Жизнь после трона

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Жизнь после трона

"Отпраздновав через четыре года свой 55-й день рождения, Владимир Путин столкнется с необычной для политика его возраста проблемой: что делать дальше? Ведь в 2008 году, согласно Конституции, Владимир Владимирович должен покинуть Кремль.

     В прошлые времена мир нечасто сталкивался с проблемой трудоустройства сравнительно молодых и пышущих здоровьем бывших лидеров. В России вожди, как правило, сидели в своих креслах до самой кончины или насильственно выбрасывались из политической жизни. А иногда — из жизни вообще. Ну а на Западе считалось, что политик достигает зрелости и готов к занятию высших постов только к 55—60 годам.
     Но в последнее десятилетие ситуация начала меняться. Михаил Горбачев покинул пост президента в 60 лет, Билл Клинтон — в 55. А бывший британский премьер Джон Мейджор и вовсе оказался в отставке в 54 года.
     Все бывшие лидеры решают проблему “ранней пенсии” по-разному. Бывший президент Америки Джимми Картер, ушедший из Белого дома в 56 лет, посвятил себя борьбе с червями-паразитами из Гвинеи и лично строил дома в трущобах Нью-Йорка. Билл Клинтон бросил все силы на продвижение политической карьеры своей жены Хиллари. Мол, Буш-старший стал первым за два столетия американским лидером, сделавшим президентом своего сына. А я его перещеголяю: стану первым в истории экс-главой страны, сделавшим президентом свою супругу. А Джон Мейджор ушел в бизнес и исчез с поля зрения публики.
     Чем после своего ухода из Кремля займется Путин, сейчас, возможно, до конца не знает даже сам Владимир Владимирович. Но перечислить пути, по которым может проследовать ВВП, возможно уже сегодня.
Путь первый: уйти, чтобы вернуться
     “Ждите меня через четыре года!” — сказал в 1889 году обслуге Белого дома покидающий свой пост штатовский президент Гровер Кливленд. И он выполнил свое обещание. Через четыре года его вновь выбрали президентом... Теоретически Путин вполне может повторить путь своего американского предшественника и вернуться в президентские апартаменты в 2012 году.
     Положение российской Конституции о том, что президентский пост можно занимать не более двух сроков подряд, заимствовано нами из американского основного закона. Однако, по словам экспертов, в этом вопросе между двумя конституциями есть большая разница. Согласно американскому основному закону, восемь лет — это предельный срок пребывания президентом для одного человека. Так что Билл Клинтон при всем своем желании вернуться в Белый дом не сможет уже ни при каких обстоятельствах. А вот наша Конституция допускает возможность возвращения экс-президента в Кремль после четырехлетнего перерыва.
     Другое дело, возможно ли осуществить эту комбинацию на практике. Опыт показывает, что за четыре года политэлита приспосабливается к новому лидеру, и возможность возвращения экс-президента вызывает восторг у абсолютного меньшинства. Подобные прецеденты уже были. В 1908 году один из самых популярных президентов Америки — Теодор Рузвельт — решил, что жизнь в Белом доме ему до смерти надоела. Все призывали Рузвельта баллотироваться еще на один срок, но он вместо этого стал уговаривать своего военного министра Тафта “пойти в преемники”. Тафт долго сопротивлялся, но наконец сдался. Через несколько лет ситуация волшебным образом поменялась. Рузвельт решил, что зря он так рано ушел из президентов, и предложил Тафту уступить кресло. Тафт возмутился и наотрез отказался. В результате на выборах победил кандидат от соперничающей демократической партии.
Бизнес по-лидерски
     Когда несколько недель тому назад сочинскую резиденцию Путина посетил Джордж Буш-старший, большинство журналистов восприняли бывшего американского лидера как политического пенсионера. Однако очень возможно, что Буш разговаривал с Путиным не как экс-президент, а как действующий бизнесмен. Хотя этот факт не очень афишируется, но Буш-старший является сейчас штатным сотрудником одной из самых богатых, влиятельных и таинственных инвестиционных компаний мира — “Карлайль Груп”.
     В 1987 году бывшего сотрудника Белого дома при президенте Картере Дэвида Рубинштейна посетила гениальная идея. Судьба крупнейших бизнес-сделок очень часто зависит от высшего политического руководства той или иной страны. А кто может сильнее повлиять на президента или премьера, чем его непосредственный предшественник? В следующие годы Рубинштейн начал активно вербовать в основанную им фирму “Карлайль Груп” ушедших в отставку мировых лидеров. Его попытки увенчались полным успехом. Кроме Буша-старшего сейчас в “Карлайле” работают бывший президент Филиппин Фидель Рамос, экс-премьер Британии Джон Мейджор, бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер, экс-министр обороны Америки Фрэнк Карлуччи и еще куча бывших деятелей рангом пониже.
     Сколько конкретно “стоит” “Карлайль Груп” — точно неизвестно. Но все признают, что эта компания ворочает миллиардами. “Карлайлю” принадлежат, например, очень многие предприятия американского ВПК. Правда, иногда концентрация высокопоставленных политиков из разных стран в одной и той же фирме приводит к щекотливым ситуациям. Например, те же Бейкер и Карлуччи узнали о терактах 11 сентября, находясь в компании... членов семьи бен Ладена. У “Карлайль Груп” до недавнего времени были очень тесные связи с этой семьей. Джордж Буш-старший даже несколько раз ездил к ним в Саудовскую Аравию — договариваться о бизнес-сделках.
     Если Владимир Путин после отставки захочет вдруг заняться бизнесом, то скорее всего в “Карлайль Груп” или другой подобной конторе его встретят с распростертыми объятьями. Вот только вряд ли эта идея особенно прельстит Владимира Владимировича. Россияне подобный шаг могут и не понять.
Международный тупик
     Для лидеров малых стран Европы и государств третьего мира вопрос, что делать после отставки, не кажется особо трудным. Им открыта дорога в боссы влиятельных международных организаций. Например, бывший премьер Норвегии Гру Харлем Брунтланд до недавнего времени возглавляла Международную организацию здравоохранения. Экс-шеф правительства Италии Романо Проде сейчас является главой Еврокомиссии. А для бывших премьеров Люксембурга уход в Еврокомиссию после отставки стал чем-то вроде традиции. За десятилетний период Европу возглавляли целых два бывших премьера этого крошечного великого герцогства.
     Но для Владимира Путина эта дорога скорее всего будет закрыта. Причем уйти в международную организацию ВВП помешает обстоятельство, которым Владимир Владимирович привык гордиться: тот факт, что Россия по-прежнему считается великой державой. Согласно неписаным законам дипломатии, возглавлять влиятельные международные организации могут лишь представители малых стран.
Портфель вместо короны
     После президентского кресла министерский портфель не кажется особо привлекательным. Но в прошлом многие мировые лидеры соглашались на подобное “понижение”.
     В минувшем столетии целых пять британских премьеров после своей отставки согласились занять другие министерские посты. Два экс-премьера возглавляли МИД. А трое других устроились еще лучше. Есть в Англии министерский пост с длинным названием — лорд-президент тайного совета. Почета у обладателя этого кресла хоть отбавляй. Как-никак, одна из самых древних должностей в королевстве. А вот обязанностей — никаких.
В Америке три экс-президента служили в Конгрессе. Другой бывший лидер — тот же Уильям Тафт — после ухода из Белого дома девять лет возглавлял Верховный суд. А еще один бывший лидер США, Герберт Гувер, и вовсе сумел добиться почти невозможного. Влияние Гувера на политическую жизнь резко увеличилось уже после его ухода из Белого дома. В течение четырех лет Гувер возглавлял Комиссию по реформе госслужбы. Большинство рекомендаций этой комиссии было проведено в жизнь. После этого порядки в американском госаппарате изменились до неузнаваемости."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации