, но вряд ли сделает это раньше, чем отойдет от дел и засядет за мемуары. Звериный оскал капитализма Жизнь рабочих Трёхгорки мало похожа на спокойное обывательское существование. Средняя зарплата составляет 10-12 тысяч рублей в месяц при 40-часовой рабочей неделе. При этом за комнату в полуразваленном общежитии фабрики, где стены покрыты трещинами, а вода из-под крана бьёт током, следует платить порядка 6 тысяч рублей. На остающиеся 200 рублей в день можно, конечно, ни в чем себе не отказывать в одном из самых дорогих городов мира. В соответствии с представлениями о «невидимой руке рынка» люди, оказавшиеся в таких условиях, должны немедленно сделать работодателю ручкой и отправиться на поиски лучшей доли. И тогда владельцу пустых цехов и остановленных технологических линий, естественно, придётся раскошелиться. Но на практике податься даже очень квалифицированному рабочему, как правило, некуда – везде условия весьма похожие, а переезд к новому месту работы обойдётся в сумму, астрономическую для человека с таким уровнем дохода. Владельца же перспектива остановки производства нередко вовсе не пугает. По той несложной причине, что не ради производства он приобретал собственность. Трёхгорка – ярчайший пример именно такой ситуации. Естественно, акции одной из старейших в России мануфактур структуры, связанные с Олегом Дерипаской, покупали под выспренние разговоры о подъёме, спасении и прочем возрождении отечественной текстильной промышленности. И, конечно, с чего же это самое спасение с возрождением начинать, как не с Трёхгорки. Предприятие бесперебойно работает с 1799 года, имеет собственный стиль, традиции. Фабрика (вдуматься на секунду – ровесница Пушкина) выпускает нить тончайших размеров, из которой делает хлопчатные и льняные ткани сложного плетения. Ассортимент – широчайший. Рисунки, узоры, дизайн – эксклюзив. Мощность к началу реформ – 200 миллионов метров в год. В общем, всё есть, кроме эффективного современного менеджмента, конечно. Что же делает в качестве первого шага «эффективный менеджмент»? Выносит ткацкое производство в Гаврилов-Ям Ярославской области. Спору нет, Гаврилов-Ямский льнокомбинат – очень интересная фабрика, со своей историей, уникальными технологиями производства художественного холста и прочая, и прочая. Но в результате производственная цепочка Трехгорки получается разорванной: нить делаем в Москве, везём её за 300 км, там делаем ткань, а ткань везём обратно в Москву на отделку. На ровном месте возникает транспортное плечо в 600 км и соответствующие расходы. Ну и, конечно, пара-тройка сотен безработных, но это уже дело десятое. Такая «стратегия возрождения» выглядит абсолютным безумием, если считать, что цель – развитие ткацкого производства. А вот если учесть, что в Трёхгорку, как в легендарное предприятие, создающее образ Москвы, из бюджета вложено порядка 23 миллиардов рублей, то некоторый смысл начинает появляться: чем больше у статусной фабрики проблем, тем больше стимулов спасать его за государственный счёт. А если принять во внимание, что Трёхгорка расположена на Рочдельской улице – в двух шагах от Центра международной торговли, в трёх – от Дома правительства и совсем рядом с популярным у богатых бездельников кластером дорогих клубов типа «Сохо» и «Кафка», то у истории получается и новое измерение. Потому что это – золотая земля. По предварительным экспертным оценкам, на участке Трёхгорки можно построить порядка полумиллиона квадратных метров недвижимости. И самая скромная оценочная прибыль от такого проекта – миллиард долларов. Вне зависимости от того, будут это жилые или представительские помещения. Лишь бы не производственные. По сообщениям РИА Новости, вся выручка (не прибыль!) строительно-девелоперской корпорации Олега Дерипаски «Главстрой» в докризисном 2007 году составляла 32 миллиарда рублей. А закредитован «Главстрой», как выяснилось уже во время кризиса, оказался на почти вдвое большую сумму. Тогда, в 2009 году, задолженность только перед Сбербанком составляла порядка 25 миллиардов рублей, и это меньше половины долгов «Главстроя». Если посмотреть на проблему Трёхгорки под таким углом, становится понятно, почему в 2010 году не обращавшие особого внимания на этот «непрофильный актив» структуры Олега Дерипаски вдруг резко и жёстко сменили на фабрике менеджмент. Всё идёт по инвестиционному плану Структуры Олега Дерипаски владеют Трёхгоркой через банк «Союз». Кроме того, в акционерах – швейцарская фирма «Нога», скандально известная постоянными попытками арестовать какую-нибудь собственность РФ за границей – от представительских особняков до легендарного парусника «Крузенштерн». Чуть больше 20 процентов акций распределены между держателями, у каждого из которых менее 5%. Среди таких держателей – топ-менеджмент, который худо-бедно сохранял производство до прихода «эффективных» собственников (см. официальный сайт Трёхгорной мануфактуры – ежеквартальные отчёты). Этих наивных управленцев-производственников старой школы в декабре прошлого года «попросили» с фабрики в достаточно жёсткой форме. В стиле «маски-шоу». Многое объясняет написанное по следам этого переворота письмо рабочих в Генеральную прокуратуру: «В ночь на 14 декабря 2010 года на предприятии произошла незаконная смена управления. Группа вооружённых людей ворвалась на предприятие, организовав потасовки с сотрудниками охраны. Избили начальника службы безопасности, вскрыли и опечатали все кабинеты управленческого персонала и изъяли часть документов. Утром был вывешен приказ не допускать на территорию предприятия первого заместителя генерального директора, директора по финансам и начальника службы безопасности, которые затем были уволены под надуманными предлогами». Письмо заканчивается просьбой о мерах прокурорского реагирования. Что касается генерального директора Кокорева, то спустя несколько месяцев его резюме обнаружилось на одном из популярных Интернет-ресурсов, где он ищет работу в качестве финансового аналитика. Ну а новый «эффективный» менеджмент взялся за Трёхгорную мануфактуру уже всерьёз – так, что перспективы предприятия стали уже вовсе непонятны. По одним данным, в Гаврилов-Ям переедут сначала прядильщики, а потом и все остальные подразделения фабрики. По другим, предприятие каким-то образом переводится вообще в Молдавию. Параллельно ползут слухи о том, что Гаврилов-Ямский льнокомбинат останавливается. «Писем мы писали много: Путину, как Председателю Правительства, в Департамент лесной и легкой промышленности Минпромторга России, в Правительство Москвы к Собянину, к его заместителю Шаронову, – рассказывает президент Профсоюза работников текстильной и лёгкой промышленности России Татьяна Соснина о результатах борьбы против закрытия прядения. – И везде получили только дежурные ответы, вроде «в соответствии с инвестиционным планом проводится работа по переводу прядильного производства. Представители Дерипаски вводят в заблуждение и правительство Москвы, и Департамент лесной и лёгкой промышленности. Они говорят о том, что выводят производственные мощности прядения на «Гаврилов-Ямский льнокомбинат», а фактически они ликвидируют производственные мощности». В общем, понятно, что знаменитой Трёхгорки в Москве больше не будет. Непонятно другое: зачем понадобились силовые скачки с заменами службы безопасности и прочими фокусами в духе рейдерства 90-х, ведь структуры Олега Дерипаски владеют, как минимум, 65% акций фабрики? По привычке? Здесь важно, что эти 65% фактически принадлежат банку «Союз», а банк «Союз» – уже не совсем подконтролен Дерипаске. В процессе выхода из кризиса 75% акций этого банка были переданы газпромовским структурам. И теперь, как это часто бывает в российском бизнесе, где учредительные цепочки длинны и запутаны, по большому счёту, предприятие контролирует тот, кто посадил в топ-менеджерские кресла своих людей. Это и было целью маленькой трёхгорской операции декабря 2010 года. А то, что проведена она именно по такому, не слишком красивому сценарию, – это скорее всего дело привычки. Привычка осталась Напоминать биографию одного из самых известных отечественных предпринимателей, наверное, нет нужды: СМИ уделяют ему немало внимания на протяжении уже довольно длительного времени. Алюминиевый король, владелец активов в самых разных сферах – от целлюлозно-бумажной промышленности до масс-медиа. Бизнесмен, неизменно конфликтовавший с партнёрами, но всегда оставлявший спорное поле за собой. Олигарх, вышедший из кризиса, благодаря беспрецедентной государственной поддержке. Остановимся только на нескольких известных эпизодах, которые сам Олег Дерипаска, наверное, считает мелкими, но в случае их достоверности, они неплохо характеризуют его стиль как предпринимателя. Котласский целлюлозно-бумажный комбинат был необходимым элементом для построения полноценной технологической цепочки, когда Олег Дерипаска заинтересовался лесной промышленностью. Контрольный пакет держала известная в отрасли компания «Илим Палп Энтерпрайз». (Кстати, в те годы там работал юристом будущий президент Дмитрий Медведев). На сайте Компромат.Ru до сих пор размещено подробное описание перехода комбината в руки приближённых Олега Дерипаски. Автор пишет, как в нужный момент у Котласского комбината обнаружился мелкий акционер Сергей Мелькин – просто физическое лицо из города Кемерово, владеющее всего-то парой акций. Г-н Мелькин вдруг оказался крайне недоволен тем, как в 1994 году была проведена приватизация предприятия, обратился в суд, и суд без излишних проволочек постановил взыскать с «Илим Палпа» некоторое количество миллиардов рублей. Количество это примерно соответствовало цене пакета акций «Котласа», поэтому гуманный суд на акции взыскание и обратил. Суд ведь гораздо чаще, чем принято думать, поддерживает мелких акционеров в их исках против миллиардеров. Во всяком случае, если по результатам такого иска собственность может сменить хозяина. Большая часть этих самых акций была быстро продана «Балтийскому финансовому агентству» и компании «Вашъ финансовый попечитель». Новые акционеры, собравшись под Петербургом в деревеньке Горбунки, быстро сформировали новый совет директоров. А в совете директоров оказались представители «Континенталь Менеджмента» – компании, которая занималась лесными активами Олега Дерипаски. Дальше – небольшое «маски-шоу». И вот уже новый совет директоров управляет предприятием в интересах своих нанимателей. Городской новостной портал Санкт-Петербург.Ru ещё в 2005 году сообщал об обвинениях бизнесмена Аваза Назарова в адрес Олега Дерипаски в связи с долгосрочными поставками на Таджикский алюминиевый завод . Этот завод был недостающей жемчужиной в алюминиевой империи Дерипаски: проектная мощность порядка полумиллиона тонн (весь «Русал» – это порядка 2,5 миллионов тонн алюминия в год). «Зайти» непосредственно на ТадАЗ не получалось. Тогда были установлены партнёрские отношения с постоянным поставщиком ТадАЗа компанией Ansol. Традиционная для структур Дерипаски толлинговая схема теперь предполагала, что сырье на переработку ТадАЗу даёт совместное предприятие – наполовину «сибаловское», наполовину «ансоловское». А когда схема отработалась как на ТадАЗе, в частности, так и Таджикистане вообще, Олег Дерипаска был уже не «чужим», совместное предприятие было, как свидетельствует в Высоком суде Лондона владелец Ansol Аваз Назаров, из схемы выкинуто, и эксклюзивным партнёром ТадАЗа стала другая фирма, по словам таджикского предпринимателя, полностью подконтрольная структурам Дерипаски. В 2003 году «Московский комсомолец» рассказал об обстоятельствах приобретения О. Дерипаской компании Ингосстрах . В некоторый момент развития оказалось, что металлургической империи Олега Дерипаски не хватает инфраструктурного бизнеса. Тогда был приобретён Ингосстрах, одна из крупнейших страховых компаний России. Но приобретён очень специфическим путем. У владельца Ингосстраха, бывшего милиционера Андрея Андреева в тот момент возникли проблемы с его партнерами, которых проще было бы назвать «крышей». Бизнес выходил из диких 90-х, и намечался цивилизованный развод. Но условия этого «развода» были в стадии согласования, и каждая из сторон очень хотела сэкономить. В результате именно «крыша» в лице Родиона Гамзаева, исчезнувшего впоследствии из поля зрения правоохранительных органов, продала бизнес Андреева структурам Дерипаски. Предположить, что покупка совершалась без проверки продавца, было бы в высшей степени несправедливо применительно к такому знающему реальное устройство российского бизнеса предпринимателю, как О.