Жестокий роман Гаврилы Нахалкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::07.11.2007

Жестокий роман Гаврилы Нахалкова

Любимый режиссер президента продаст эту любовь за второго "Оскара"

Из рецензии на книгу: Вайсс Йохан, «Охота на Медведа», Киев: «Голос», 2007, 112 стр.

alexa-82

Converted 25494.jpg … Разоблачения попахивают смешением двух жанров – компромата и фантастики. Нет, то, что любимый режиссер президента использует самого президента для раскрутки нового фильма – это как раз норма гламурной жизни. Но вот поверить в то, что за спиной президента наш Охотник сговаривается с Настоящими Хозяевами Главной Премии и фактически торгует своей дружбой с президентом, возможностями лоббирования интересов транснациональных медиа-корпораций – это уже не скандал, и не гламур, а самый что ни на есть выход за рамки. По сути – это донос, или может быть донесение. Недаром наш драматург самим своим псевдонимом намекает на принадлежность к чекистскому братству «Щита и Меча».

Можно еще поверить в сам факт закулисного торга режиссера с заокеанскими медиа-магнатами о продаже за второго Оскара какой-то еще неприватизированной части Отечества. Или, может быть, нескольких метров виртуальной «границы», защищающей русского Медведа – символа Рунета, от экспансии западных медиа-корпораций.

Но совершенно фантастической выглядит реализация такой сделки со стороны нашего Охотника. Автор пытается убедить нас, что будущий дважды оскароносец, пользуясь близким знакомством с президентом, контролирует ключевую лоббистскую позицию по вопросам интеллектуальной собственности на медиа-продукцию. В пьесе выведен даже персонаж, имеющий характерную говорящую фамилию – статс-секретарь Жигало. Явный намек на «жиголо» в значении продажного типа.

Будто бы этот самый Жигало, которому наш Охотник обещает должность министра, как бывший военный, тупо и без раздумий исполняет все команды Охотника. А за это Охотник постоянно защищает своего карманного замминистра от увольнения – немедленно начинает звонить в канцелярию президента и грозит пожаловаться самому.

Собственно, по условиям сделки с настоящими хозяевами Главной Премии главной задачей Охотника является, используя статс-секретаря Жигало, передать управление авторскими правами в руки конкретных некоммерческих организаций, контролируемых транснациональными корпорациями.

В тексте пьесы даже приведены оригинальные распечатки электронных рассылок, в которых некая фонографическая ассоциация раскрывает планы по защите интересов исключительно иностранных правообладателей, и тут же отчитывается об установлении доверительных отношений со статс-секретарем Жигало.

Но самое главное, в пьесе есть распечатка телефонного разговора между адвокатом транснациональной корпорации и карманным замминистра нашего Охотника, в котором очень четко ставится задача. Во-первых, не допустить, чтобы основные требования к некоммерческим организациям утверждало российское правительство, нужно аккуратно обмануть аппарат правительства, чтобы все решалось на уровне министерства, то есть статс-секретаря Жигало, которого ни министр, ни премьер уволить не может из-за рьяной защиты Охотника.

И, во-вторых, нужно обязательно записать в правилах аккредитации некоммерческих организаций, что управление авторскими правами можно доверить только такой конторе, которая уже имеет договора с зарубежными организациями. В этом случае решать, кто достоин, а кто нет, защищать интересы российских авторов и исполнителей будут фактически зарубежные, западные ассоциации, находящиеся под контролем транснациональных медиа-корпораций. Ведь наличие таких договоров зависит от них, а не от воли российских авторов, музыкантов, продюсеров, и даже не от воли российского правительства.

Нет, все это уже не актуальное искусство, а злобный домысел и попытка опорочить доброе имя любимого режиссера нашего президента.

Разве можно всерьез представить, что статс-секретарь нашего российского министерства, да еще лучший друг лучшего друга нашего президента, может сочинить такой нормативный акт, где защищаются интересы западных, а не российских компаний. Наш Охотник, который Гаврила Нахалков, он же очень умный режиссер, он ведь понимает, что контроль транснациональных корпораций над российским рынком интеллектуальной собственности – это смерть не только Медведа, в смысле нашего бизнеса, работающего Рунете, но и постепенное вытеснение с рынка или поглощение западными компаниями всех отечественных медиа-корпораций.

Станиславский в такой ситуации закрыл бы глаза и сказал бы: «Не верю!» Как и Пушкин – мол, гений и злодейство…Так не бывает! (или ?)

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif