Житие диссидента в лакейской (1999)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Общая газета", origindate::15.07.99, Фото: НГ

Глеб Павловский - специалист по загрязнению окружающей политической среды. Глеб при Борисе

Житие диссидента в лакейской

Елена Токарева

Converted 11528.jpg Знает ли кто-нибудь, почему одним мужчинам судьба выписывает билет лидера, а другим, которые как бы намного умнее, всю жизнь приходится тереться в обслуге, в задних комнатах?

Жизнь в лакейской не сладка, обслуги много, и она тоже борется между собой за лидерство. Только это совсем печальное зрелище, потому что одно дело - взлететь на танк на глазах ликующей толпы, и совсем другое - сунуть кому-нибудь подметное письмо в почтовый ящик. А ведь и то и другое - судьба. И зачем-то она дает мандат на танк провинциальному партаппаратчику, а истинному диссиденту и революционеру скупо отсчитывает тысячу долларов за умные мысли, которые потом припишут другому.

Обслуга завидует удачливому боссу и потихоньку поворовывает от его славы. Некоторые политконсультанты так жаждут собственного успеха, что начинают попросту закладывать шефа. Их стараниями постепенно распространяется слух, что тот, с мандатом лидера, сам ничего родить не может, ни одной идеи, - с утра до вечера за него "генерируют" другие.

Вот и нынче из-за декораций Кремля то и дело высовываются какие-то люди, называют свои фамилии и показывают, что это они, а не президент Ельцин, выдвигают идеи, будоражащие страну.

Тело вождя

ИМЯ политконсультанта Глеба Павловского, даже если всем школьникам раздать мел и заставить писать на заборе, все равно запомнят единицы. Как безвестного деятеля по фамилии Дворников, которого нынче пускают по всем телепрограммам с призывом: "Знакомьтесь! Он вам расскажет правду о Лужкове!" Но политконсультант Павловский наверняка мечтал о другой карьере, о карьере публичной, об успехе, о славе. К сожалению, приступы тщеславия заканчивались изданием умных журналов с маленькими тиражами. У истории очень мало места на пьедестале и даже на виселице.

Павловский не сумел достичь всесоюзной известности в качестве страдальца-диссидента: вместо тюрьмы ему выпала ссылка - как благодарность за чистосердечное признание. Но вот, казалось бы, повезло: его изворотливый ум понадобился новому, демократическому, так сказать, режиму. И засидевшийся в прихожих политтехнолог нынче на деньги кремлевских клиентов проводит свою собственную рекламную кампанию. Только в июне о нем по два-три раза написали практически все центральные газеты, в каждой так или иначе рассказывается, какой он умный и какой он злодей. Сам Глеб Олегович дает одну пресс-конференцию за другой, и про пресс-конференции всюду напечатаны подробные отчеты: Глеб Олегович думает то-то и то-то, считает так-то и так-то. Тем журналистам, что спрашивают, а кто он, собственно, такой, Павловский уже отвечает не личным письмом в конверте, а в Интернете, чтобы читали все, кто может.

Амбиции технолога все растут и толкают его на дерзости, граничащие с безумием. На днях он запустил в патронируемом им интернетовском издании цитату, якобы из интервью Ельцина, где президент обещает уйти на покой раньше положенного срока. Цитатка повисела в виртуальном пространстве всего один день, затем исчезла даже из архива. Но цель была достигнута: новость о досрочном уходе президента попала в большие СМИ. В интерпретациях журналистов дело было так: идею Глеба Олеговича, подаренную Борису Николаевичу, не оценили Дьяченко с Юмашевым, которые вымарали ее перед тем, как передать интервью "Известиям". Технологу Глебу стало обидно, что он не может сконструировать из президента новую реальность, поэтому он сделал "утечку". Все СМИ снова дружно отметили: вот какой хитроумный советник обретается в Кремле!

Просвещенной публике, которой у нас не так много, уже известно, что не только Ельцин - пустое место, но и Кириенко - ноль, потому что и за него все придумывает Павловский. Он же, оказывается, придумал пугать народ объединением с Белоруссией. И чрезвычайное положение ввести - тоже его совет. Любознательный одесский диссидент, приехавший в Москву в поисках "истинного социализма", публиковавший в 93-м статьи, полные ненависти к Ельцину, - подлинный гений политической интриги. Почти что Березовский.

Разумеется, это миф. Когда в кремлевской дворницкой еще не было никаких Павловских и Островских, никаких Поллыевых и Волошиных, президент Ельцин уже скакал на боевом коне, палил из пушек по Белому дому и вводил чрезвычайное положение. И насчет выноса вождя из мавзолея Ельцину не Павловский нашептал. Это просто клевета на президента. Однако замысел Ельцина положить - в метафизическом смысле - на место Ленина себя в корне отличается от той мелкой провокации с выносом мумии, которую приписывают Павловскому. Ельцин хочет исторического действа, величественного и запоминающегося (хотя бы на три дня), а Павловскому интересно посмотреть, что учинят оскорбленные коммунисты. Лидер мыслит категориями истории и философии, технолог - пошлыми пиаровскими акциями.

Заговор изнасилованных

Политтехнологи, в общем-то, существуют для мелких гадостей, и горе крупному, по-настоящему значительному лидеру, если он отдаст себя в их руки - фиаско ему обеспечено. В 1995 году Павловский провалил избирательную кампанию КРО, во главе которого стояли такие весомые в то время фигуры, как Юрий Скоков и Александр Лебедь. Стоило затем Лебедю отказаться от услуг Глеба Олеговича, как на президентских выборах он получил уже 15% голосов, а на губернаторских в Красноярске триумфально победил.

По правде говоря, ни одной успешной избирательной кампании за легендарным Павловским не числится. В 1996 году его использовал предвыборный штаб Бориса Ельцина. Получив чемодан долларов, Павловский брался перевоспитать зараженную коммунизмом региональную прессу, поставляя ей на выгодных условиях готовые антикоммунистические материалы. Статьи, которые вырабатывала фабрика им. Глеба, называемая Фондом эффективной политики (ФЭП), были исполнены столь халтурно, что печатать их не хотели даже за деньги. Окучивание провинциалов не состоялось, консервативная глубинка хмуро проголосовала за Зюганова.

Что же заставляет трепетных искателей политического успеха снова и снова нанимать Павловского?

Судя по сказкам Глеба Олеговича о себе самом, чуть ли не все политические "звезды" являются его клиентами - и Лужков, и Явлинский, и Кириенко... С ним советуются и денежные мешки - к примеру, Чубайс, Кох, Березовский, Лев Черной. "Мне интересны не клиенты, - объясняет разброс своих симпатий Павловский, - а политические технологии". Но чем интересен клиентам он?

Во-первых, наниматели, скорее всего, не знают, с кем имеют дело. А распорядители предвыборной кассы - те знают, кто умеет, говоря профессиональным языком, "разводить клиента" на суммы, которые не умещаются в калькуляторе. Во-вторых, некоторые коллеги Глеба Олеговича полагают, что репутация Павловского как удачливого имиджмейкера держится на заговоре "клуба изнасилованных". Те клиенты, которым Павловский уже завалил избирательные кампании, рекомендуют его следующим претендентам, руководствуясь недобрым чувством: "Пусть я буду не один". В-третьих, Павловского используют не для того, чтобы получить позитивный результат, а для устройства провокаций. Если бы Сергей Кириенко, скажем, действительно хотел избираться мэром Москвы, он наверняка нанял бы себе другого консультанта. Но намерение Кириенко - помотать нервы Лужкову, и естественно, что он призвал Павловского.

Фирменная халтура

На ниве политического менеджмента Глеб Павловский прославился двумя скандалами, которые узаконили в политическом обиходе России жанр информационной провокации. В 1994 году он запустил пресловутую "Версию N 1". Это была "аналитическая записка", предупреждающая общество о "дворцовом заговоре", зреющем в Кремле. Павловский "впарил" записку ряду видных политиков, а потом, когда она была опубликована и ею заинтересовалась ФСК, испугался и сочинил покаянное письмо: дескать, я это сделал в порядке интеллектуального эксперимента.

Второй раз его ФЭП подставился в 1997 году, когда Павловский работал на Чубайса, Коха и компанию, попавшихся на "книжном деле". Тогда случайно погиб в автомобильной катастрофе обозреватель "Общей газеты", давний знакомый Павловского Андрей Фадин. Не дождавшись похорон, на сцену выпрыгнул один из соратников Глеба Олеговича, который якобы нашел у себя в почтовом ящике дискету с последней статьей Андрея Фадина, из-за которой его, наверное, и убили. Подброшенная статья состояла в основном из расшифровки телефонного разговора двух олигархов: "Вовика" и "Борика". Олигархи, в которых все сразу опознали Гусинского с Березовским, якобы обсуждали, как лучше подловить Чубайса с Кохом. Эта интермедия Павловскому не удалась, диалог олигархов был сработан крайне кустарно, уши провокатора торчали, как телебашня в пустыне. Даже натренированную тусовку стошнило от этого бездарного шоу у незакрытого гроба.

Возможно, Павловского и самого иногда подташнивает от собственной пошлости. Все у него как-то фигово. Был диссидентом, а в тюрьму не попал. Ринулся в политику, хотел сколотить демократический блок, изменить Конституцию, а в итоге приходится интеллектуально прислуживать режиму. Во сне он, наверное, видит себя не в серой робе уборщика Кремля, а в светлом одеянии общественного благодетеля, которого все любят и чтят. Во сне он добр, щедр и справедлив. Пишет великие стихи и рисует великие полотна. Иногда эти мечты он пытается воплотить в жизнь, но не впрямую, а как привык - кривовато. Стал издавать журнальчик "Пушкин". В первом номере напечатал стихи "отечественных политиков". Ельцин, оказывается, на досуге подражал древним японцам, Жириновский писал басни, Сталин - поэму, Андропов - философские вирши. Все стихи были, конечно, сработаны в лаборатории ФЭПа. В это время Павловский простаивал, заказа на серьезное вранье не было, а квалификацию надо было как-то поддерживать. Спасибо, вскоре нашлись добрые люди, пристроили скучающего политтехнолога к администрации президента. Там как раз понадобились специалисты по загрязнению окружающей политической среды.

Сейчас Павловский делает в Интернете сайт Сергею Кириенко и скучнейшую "Gazeta.RU", которую профинансировала нефтяная компания "ЮКОС". Эта самая "газета" считается таким же тонким интеллектуальным продуктом ФЭПа, как и журнал "Пушкин". Но широкой публике она показалась совершенно бесполезной, потому что новости в ней пресны, статьи - вымороченны. Выяснилось, что без провокаций работа людей Павловского - ничто, делать качественный информационный продукт они не умеют.

Осталась надежда на новый проект - агентство "Плохие новости", которое будет располагаться на сайте Кириенко. Компания "Транснефть", кредитующая "молодого технократа", не пожалела средств, закупив для агентства передовую технику, автомобили для срочных выездов и наняв десяток мелких журналистов, которые работают в изданиях, близких к московскому правительству. Их задача - собирать компромат на столичное руководство. Из "Плохих новостей" москвичи смогут узнать, где прорвало трубу, где вырыла нору крыса, где покрасили школу не синей, а красной краской... Роль умного злодея, которую приходится играть в полутемной комнате, хотя и приносит деньги, но отдаляет друзей, множит грусть. Говорят, что сегодня Павловский осваивает амплуа благотворителя, он передает деньги в родной город Одессу, где его старый приятель открыл приют для бомжей.

Впрочем, это, может быть, очередная сказка про бескорыстного имиджмейкера.