В. Дерипаска. Тем не менее, условия сделки с явно ненадлежащим продавцом были приняты. Ещё бы: бизнес, который оценивался в сумму, близкую к миллиарду долларов, сменил владельца всего за 90 миллионов. По сравнению с таким «дисконтом», немного значения имеют сомнительные документы, расписка владельца «не имею претензий», подписанная чуть ли не с ножом у горла, и прочие криминальные мелочи. А в мае этого 2011 года газета Moskow Post (Украина) назвала рейдерским захватом переход под контроль команды Дерипаски концерна «Тракторные заводы» . Холдингу Олега Дерипаски «Русские машины» приглянулся концерн «Тракторные заводы» (КТЗ) . Ещё бы – свыше 17 предприятий в 6 странах, не только на территории бывшего СССР, но и в Германии, Дании, Австрии. Схема поражает своей простотой в исполнении: владелец Михаил Болотин отдал акции своей управляющей компании Внешэкономбанку (ВЭБ)в залог под семилетний кредит в 15 млрд. рублей. Одно из условий сделки – сохранение контроля над производством со стороны менеджмента Болотина. Но ВЭБ это условие по каким-то причинам нарушил и провёл конкурс по выбору управляющей команды для финансового оздоровления предприятия. Фаворит конкурса – «Русские машины», которые до этого, как известно, «оздоровили» Горьковский автозавод до технического дефолта в 2009 году. Дальнейшие сценарии можно предположить с некоторой долей вероятности – размывание акционерного капитала, перевод активов на другие юридические лица… Не факт, что дела будут развиваться именно так, но представить себе, что «управляющая команда» поуправляет немного и вернёт кредит банку и чистенький бизнес Болотину кажется ещё нелепее. Опыт безнаказанности? Есть ряд приёмов ведения бизнеса, которые на обывательском языке принято называть рейдерством. Рейдерство предполагает завладение частью или полностью некоторым предприятием с применением внешне законных приёмов и технологий, на самом деле использующих пробелы в законодательстве. Часто этот путь открывается при покупке даже минимального пакета акций, нередко – приобретённого у ненадлежащего лица якобы при полном «незнании» этого обстоятельства новым владельцем. Следующий этап – передача реестра акционеров покладистой компании-держателю, появление параллельных управляющих структур, назначенных различными собраниями собственников. Потом замена менеджмента собственными управленцами. Потом – получение контрольного пакета акций через различные процедуры: дополнительная эмиссия в свою пользу, выкуп под давлением, угрозой банкротства и т.д. Вряд ли кому-то придёт в голову публично назвать рейдером самого Олега Дерипаску – владельца бизнеса, прошедшего IPO (выпуск акций на открытый рынок), человека, пользующегося доверием на достаточно высоком уровне. Просто у него есть определённый стиль ведения дел в области, как сейчас говорят, M&A –бизнеса слияний и поглощений. В этом стиле эксперты находят даже некие новации. Так, Никита Кричевский, проанализировавший официальные итоги работы «Русала» в 2010 году, опубликованные в журнале «Компания», делает неожиданный вывод, который есть смысл процитировать целиком: «Владение блокпакетом акций «Норникеля» принесло доходов больше, чем вся «многотрудная» деятельность алюминиевого гиганта! Данный факт говорит о появлении новой разновидности корпоративного агрессора. Если раньше мы рассуждали о рейдерстве или гринмейле, то сегодня появляются хищники, заинтересованные исключительно в максимальных и долгосрочных дивидендах в ущерб производственным, финансовым и инвестиционным процессам «жертвы». Возможно, этим и объясняется явная заинтересованность О. Дерипаски в присутствии в совете директоров «Норникеля» (решения о дивидендах находятся в компетенции совета директоров) как можно большего числа своих представителей». Мы сознательно приводим примеры из разных отраслей, разных временных промежутков и базирующиеся на разных схемах установления контроля над бизнесом. Вместе они неплохо иллюстрируют стиль добавления активов в империю Дерипаски. Для этого стиля характерна жёсткость, спрямление пути к цели и, скажем так, очень спокойное отношение не только к чужим интересам, но и к интересам партнёров. Недоброжелатели Дерипаски характеризуют его манеру ведения дел в совершенно недвусмысленных выражениях. Один из текстов так называемого компромата прямо озаглавлен «Кидалой стал с института» (газета «Собеседник», 2003 год). Но, если оставить в стороне эмоциональные оценки, окажется, что существенная часть людей, имевших с Дерипаской партнёрские отношения, людей, прямо сказать, так же, как и Дерипаска, далёких от сантиментов, вышли из совместных с ним проектов практически ни с чем и из большого бизнеса выпали. Тут и осевший во Франции Михаил Живило, и обивающий пороги