Жилье в окружении президента

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Управление делами Президента выделяет миллиарды рублей из государственного бюджета на приобретение элитных квартир российским чиновникам, приехавшим в Москву из регионов

9b73875253dae2029e8ba87abc53da8a-150x105.jpgРешается она на самом деле очень легко. Управление делами Президента просто выделяет им деньги из государственного бюджета, чтобы они на них приобрели себе в собственность квартиру. Порядок всей этой процедуры регламентируется постановлением Правительства от origindate::27.01.2009 №63 «О предоставлении федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения», которое в 2009 году подписал тогдашний премьер-министр Путин.

Размер субсидии определяется расчетной формулой, по которой сумма получается как раз достаточной, чтобы приобрести очень приличное жилье.

Интересным представляется, к примеру, приказ директора Федеральной службы судебных приставов Артура Олеговича Парфенчикова от 2 декабря 2010 года о выделении такой субсидии его заместителю Игнатьевой Татьяне Павловне в размере 7 439 040 руб. на семью из двух человек. Позже, правда, оказалось, что 7 миллионов ей не хватает, поэтому 24 декабря вышел второй приказ — об увеличении субсидии Игнатьевой «сверх установленного норматива на 2 760 960 руб.», поскольку за 7,5 млн рублей она не могла себе подобрать подходящую квартиру в Москве.

Впрочем, нет, сказать «она не могла» будет неправильно. Сами федеральные служащие себе квартиры не ищут. Им их предлагает Управление делами Президента, которое имеет на такой случай резерв квартир в домах, принадлежащих городу и, соответственно, продаваемых по муниципальной цене, которая значительно ниже рыночной.

Скажем, квартира, которую приобрела Татьяна Павловна Игнатьева за 10 с лишним миллионов, — небольшая, 55 кв. м, но им вдвоем с мужем больше и не положено. Зато, как уверяют наши источники в ФССП, она находится в очень хорошем месте — на Арбате. Нефедеральный служащий квартиру за такие деньги там не купит, она для него будет стоить гораздо дороже.

Примечательно, что полученную субсидию Игнатьева не внесла в декларацию доходов, которую федеральные государственные служащие обязаны публиковать в открытом доступе.

С декларацией можно ознакомиться на сайте ФССП. Общая сумма декларированного годового дохода за 2010 год у нее 1 792 034 руб. 80 копеек. За 2011 год — 2 401 143 руб. 65 копеек. Никаких 10 миллионов там не указано. Зато в той же декларации появилась новая квартира 55,6 кв. м, которой в 2010 году у нее не было и которая, очевидно, была приобретена на выданную Управлением делами единовременную субсидию.

Такая же история у другого заместителя директора ФССП — Сергея Владимировича Сазанова. Судя по декларации об имуществе и доходах, у него в 2011 году появилась новая квартира в 108 кв. м. Но деньги, на которые она была приобретена, в декларации не указаны. В 2010-м его доход — 1 434 962 руб. В 2011-м — 1 489 454 руб. 67 копеек.

Источника миллионов, на которые была куплена квартира, Сазанов не объясняет. Однако никаких вопросов по этому поводу у его начальства не возникает. Хотя начальство обязано было поинтересоваться, откуда дровишки, и обязать подчиненных указывать действительный доход — СУБСИДИЯ УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА. Чего скрывать-то, если все по закону?

На самом деле причины скрывать субсидии у госслужащих ФССП понятны. И мы даже можем предположить, почему.

Они скрывают их скорее всего по корпоративному согласию — чтобы не дразнить народ. Чтобы люди — в особенности сотрудники Федеральной службы судебных приставов, мучающиеся с детьми и семьями десятки лет без жилья, — не узнали, как лихо решается жилищный вопрос у их начальства.

Татьяна Игнатьева всю жизнь работала в Карелии, в Москву переехала, по всей видимости, в 2009-м, когда была назначена на высокую должность замдиректора ФССП, и уже в 2010-м получила субсидию на квартиру в столице, о чем десятки тысяч ее подчиненных не могут даже мечтать.

Но дело, конечно, не в Игнатьевой, и не в Сазанове, и не в других госслужащих, получивших и получающих эти субсидии. Если она им положена — что же они будут отказываться?

Дело в возмутительной несправедливости постановления Правительства №63. Несправедливости, которая понятна даже тем, кто от него выигрывает. Поэтому все так и делается — под ковриком, по-тихому, с понимающими подмигиваниями и шуршанием неприметными распоряжениями.

19561.jpgДолжности, которые дают право на субсидию для приобретения жилья, перечислены в отдельном реестре федеральных госслужащих. Их — уйма. Все высшее и среднее звено сотрудников Администрации Президента, правительства, Совета Федерации, Госдумы, министерств, федеральных служб. Советники, помощники, референты, пресс-секретари, начальники канцелярий, заместители начальников канцелярий… Кого там только нет!

Разумеется, право на субсидию имеют не все они, а только те, у кого нет квартиры в Москве (все они, понятно, работают в Москве) или квартира есть, но маленькая, на человека приходится меньше 15 кв. м.

Но и Игнатьева, и Сазанов в своих декларациях за 2009 и 2010 годы указывают, что у них уже есть квартиры — причем не маленькие, по 100 с лишним квадратных метров. Возможно, конечно, что эти квартиры служебные. В декларациях на этот счет никаких разъяснений не содержится. Однако трудно поверить, что у Сазанова, который с 2005 года занимает должность замдиректора ФССП, нет в собственности квартиры. Еще сложнее представить себе такую ситуацию в случае Татьяны Игнатьевой, которая еще в 2002 году была назначена на должность министра юстиции Карелии, а с 2004-го по 2008-й руководила Карельским управлением регистрационной службы. Такие люди не бывают бесквартирными. Если не в Москве, то в Петрозаводске наверняка у нее есть собственное жилье.

Обычные люди, когда меняют место жительства, продают свою квартиру в одном городе и покупают в другом. Почему этого не могут сделать государственные федеральные служащие? Чем они лучше? Но они, как правило, предпочитают переоформлять квартиры на родственников, становясь таким образом бездомными.

Выделение федеральным чиновникам субсидий на покупку жилья — даже не вполне обоснованное — наверное, не слишком сильно било бы по государственному бюджету, если бы они работали на высоких должностях десятилетиями.

Но их должности — конъюнктурные, и люди на них меняются очень быстро: руководителя заменили, он обязательно приводит с собой новых замов, секретарей, начальников департаментов, аппарат. И хорошо, если он москвич и вся его команда — москвичи. Но так бывает крайне редко. В основном-то новые руководители приезжают из регионов. И вся приехавшая с ними свита тут же встает на очередь в Управлении делами — за субсидиями, чтобы через год въехать в новую собственную просторную квартиру в центре Москвы.

Понятно, им нужно где-то жить, и, раз государство решило, что они ему необходимы в Москве, значит, государство должно их жильем обеспечить. Но для этого существует служебное жилье.

Въехали в служебную квартиру — и живите там, пока работаете. Кончилась работа — все, жилье сдаем, уезжаем домой. Такая схема понятна и логична. Но покупать федеральным госслужащим квартиры, которые навсегда остаются в их собственности, за наш счет — из нашего общего государственного бюджета — это, мягко говоря, какая-то несуразность.

С какой стати? Они самые бедные, что ли, эти госслужащие?

И, главное, как они потом могут требовать от своих подчиненных какой-то там добросовестности, честности, преданности делу и ведомству, когда сами по отношению к ним поступают нечестно и несправедливо? Кто их будет слушать?

Судебных приставов, например, частенько обвиняют в коррумпированности, грубости, беспредельничании.

Но если эти приставы видят, как ловко устраиваются их руководители, в то время как сами они кочуют годами с семьями по общагам, — чего еще от них ждать?

Оригинал материала: "Мк"