Жизнь за бортом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бизнес госчиновников и братьев Абрамовичей развивается на фоне голодовки стюардесс, восьмимесячной задержки зарплаты и шести смертей авиаторов

1242804325-0.jpg Первая в истории отечественной гражданской авиации голодовка стюардесс продолжается — идут ее шестые сутки. Бортпроводницы требуют, чтобы их рассчитали за работу в уже несуществующей компании «КрасЭйр». Вместе с тем совладельцев, братьев Бориса и Александра Абрамовичей, руководителей красноярских авиакомпаний «КрасЭйр», «СИАТ», альянса «ЭйрЮнион», вновь избрали в совет директоров ОАО «Аэропорт «Красноярск». Только что, на внеочередном собрании акционеров.

То есть ценные бумаги, которыми владеют Абрамовичи, не арестованы для расчета с их наемными работниками, а позволяют братьям по-прежнему вести бизнес. Совместный с госчиновниками.

Соединение этих двух событий наглядно демонстрирует суть выстроенной в России системы взаимоотношений государства и народа (контрольные пакеты и «КрасЭйр», и аэропорта — в руках государства).

Губернатор Александр Хлопонин проводит для Владимира Путина презентацию проекта международного хаба на базе аэропорта в Красноярске. И Хлопонин же с декабря — более полугода! — демонстративно не замечает трагедию людей, работавших в этом порту. А они ведут скорбный список: преждевременные смерти своих шестерых коллег (им было по 30, 40, 50 лет) связывают со стрессом из-за потери работы и невыплаты зарплаты с августа-сентября прошлого года. Об этом же заявил уполномоченный по правам человека в крае Марк Денисов: «Шестеро бывших сотрудников «КрасЭйр» умерли в состоянии стресса, так и не дождавшись финансовой помощи».

Летчикам, инженерам, да многим, кто трудился в сибирской гражданской авиации, нет цены на рынке. И благодаря их образованию, уникальной системе переобучения, штучному опыту, и еще им потому нет цены, что с этим своим багажом они на земле не нужны. Они учились не хуже, чем троечники Абрамовичи (многие мои собеседники заканчивали вместе с ними Рижский авиационный институт имени Ленинского комсомола). Они трудились ничуть не меньше и напряженнее, чем Хлопонин и его министры. И тем не менее теперь переживают жизненный крах. Речь не о равенстве и справедливости, которых никто не ищет — дураков нет, а о том воинственно-пренебрежительном отношении к плебсу, который стал исчерпывающим содержанием российской государственной власти.

Министр промышленности и энергетики края Денис Пашков запустил в прошлую пятницу дезу, подхваченную информагентствами и телеканалами, — о том, что стюардессы свернули матрасы и прекратили голодовку, как только он им пообещал отдать часть долга. Судя по поведению краевых чиновников, говорить и делать они могут что угодно, но существует один запрет: нельзя допускать выплесков народного гнева и протеста. Ну или хотя бы делать вид, что все спокойно.

В квартиру, где голодают стюардессы, милиционеры от себя лично принесли воду и туалетную бумагу. Звонят и приходят десятки сочувствующих. Говорят: улеглись бы рядом, но места нет. Рефреном, обращенным к властям, у голодающих проходит: «Ребята, вы воруйте, разворовывайте, что еще осталось, но отдайте нам наши кровные, что заработано. Не чужие — наши деньги — отдайте нам. Это же для вас капля в море».

Капля — действительно так. На 1 декабря долг перед коллективом составлял 302 млн руб. На 1 мая, по данным транспортной прокуратуры, — 356 млн. Каждому из 2500 работников — от 150 до 300 тыс. рублей.

И если б власти было дело до этих людей, с ними давно бы рассчитались. Наталья Леканова и ее муж тоже заканчивали, как Абрамовичи, Рижский институт, она, благо, нашла другую работу, а муж работал в «КрасЭйр» инженером по самолетному оборудованию. Ему должны 200 тыс. За 8 месяцев, с октября, выдали 17 тысяч.

Потеряв работу, слег с нервами в больницу. Наталья строчила безответные письма президенту, премьеру, губернатору. Вот отрывок из последнего, под которым 62 подписи: «Переобучайтесь!» — говорите Вы. Только не учитываете тот факт, что на все рабочие места нужны специалисты с опытом, а по закону о службе занятости — стоит только пойти на курсы переобучаться, как про вас тут же забывают и снимают с учета. И выходит эдакий переучившийся на электрослесаря инженер по самолетному оборудованию, к примеру, за плечами которого 20-летний опыт работы со сложнейшей авиационной техникой, а ему в один голос все работодатели говорят: «Да нет, милый, вы нам не подходите, нам опытный нужен»… Вот и сидит потом переобучившийся со своими новыми корочками, как идиот последний, и без работы, и без пособия по безработице».

Так все-таки вот эти 17 тысяч рублей за 8 месяцев — это что? Что издевательство — понятно, сознательное ли оно? Или чиновникам в силу своего достатка просто не дано понимать, насколько тяжело может быть людям без денег?

Не знаю, судите сами — по тем немногочисленным действиям, что власть совершила. Распоряжение о немедленном наведении «абсолютного порядка» на рынке авиаперевозок Путин отдал 25 августа прошлого года. Немедленно ничего не случилось, десятки рейсов застревали в портах и месяц спустя. Процедуру банкротства в отношении «КрасЭйр» возбудили только в декабре. Кредиторы тогда выставили претензии на 14,2 млрд руб., потом сумма выросла. Тогда же, в декабре, транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по факту невыплаты зарплаты красэйровцам. Напомню — 302 млн. Капле в море. Тогда же, в декабре, Хлопонин публично обещал, что к февралю зарплатные долги погасят. Он, выходит, переплюнул Путина — его обещания и распоряжения не выполняются даже с четырехмесячным опозданием.

Управляет активами «КрасЭйр» сейчас ОАО «Управляющая компания «Покровские ворота», контролируемая правительством Москвы. Краевые власти и УК «Покровские ворота» разработали финансовую схему. За счет местного бюджета правительство края взялось приобретать права на часть активов «КрасЭйр» (раньше, собственно, это имущество краевой власти и принадлежало). Обосновывается эта операция необходимостью обеспечить бесперебойное функционирование аэропортового комплекса.

Напомню, что, собственно, чиновники в свое время и требовали разделить бизнес «КрасЭйр» на два — собственно авиакомпанию и аэропорт. Под руководством чиновников этот раздел осенью 2007 года и произошел. Благодаря их контролю при разделе часть активов, необходимая для работы аэропорта, осталась в собственности авиакомпании. Теперь вот ее выкупают. Месяц назад министр Пашков рассказал, что сумма, уплаченная за имущество перевозчика, и пойдет на погашение зарплатных долгов перед работниками авиакомпании.

То есть не Борис Абрамович, сгубивший компанию, будет расплачиваться со своими наемными работниками, а налогоплательщики края. Схема вполне «по понятиям». Лохи заплатят. И до этого весь авиационный бизнес Абрамовичей строился на налоговых льготах, послаблениях, господдержке, которую санкционировали как краевые, так и федеральные власти на протяжении десяти лет.

Правда, в реализацию нынешней схемы вмешались надзорные органы. Транспортная прокуратура, найдя нарушения в начислении зарплаты красэйровцам (деньги поступают на счета «Покровских ворот», а не «КрасЭйр»), обратилась в красноярскую службу судебных приставов и в суды: в арбитраж — с иском о признании недействительным агентского договора между «КрасЭйр» и «Покровскими воротами», и в районный суд — о признании действий этих компаний по перечислению денег на банковские счета «Покровских ворот» незаконными. Прокурор потребовал обязать стороны перечислять средства непосредственно на счета «КрасЭйр».

Кроме того, по сведениям прокуратуры, получив часть денег за проданное имущество, УК «Покровские ворота» поделила красэйровцев на «чистых» (им гасились долги в первую очередь) и «нечистых» (этим — по остаточному принципу). Что есть нарушение ст. 3 Трудового кодекса РФ. «Чистые» — это уволившиеся из «КрасЭйр» по собственному желанию переводом в красноярский филиал компании «Атлант-Союз». (В эту небольшую московскую авиакомпанию изначально не могли перевести всех красэйровцев, и все же пообещали 1450 вакансий. Предоставили 571. Но и этих счастливчиков сейчас увольняют. Сократили 170 человек техперсонала, и увольнения продолжаются. В филиале останется примерно 280 человек. Это данные независимого профсоюза летного состава. Там полагают, что без работы вскоре останутся 10 из 25 взятых экипажей красэйровцев— это от 40 до 60 сотрудников.)

Красэйровцы подтверждают: кто-то уже получил деньги за февраль, а кому-то еще за сентябрь не заплатили. Енисейский транспортный прокурор вынес гендиректору «Покровских ворот» представление об устранении выявленных нарушений закона.

Краевые чиновники меж тем никакого криминала в своих действиях не видят, утверждая, что все счета «КрасЭйр» заблокированы, любые деньги, которые на них направят, будут списываться в рамках процедуры банкротства. И если соблюдать все требования законодательства о банкротстве, люди еще долго не увидят своих денег.

Не видят чиновники ничего страшного и в том, что братья Абрамовичи вновь решили поиграться в самолетики и их избрали в совет директоров ОАО «Аэропорт «Красноярск». Глава краевого минпрома Денис Пашков отметил, что законодательно Абрамовичам не запрещено участвовать в выборах совета директоров: «Если возбуждено уголовное дело, то уже прошло довольно времени, чтобы либо его закончить, либо переквалифицировать Абрамовичей из разряда свидетелей в подозреваемых или обвиняемых. Но они находятся в статусе свидетелей, никаких действий со стороны уголовной системы к ним не применялось».

Как и у закопанной авиакомпании, контрольный пакет аэропорта (51,3%) находится в госсобственности, остальные акции распределены среди частных лиц. От государства в совет директоров вошли пятеро чиновников, от Абрамовичей — они сами и двое их бывших топ-менеджеров, ставших теперь депутатами. Точно такой же расклад был и в «КрасЭйр». Привычная для совместного бизнеса Абрамовичей и столоначальников обстановка, никаких новостей. Напомню характерные черты этой обстановки: чиновники в совете директоров и все отчеты, нарисованные Абрамовичами, утвердят, и добьются налоговых послаблений. И с голодающими будут разруливать.

Хотя, конечно, чиновники кое-какие выводы сделали. Недавно образовано ООО «Аэропорт Емельяново», полностью принадлежащее краю. Для него и выкупают сейчас активы «КрасЭйр». Уточню: аэропорт Емельяново и аэропорт Красноярск — это одно и то же. Но на ОАО «Аэропорт Красноярск» висит более чем миллиардная задолженность, которую в краевом арбитраже оспорить не удалось. С сотрудниками этой фирмы ведутся переговоры о переходе в ООО «Аэропорт Емельяново».

Ранее озвученные властями края и поддержанные Минтрансом РФ планы относительно красноярского аэропорта таковы: для его реконструкции планируется привлечь из Инвестфонда РФ 256 млн долл., к 2015 году доходность международного хаба составит 1,2 млрд долл. в год.

Что бы далее ни произошло, радует одно обстоятельство. Здесь кидалово будет менее масштабным: в аэропорту трудятся всего 1,2 тысячи человек.

Вопросы министру транспорта Игорю Евгеньевичу Левитину

— Почему министерство игнорирует проблемы бывших работников «КрасЭйр»? Не Ваши ли подчиненные их создали? В Красноярске хорошо помнят Карла Карловича Руппеля, замминистра транспорта России, руководителя Государственной службы гражданской авиации — он голосовал на собраниях акционеров «КрасЭйр» как представитель государства. Если в гостинице во время служебной командировки вас покусают клопы, вряд ли вы их будете обвинять. Но предъявить претензии персоналу гостиницы у вас будет полное право. Во всем ли виноваты Абрамовичи, если контрольный пакет «КрасЭйр» находился у государства, а точнее — в руках Ваших подчиненных?

— Не желает ли министерство скинуться на погашение долгов авиаторам «КрасЭйр»? Дело в том, что правительство Красноярского края планирует выплатить им 260 млн. руб., а сумма долга, по данным прокуратуры, составляет 356 млн. При этом надо учитывать, что 260 млн. будут перечисляться несколькими траншами ГП КК (госпредприятием Красноярского края) «Центр транспортной логистики» на счета УК «Покровские ворота» (Москва), и сколько денег в этой многоходовой операции прилипнет к посредникам, пока неизвестно.

— Почему представители ведомства не вышли к своим красноярским коллегам-авиаторам, организовавшим пикет в Москве 4 марта 2009 года, — хотя бы из уважения к людям, которые вскладчину собирали деньги на билеты, чтобы донести до Вас правду о своей беде? Многочисленные митинги и пикеты в Красноярске, шесть смертей, голодовка стюардесс. Что еще должно произойти, чтобы соблюдали законы, Трудовой кодекс?

— Что будет с гниющими сейчас на аэродромах воздушными судами, когда с них будет снят арест? Никакие регламентные работы на них не проводятся, графики обслуживания техники нарушены. Бывшие авиатехники «КрасЭйр» полагают, что так программируются будущие авиакатастрофы.

— «КрасЭйр» — не единственная авиакомпания, сотрудники которой могут объявить голодовку. Свои зарплаты с осени не получают в «Дальавиа», «Омскавиа» и «Сибавиатранс», лишившиеся лицензий или обанкротившиеся в конце прошлого года. Сколько еще ждать им?

Самая критическая ситуация сложилась в «Дальавиа». От хабаровской авиакомпании остались только долги. Сотрудникам невыплачено 27,5 млн рублей. Или их возьмет на себя государство (т.е. собственник авиакомпании), или людям придется забыть о законных зарплатах.

— Замены закрытым авиакомпаниям пока нет. Если их маршруты разобрали себе конкуренты, то у сотрудников — высококвалифицированных опытных летчиков, бортмехаников, авиационных техников — нет шансов найти работу по профессии. Собирается ли государство принимать меры для их трудоустройства? Когда будет утверждена готовящаяся программа переподготовки части штурманов и бортинженеров на пилотов?

— На что можно надеяться пилотам Ту-134, Ил-86, Ил-96, Як-42 и других самолетов, от которых отказываются большинство авиакомпаний? Сотни опытных, уже немолодых летчиков остаются на улице без надежды когда-либо подняться в небо.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::20.05.09