английских судов Аваз Назаров, и некогда могущественный, а теперь практически незаметный в Красноярске Анатолий Быков, и, конечно, братья Лев и Михаил Чёрные, которые привели будущего олигарха в алюминиевую отрасль и, можно даже сказать, сделали Дерипаску Дерипаской. Да и ближайшие помощники тоже регулярно оказываются не у дел. Аркадий Саркисян, которого многие считали правой рукой Дерипаски и который обеспечивал соблюдение интересов олигарха в Хакасии, оказался больше не нужен. Создатель цементного бизнеса Дерипаски Иван Кузнецов обвинен в «откатах и кумовстве» и уволен. Стоит ли в таком случае ожидать какой-то особой озабоченности олигарха судьбой рабочих Трёхгорки и вообще каких бы то ни было рабочих, вспомнить хоть безобразную историю в Пикалёво, когда люди оказались на грани физического выживания, потому что владельцам надо было решить взаимным давлением вопрос внутренней ценовой политики на цементном заводе. По-видимому, жизнь научила Олега Дерипаску, что из самых сложных ситуаций он выходит практически без потерь. Выдавил из бизнеса братьев Чёрных, за которыми стоял очень серьёзный ресурс, – ничего. Вызвал личный гнев Путина в Пикалёво – снова всё в порядке. Оказался не в состоянии погасить десятки миллиардов кредитов – получил господдержку и реструктуризацию. Построил порт в Сочи, который чуть не наполовину смыло в море, – продолжает осваивать олимпийскую стройку. Можно сказать, что феномен Дерипаски на этих двух китах и стоит – предельная жёсткость при добыче новых активов плюс практически полная безнаказанность при наступлении последствий. Третий закон Ньютона, гласящий «действие равно противодействию», на Дерипаску, похоже, не распространяется. Из этого можно сделать прямой практический вывод о судьбе Трёхгорной мануфактуры. Как бы ни митинговали там заслуженные рабочие, в какие инстанции ни писали бы писем, какие совещания ни проводились бы на высоком уровне, если таковы планы Дерипаски, Трёхгорная мануфактура будет ликвидирована, а на её месте построено что-нибудь, что представляется менеджменту Дерипаски ликвидным и прибыльным. Такая же судьба, кстати, ожидает, скорее всего «Челябинские дорожно-строительные машины», входящие в «Группу ГАЗ» , подконтрольную «Базовому элементу» Дерипаски. Предполагается, что предприятие перенесут на Челябинский тракторный завод, также контролируемый структурами Дерипаски, а освободившееся место пойдёт под застройку. В кризис «Челябинские дорожно-строительные машины» уже пришлось останавливать. И как прокомментировал это экс-владелец предприятия Колющенко, падение спроса – отличный повод закрыть завод, ведь земля под ним стоит не менее 5 миллионов за гектар. Так что судьба челябинского машиностроительного комплекса вряд ли окажется завиднее, чем перспективы прядильного цеха Трёхгорки, где, по свидетельству работников фабрики, загрузка за несколько месяцев эффективного менеджмента упала с 80 до 30 процентов. Понятно, что Дерипаска будет всегда таким, какой он есть. И истории, аналогичные тем, которые мы здесь напомнили, будут с высокой вероятностью возникать везде, где ему захочется проявить себя. Единственный остающийся вопрос – зачем? Если посмотреть на вещи спокойным взглядом, то зачем человеку, чьи доходы только как генерального директора «Русала» составляют больше 70 миллионов рублей в месяц, еще деньги? Понятно, бизнес требует всё новых и новых вливаний, всё отягчено кредитами и так далее. Но неужели даже на этом уровне человеку не хочется сделать что-нибудь крупное не просто для максимизации прибыли, а чтобы осталось для потомков? Ведь он может себе позволить практически всё. Почему же не войти в историю в качестве спасителя и даже создателя российской лёгкой промышленности, а не убивать пережившую все перепетии русской истории последних 200 лет фабрику и построить вместо неё очередного монстра из стекла и бетона? Почему не обустроить рабочим жизнь так, чтобы считали благодетелем, а не загонять их в нищенство и беспомощные пикеты? Почему не добиться, чтобы тебя ставили в один ряд с Морозовыми, Щукиными, теми же Прохоровыми (владельцами Трёхгорки), а лучше, чтобы считали «бароном-разбойником»? Может, просто такой человек ?..» Максим Декусар, специально для газеты «Совершенно секретно», август 2011 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации