Жилплощадь для власти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Жилплощадь для власти "Для парламентского центра мы подобрали уже конкретное место - на Красной Пресне, неподалеку от Дома правительстваЙ Это будет стоить от 300 до 500 миллионов евро", - говорит управляющий делами президента РФ Владимир Кожин

""Владимир Кожин утверждает, что массового воровства при восстановлении Константиновского Дворца в Стрельне не было: "Мы постарались построить систему, свободную от злоупотреблений"

Станет ли Санкт-Петербург второй официальной столицей России? Какие перемены произойдут с федеральными штаб-квартирами в Москве? Может ли у России появиться третья - сугубо административная - столица? О новых адресах власти, которые уже в ближайшее время могут оказаться на политической карте страны, в эксклюзивном интервью "Итогам" рассказывает управляющий делами президента РФ Владимир Кожин. 
- Российскую власть часто упрекают в стремлении пустить пыль в глаза: дескать хлебом не корми, дай продемонстрировать что-то а-ля Потемкин. Подобных оценок не избежал и прошедший юбилей Петербурга. Что ответите "клеветникам России", Владимир Игоревич?
- Отвечать на такие упреки - дело бесперспективное. Можно только посоветовать поехать и увидеть все своими глазами. Когда-то я жил в Петербурге на улице Пестеля, в двух шагах от Инженерного (Михайловского) замка. Он на глазах разрушался. Удручающее зрелищеЙ Много лет там не был, но когда появилось "окошко", съездил и посмотрел. То, как сегодня выглядит замок, вызывает гордость за город и за страну. Скажут: надо было все эти деньги пустить на коммуналки. Ответ простой: не хлебом единым. И коммуналки расселим, что называется, step by step. После войны страна голодала, но Петергоф был восстановлен. То же самое можно сказать про дворцовый комплекс в Стрельне: надо было делать или не надо? Да, конечно, надо, это инвестиции в будущее страны. 
- По вашим словам, восстановление Константиновского дворца обошлось в триста с чем-то миллионов долларов. Однако злые языки утверждают, что потрачено намного больше...
- Сегодня, после того как произведены все подсчеты, мы можем назвать абсолютно точную цифру - вы, наверное, первыми ее услышите: на сам комплекс пошло 265 миллионов долларов. Все остальное - налоги. Мы поставили перед собой и перед нашими партнерами задачу: не допустить никаких отклонений, никаких преференций на этом объекте. Поэтому в госбюджет была заплачена довольно большая сумма - более 60 миллионов долларов.
- Известны примеры гораздо менее масштабных реставрационных работ, на которые были затрачены гораздо большие средства. В чем состоит ваше ноу-хау?
- Все очень просто. Во-первых, мы постарались построить систему, свободную от злоупотреблений. Не могу гарантировать, что не утащили ящик плитки или светильник, но то, что не было массового воровства, махинаций со средствами, - абсолютно точно. Во-вторых, мы сразу сказали, что будем работать по новым правилам: исходить из принципа договорных цен в сторону их уменьшения. Конечно, это никого не обрадовало. Те, кто не согласился, ушли. 
- Два года назад в ходе нашей беседы вы сказали, что к маю 2003 года предполагается завершить только первую очередь восстановления Константиновского. То есть стройка еще далеко не завершена?
- Мы действительно вначале думали, что будем не в состоянии сделать в этот срок некоторые вещи - порт, одетые в гранит набережные, пресс-центр. Первоначально запланировали всего восемь коттеджей, в отношении парка тоже были более скромные планы. Но на сегодняшний день мы сделали все, что было намечено в этой зоне. И теперь, когда мы говорим о продолжении работ, то имеем в виду прилегающие территории. На побережье от Стрельны до Петергофа еще много жемчужин архитектуры, которые находятся в таком состоянии, что больно смотреть. Они тоже нуждаются в восстановлении - в интересах города и государства. Поэтому будем либо сами в этом участвовать, либо привлекать инвесторов. Но это перспективные проекты.
Следующей большой стройкой Управления делами президента станет комплекс "Кремлевский" на Красной площади. Но в отличие от Дворца конгрессов в Стрельне это чисто коммерческий проект
(Фото: АНДРЕЙ ЗАМАХИН)
- Вы постоянно подчеркиваете, что Константиновский не является резиденцией президента. И тем не менее во время пребывания в Петербурге планируется ли, что президент будет жить на территории комплекса?
- Да. Но еще раз подчеркиваю, что это не резиденция президента, у резиденции совсем другой правовой статус. Скорее всего президент будет останавливаться в одном из 20 коттеджей. Дворец предназначен только для проведения мероприятий. Спрос, кстати, огромный. Не проходит и недели, чтобы там что-то не происходило. Мы вынуждены даже сегодня пересматривать заявки, сокращать программы, поскольку нужно время на приведение комплекса в порядок. Парк - это живой организм, за ним нужен постоянный уход.
- Сегодня уже ни у кого не повернется язык назвать Питер столичным городом с провинциальной судьбой. Особенно после недавних заявлений Валентины Матвиенко о том, что к концу 2003 года будет готова концепция переноса части столичных функций из Москвы в Санкт-Петербург. Скажите, передача вашему ведомству комплекса зданий Сената и Синода, которые занимал Росархив, и ВНИИ растениеводства связана с реализацией именно этой "столичной концепции"? 
- Пока, подчеркиваю - пока! - мы ведем работу исходя из того, что написано в постановлении правительства: занимаемся концепцией более рационального, компактного размещения территориальных представительств федеральных органов власти. И даже не столько этим вопросом, сколько другим: Российский исторический архив находится сегодня в критическом состоянии. Тут тоже надо один раз увидеть, и все станет понятно. Вы помните, что такое открытая проводка? Одна искра - и нет архива. Поэтому даже если не было никаких планов, связанных с властными структурами, все равно нужно было бы решать эту проблему. Архив должен получить достойное, современное здание. Второе: окончательного решения о переносе столичных функций в Санкт-Петербург пока нет - объявлять об этом вправе только глава государства. Когда такое решение состоится, мы, естественно, примем его к исполнению, в том числе если речь пойдет о перемещении в Петербург каких-то федеральных органов власти. Ну а что касается исторических зданий, повторяю: их и так необходимо восстанавливать. 
- То есть сегодня вы не можете сказать, что разместится в этих зданиях?
- Могу только сказать, чего там не будет. Не будет ни пятизвездочного отеля, как писали, с казино и рестораном, ни какого-либо другого увеселительного заведения. Это я могу вам гарантировать. 
- А Верховный суд или Министерство культуры?
- Я уже сказал: когда такие решения состоятся, вы о них узнаете.
- Тем не менее питерская общественность возмущена изменением статуса исторических зданий. Было специальное обращение на имя президента...
- Я очень уважаю Георгия Вилинбахова, Михаила Пиотровского и всех остальных, кто подписал это обращение. Но ко всему надо подходить спокойно и взвешенно. Возьмем тот же Инженерный, или Михайловский, замок, в котором когда-то находилась библиотека научно-технической литературы. Сегодня это филиал Русского музея. Может быть, лучше было оставить в дворцовых покоях библиотекарей? Они ведь тоже делом занимались - не одна докторская там родилась - и тоже не горели желанием переезжать. Тем не менее сегодня все восхищаются, хлопают в ладоши.
- Протесты, я думаю, вызваны неопределенностью со статусом этих зданий. Если бы общественность знала, что они будут использоваться для исполнения государственных функций, мне кажется, вопрос был бы снят.
- Согласен. Но человек так устроен, что у нас с вами есть только один инструмент общения - речь. Я уже тысячу раз говорил: здания будут использоваться исключительно в государственных интересах. Это все, что я могу сообщить сегодня. Вы поезжайте, спросите специалистов и руководство Росархива: их кто-то выгоняет, они пакуют чемоданы? Нет, они спокойно работают и вместе с нами думают о том, как сделать лучше. И семена никуда не денутся, и архив получит то, что нужно для архива, - современное функциональное помещение.
- Единственное, что, пожалуй, мешает сегодня новому статусу Петербурга, - это удаленность от первопрестольной. Может быть, логичным было бы вернуться к проекту высокоскоростной магистрали?..
- Думаю, здесь тоже все станет на свои места. Хотя на самом деле не вижу никакой проблемы. Час лета - и вы в Москве или Петербурге. Не хотите на самолете - очень удобное железнодорожное сообщение. На скоростном ЭР-200 четыре с небольшим часа езды. Куда еще быстрее? Если брать мировой опыт, есть ситуации и похуже. Возьмем Казахстан: из Астаны в Алма-Ату на поезде не доедешь, на самолете лететь два часа. Ничего, чиновники летают каждые выходные. Жалуются, стонут, но летают. Или Нью-Йорк и ВашингтонЙ Таких примеров - два города, между которыми активная взаимосвязь, - масса. 
- В самой Москве с размещением органов власти тоже возникает немало вопросов. Например, активно обсуждается идея компактного размещения исполнительной власти в едином комплексе. Говорят, есть уже план строительства огромного комплекса на Кутузовском проспекте, куда должны вселиться 35 министерств и ведомств. Что скажете, реальный вариант?
- Это проект Минимущества. В целом, как далекая перспектива, он, конечно же, интересен. Но если говорить конкретно, а конкретикой как раз занимаемся мы, никаких планов в этом отношении у нас нет. Пока это абсолютно теоретические разговоры. По одной простой причине: очень дорогое удовольствие.
- Еще один "теоретический долгострой": на протяжении последних 10 лет то всплывает, то снова погружается в забвение тема строительства парламентского центра. Насколько проект близок к воплощению?
- На сегодняшний день есть только самые общие, эскизные картинки. Идея поднимается самими парламентариями, и мы их в этом поддерживаем. Если взять Госдуму, то она располагается не только в здании на Охотном Ряду, но еще по пяти адресам. Пять систем эксплуатации, коммуникаций, питания, транспортаЙ Это огромные затраты. Совет Федерации тоже занимает несколько зданий, и там те же самые проблемы. Объединить две палаты парламента в одном комплексе было бы полезно и с точки зрения удобства парламентской деятельности, и с точки зрения экономической эффективности. То есть сплошные плюсы. Минус только один: это тоже дорогое удовольствие. По нашим оценкам, это будет стоить от 300 до 500 миллионов евро. Но в отличие от правительственного квартала для парламентского центра мы подобрали уже конкретное место - на Красной Пресне, неподалеку от Дома правительства. Если решение будет принято, мы немедленно приступим к проектированию и строительству. 
- В Госстрое родилось другое предложение: разместить федеральный центр в исторических зданиях вокруг Кремля. Скажем, Минобразования - на журфаке МГУ, Минкультуры - в Доме Пашкова, а в гостинице "Москва" - Совет Федерации.
- Не вижу здесь рационального зерна. Нужно, по-моему, напротив, думать о том, как разгрузить центр Москвы: тут и так ни пройти ни проехать. А если еще собрать министерства, от одних служебных машин деваться будет некуда.
- Размещение органов власти в огромном и постоянно растущем мегаполисе действительно создает проблемы и для власти, и для горожан. Не пришла ли пора взять на вооружение опыт Америки, Бразилии, Канады, Австралии и ряда других стран и подумать о небольшой, компактной, чисто административной столице?
- Ну это светлое будущее. Мы же живем на грешной земле и оперируем завтрашним днем. К тому же нигде в мире нет того, чтобы руководство страны размещалось, что называется, в чистом поле. Нет, не думаю, что это выход из положения. А люди сейчас и сами стремятся за город - вон какое в Подмосковье ведется строительство.
- Как продвигается создание федерального комплекса "Кремлевский"? Два года прошло с момента объявления планов, а бурной стройки на Красной площади пока что-то не видно.
- Там уже давным-давно была бы бурная стройка, если бы не одно "но". Мы взяли на себя очень тяжелое обязательство перед Министерством обороны: предоставить большое количество квартир. Без этого здание не может быть освобождено военными. Но работа, хотя и не видная со стороны, идет. Недавно опять был всплеск в прессе: мол, строительство приведет к разрушению храма Василия Блаженного. Вот для того, чтобы ничего не рухнуло, специалисты тщательно изучают здание, грунт, выясняют, как поведут себя храм и другие соседние сооружения. Ну а когда там появятся леса?.. Точной даты у нас нет. Надеюсь, к концу года.
- А почему сменился генподрядчик? Вначале была французская фирма Bouygues Batiment, сейчас - испанская Segura Consalting Associated.
- Это связано все с тем же обязательством. Все крупнейшие мировые компании хотят попасть в комплекс, но, к сожалению, как только узнают, что за это надо заплатить, энтузиазм пропадает. Очень серьезная проблема. До конца мы ее еще не решили.
- У российской власти немало и зарубежных адресов. В ведение Управделами недавно перешла вся загрансобственность России, за исключением подконтрольного МИДу дипломатического хозяйства. Процесс, похоже, затянулся?
- Если говорить об исполнении указа президента, то практически сделано все. Процесс действительно шел со скрипом, с диким сопротивлением министерств и ведомств, которые пытались "зацепиться", оставить собственность за собой. На сегодняшний день создана новая нормативная база, мы спокойно работаем с Министерством иностранных дел, смотрим, как лучше распорядиться этой собственностью.
- Наши друзья из СНГ перестали вставлять палки в колеса? 
- Эта проблема, к сожалению, осталась: препятствия создает Украина. Речь - об известной "блокирующей ноте" (отказ признать право России на загрансобственность бывшего СССР. - "Итоги"), которую они распространили в большинстве европейских стран, а там у нас сосредоточена большая часть недвижимости. Эта нота здорово нам мешает, не позволяя перерегистрировать собственность на Россию, а значит - создать правовую основу для ее использования. 
- Как велико сегодня ваше зарубежное хозяйство?
- Это примерно 800 объектов, около 600 тысяч квадратных метров, почти в 70 странах. Что касается их стоимости, то сегодня называют дикие суммы - и 4 миллиарда долларов, и 40, и даже 400Й Кто во что горазд. У нас более скромная цифра - 2 миллиарда долларов США. Конечно, это балансовая стоимость, она может в разы отличаться от рыночной. От нас часто требуют: назовите рыночную цену! Но оценка - дорогое удовольствие. Она имеет смысл только в конкретных ситуациях, когда речь идет о коммерческом использовании того или иного объекта. Ну стоит, например, у нас огромный комплекс во Вьетнаме - 20 тысяч квадратных метров. А что с ним делать, пока не знаем: и за пять долларов никто не хочет брать в аренду. Часто можно слышать: давайте все продадим и с долгами рассчитаемся. Да не рассчитаемся! А продадим за копейки.
- Все-таки обидно, когда достояние страны лежит мертвым грузом.
- Делаем все, чтобы не лежало. Пути извлечения доходов известны: это сдача помещений в аренду местным компаниям, различные инвестиционные проекты. Например, нам досталось историческое здание, но нам оно не нужно. А местный предприниматель проявляет интерес, хочет гостиницу из него сделать. Хорошо: он строит в другом месте функциональное здание, которое требуется для посольства, торгпредства. А мы ему отдаем это. Есть крайне интересный проект использования нашей недвижимости в центре Берлина, над которым мы работаем уже больше года. О деталях говорить не буду - коммерческая тайна. Пока мы, конечно, далеки от этапа извлечения максимальной прибыли. Ближайшая задача - сделать так, чтобы загрансобственность сама себя содержала. Ведь из бюджета каждый год на ее обслуживание выделяются достаточно серьезные деньги.
- Есть ли в вашем списке объекты, которые принадлежали еще царской России, но "потерялись" в бурные годы революции? Так сказать, "осколки империи".
- Есть. Что-то было найдено еще во времена СССР, что-то позже. Кстати говоря, сейчас мы активно занимаемся этим. Создано специальное подразделение, которое ведет поиск активов Российской империи и Советского Союза. Конечно, этот процесс не может быть завершен ни за год, ни за два. Это очень тяжелая, кропотливая работа.
Недавно в ведение Управления делами президента был передан комплекс исторических зданий в центре Петербурга. Владимир Кожин уверяет, что использоваться они будут "исключительно в государственных интересах"
(Фото: СЕРГЕЙ ТЯГИН)
ВРЕЗ: ПЛАНЫ
Большой переезд
Первой на тему переноса части столичных функций из Москвы в Петербург заговорила Валентина Матвиенко. Сразу после празднования 300-летия города полпред президента в Северо-Западном округе заявила, что, по ее мнению, целесообразно было бы собрать в Питере всю судебную ветвь власти: Верховный, Конституционный и Высший арбитражный суд. Спустя несколько дней Валентина Ивановна высказалась еще конкретнее: до конца года должна быть готова концепция переноса неких отдельных властных функций на берега Невы. Работа над концепцией идет в правительстве. Правда, о Фемиде на сей раз речи не шло. Возможно, дело в позиции судейских: по информации "Итогов", к перспективе перебазирования они пока относятся прохладно.
Заявления Матвиенко фактически подтвердил президент: в ходе ежегодной пресс-конференции он отметил, что "небольшое перераспределение" столичных функций - перемещение части их из Москвы в регионы - для России "было бы не вредно", и "об этом можно подумать", "это немножко разгружает столичный город". Тем более что по этому пути пошли во многих странах мира. В качестве примера Владимир Путин привел хорошо ему знакомый опыт Германии, где Конституционный суд, Центральный банк, а также ряд федеральных ведомств располагаются вне столицы. 
Из структур исполнительной власти, которые могут изменить свой адрес, сегодня чаще всего называют Министерство культуры. Во-первых, расположить Минкультуры в "культурной столице" России было бы очень логично. Во-вторых, ведомство это при всей своей социальной значимости не обладает серьезным административным ресурсом, а стало быть, куда пошлют, туда и поедет...
Пока в Москве решают, кого переселять в Петербург, в самой Северной столице гадают, где будут размещены носители столичных функций. 
Богатую пищу для предположений дало распоряжение правительства от 17 декабря прошлого года. Согласно этому документу в ведение Управделами президента переданы следующие исторические здания: Сенат, Синод, особняк Лаваля, которые в настоящее время занимает Государственный исторический архив; Дом Министра государственных имуществ и Министерство государственных имуществ, занимаемые ВНИИ растениеводства им. Н. И. Вавилова; Дом Лобанова-Ростовского (в нем находится АООТ "Проектный институт N 1"). 
По информации "Итогов", в аппарате полпреда президента в Северо-Западном округе рассматривается следующий вариант обмена жилплощадью: в отреставрированных зданиях в историческом центре разместятся городские и областные власти, полпредство президента, а также некоторые федеральные органы, перенесенные из Москвы. В свою очередь нынешнее здание областного правительства после реконструкции поделят между Институтом растениеводства и архивом. А резиденцию губернатора - Смольный - отдадут под музей или под Министерство культуры РФ." 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации