Жопасные штучки журналючки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Материал адвоката Резника назывался очень изысканно: "Жопасные штучки журналючки"

Как сообщили очевидцы, перед выходом статьи ее лично вычитывал сам Шохин

© "Совершенно секретно", Москва origindate::02.02.1999, Опасные штуки Адвокатюки. Журналист - профессия опасная

Лариса Кислинская

Жанр доноса в бранной форме, казалось бы, ушедший в безвозвратное прошлое, вновь возродился. В этом убедилась 20 января, прочитав в популярной ежедневной газете статью адвоката Генри Резника.

Она стала откликом на мою публикацию в декабрьском номере "Совершенно секретно" за 1998 год - "Опасный вираж Шохина. Кто заказал Отарика".

Напомню суть. Один из свидетелей дал показания, что к организации убийства известного криминального авторитета Отари Квантришвили причастны Александр Шохин, в то время вице-премьер правительства России, и его брат Геннадий, генеральный директор АО "Партнер". Квантришвили якобы хотел получить деньги, предназначенные этому акционерному обществу.

Сразу же после публикации лидер фракции НДР в Госдуме РФ Александр Шохин дал интервью, в котором сетовал на происки "врагов", грозил подать в суд на автора и газету. А став рядовым депутатом, уже с телеэкранов пообещал народу "шумных зрелищ". Он заявил: все скоро увидят, из артиллерийских снарядов какого калибра будут расстреливать Кислинскую. Учитывая, что теперь Шохин приобрел устойчивую кличку Саша-киллер, обещания вполне в этом духе.

Материал адвоката Резника назывался вообще очень изысканно: "Жопасные штучки журналючки".

"Артиллерист" Резник, желая подкрепить свой "удар", начал исследовать мое творчество со статьи десятилетней давности, посвященной перегибам судебной реформы. Как ему кажется, он хотел таким образом доказать, как еще в 1989 году я "душила молодые ростки демократии", и вполне естественно, что к концу 1998 года посягнула на самый светлый росток - Александра Шохина. То, что я написала тогда, в доказательствах моей правоты уже не нуждается.

Результат, как говорится, налицо: мы живем в криминальном государстве.

Правда, г-н Резник почему-то стыдливо умолчал о том, как сам он почтительно ссылался на ЦК КПСС как главного вдохновителя судебной перестройки, как с придыханием цитировал сейчас столь нелюбимую им, патологическим демократом, газету "Правда".

Смею предположить, что стиль "Правды" прошлых лет усвоен адвокатом на всю оставшуюся жизнь. Вот как он говорит об авторе статьи "Кто заказал Отарика", то есть обо мне: "жульническое дарование", "воплощенное убожество", "фальсификаторша", "наперсточница". Сравним терминологию 1937 года, с которой хорошо были знакомы читатели "Правды": "Взбесившиеся псы империализма, лживые и грязные прислужники мировой буржуазии, кровавые палачи трудового народа".

В 1947 году во время борьбы с космополитизмом советские люди узнали, что "гуревичам, Лившицам и юзовским не по пути с нами в светлое будущее". 20 января 1999 года на страницах популярной, дерзкой своими разоблачениями газеты адвокат Резник сообщил: "кислинские общественно опасны, кислинским надо давать по рукам". В общем, дорогие господа-товарищи, не по пути вам с кислинскими в еще более светлое будущее!

Называет меня г-н Резник "певчей птичкой спецслужб": криминальной темой занимаюсь почти 13 лет, практически всегда пишу о милиции. Неужели адвокат не знает, что милиция к спецслужбам не относится? О причастности своих оппонентов к спецслужбам сейчас, как правило, громче всех кричат те, кто служил им верой и правдой, скрывая свое подлинное имя под оперативным псевдонимом. Может быть, вам, г-н Резник, рассказать об этом подробнее?

Кстати, о псевдонимах. Ознакомившись с творчеством Генри Резника, пришла к выводу: уже пора брать псевдоним О'Генри и ваять памфлеты под этим именем.

Не пристало адвокату выступать до суда, затевать коммунально-кухонную свару с традиционным посылом: сам дурак. Но, видимо, цель оправдывает средства. К тому же, как сообщили очевидцы, перед выходом статьи ее лично вычитывал сам Шохин... О, Генри! Зачем же так прогибаться?

Адвокат укоряет: показания свидетеля Воронцова нужно было проверить самой.

Я говорила в статье и повторяю вновь: я привела документы из уголовного дела, а не свои личные беседы с "источником". Проверять я должна была своего "источника". Показания свидетеля - следствие.

Публикуя показания, я не делала вывод о виновности Александра Шохина.

Резник, говоря его же словами, лжет, как сивый мерин. Мало того, что лжет, еще и себе противоречит, уверяя: "Распространенные сведения должны, во-первых, быть общественно значимы, представлять интерес для читателей". Если бы в громком уголовном деле удалось раздобыть документы о причастности к убийству Отари какого-нибудь Гиви Резаного или Жоры Людоеда, это было бы очень интересно для читателей.

Но показания на вице-премьера России не только интересны, но и общественно значимы. Опять Резник лжет. Адвокат уверяет: нельзя недоказанные версии выплескивать на читателей, предание гласности неопровергнутых сведений - путь к средневековью. Рекомендую запомнить это всем криминальным репортерам. Как только начальство потребует от вас очередную версию громкого убийства, вы в ответ - цитату из Резника. Главный редактор захочет сенсаций - а вы ему: это путь в средневековье. Хороший ответ и для института общественных связей всех правоохранительных органов. На вопросы корреспондентов о "подробностях", нужно отвечать: "Вы что, под пятой спецслужб оказаться захотели?" Обо всем остальном, очевидно, поговорим в суде. Лично я не намерена останавливаться только на иске в защиту чести и достоинства. Адвокатская брань и ложь вполне тянут на статьи 129 и 130 УК РФ (клевета, оскорбление).

Честно говоря, подавать иск в суд, писать заявление в прокуратуру не хочется: у Генри Марковича просто появится возможность еще раз популяризировать себя с телеэкранов. А у нас и так очень много известных адвокатов, которые известны всем, но никому не известно, что же они, в конце концов, выиграли.

Не хочется, но надо: безнаказанность и вседозволенность - слишком опасные штучки.

***

От редакции

Адвокат "новых русских" Генри Резник призвал расправиться с нашим обозревателем Ларисой Кислинской Криминальные расследования рискованны, потому что помимо "бандюка обычного" журналист зачастую задевает и другой биологический подвид - "браток высокопоставленный", то есть находящийся на вершине власти. И тогда Большие Люди начинают осуществлять то, что в блатном мире называется "грубым наездом". Только вот этим самым правительственным браткам делать "козу" и "пальцы веером" вроде бы не к лицу, и они вынуждены прибегать к услугам адвокатов определенного толка. Так случилось и с известной журналисткой - обозревателем "Совершенно секретно" Ларисой Кислинской.

Публикация Кислинской произвела эффект разорвавшейся бомбы. Состояние Шохина приближалось к истерике - планка карьеры резко упала вниз, а тут еще Черномырдин пребольно щелкнул по носу, лишив престижного поста лидера фракции НДР в Госдуме. Чувство мести застило очи "перспективному" политику.

И Шохин спустил на Ларису цербера - адвоката Генри Резника.

И цербер "гавкнул": вылил ушат грязи на Ларису Кислинскую в явно заказной статье. Известный адвокат скатился до банальных оскорблений, за которые в приличном обществе бьют канделябрами. Но туда Резника, видимо, не пускают?

Заглянем в недавнюю историю. 1991 год. Адвокат Резник с пеной у рта защищает... кого бы вы думали? Демократа? Увы. Начальника службы охраны КГБ СССР Юрия Плеханова, проходящего по делу о ГКЧП. Возможно, тема КГБ весьма близка Генри Марковичу, а может, просто деньги не пахнут? Впрочем, про противоречивый жизненный путь Резника мы поведаем в одном из ближайших номеров нашей газеты.

Основная идея статьи г-на Резника - "кислинским надо давать по рукам", и давать не просто так, а при помощи артиллерийских залпов, как и указал клиент. Неужели Генри Маркович намекает на то, как "дали по рукам" Диме Холодову и Ларисе Юдиной, когда журналисты замахнулись на святая святых - криминальные делишки Больших Людей?

Обидно, что в газете, где работал и погиб Холодов, подписали в печать этот провокационный материал.

И еще. Услуги адвоката, тем более такого известного, стоят немалых денег.

Откуда же у бедного депутата Шохина средства? В ответ на этот почти риторический вопрос мы процитируем одного из бывших руководителей Службы безопасности президента Валерия Стрелецкого: "Счета двенадцати российских правительственных и неправительственных структур были арестованы еще в 1994 году трибуналом округа Люксембург. Немаловажная подробность: по оперативным данным, среди прочих были арестованы и личные счета Шохина. Похоже, па счетах Шохина... в самом деле лежали немалые суммы. Из-за копеек мараться никто не станет".

Вероятно, первый демократ России Шохин (второй, естественно, сам Генри Резник) в бытность вице-премьером получал зарплату в валюте, да еще и хранил ее в Люксембургском банке. А может, это и есть те самые денежки, из-за которых автоматная очередь изрешетила знаменитого Отарика?

***

© "Коммерсант", origindate::29.03.2000

Суд признал журналистку наперсточницей

Екатерина Заподинская

Пресненский райсуд Москвы отклонил иск обозревателя газеты "Совершенно секретно" Ларисы Кислинской к председателю президиума Московской городской коллегии адвокатов Генри Резнику. Кислинская требовала опровергнуть публикацию Резника в "МК", где он назвал ее общественно опасной фальсификаторшей, наперсточницей и жульническим дарованием. Суд оставил эту характеристику в силе.

Адвокат Резник давно не любил творчество журналистки Кислинской. Но заявить об этом со страниц прессы он решил лишь после того, как в декабре 1998 года она в газете "Совершенно секретно" изложила версию убийства криминального "авторитета" Отари Квантришвили. Журналистка процитировала показания бывшего служащего администрации президента РФ Ивана Воронцова: "Шохин (депутат Госдумы Александр Шохин.-- Ъ) организовал убийство, поскольку деньги, которыми хотел воспользоваться Квантришвили, предназначались для перевода в АО 'Партнер' его брату". По ее мнению, показания Воронцова были полны таких деталей, которые выдумать невозможно.

Шохин решил судиться с Кислинской, доверив свою защиту Генри Резнику. А тот, не дожидаясь суда, опубликовал гневную отповедь журналистке, назвав ее "певчей птичкой спецслужб... развернувшейся во всем блеске своего жульнического дарования". Конкретные претензии к ней заключались в том, что она не проверила изложенные Воронцовым показания и умолчала о том, что тот был признан невменяемым. "В судебной журналистике,-- заключил адвокат,-- правит бал воплощенное убожество, фальсификаторша, наперсточница... Кислинским надо давать по рукам, пока не поздно".

После этого уже сама Кислинская подала в суд на Резника. Она потребовала опровергнуть данную ей характеристику и взыскать в возмещение морального ущерба $100 тыс. с "МК" и $50 тыс. с Резника.

Первой завершилась тяжба по иску Шохина: суд его отклонил, признав, что цитирование показаний психически больного человека его не опорочило. А в минувший понедельник суд отказал в иске Кислинской. Генри Резнику удалось доказать, что выражение "певчая птичка спецслужб" не порочит истицу, так как она в своих публикациях отстаивает интересы МВД, а также других оперативных и следственных органов. Жульничество же журналистки, по мнению Резника, заключается в том, что в статье 11-летней давности "Преступление и наказание", опубликованной в "Московской правде", она исказила содержание постановления пленума Верховного суда СССР, написав, что из-за новой судебной трактовки статей УК о взяточничестве, хищении и тунеядстве преступность стала расти. Кстати, на ту статью Кислинской в этой же газете ответил зампред Верховного суда СССР Филатов, обвинивший журналистку в "заведомом искажении руководящих разъяснений" пленума суда.

Резник не поленился, нашел ту публикацию Филатова и приобщил к делу. После чего исход тяжбы был предрешен: райсудья Валерий Рогожин отклонил иск. Впрочем, Лариса Кислинская заявила корреспонденту Ъ, что будет обжаловать решение суда: "Генри Маркович общественно опасен, а его аргументы на суде -- за гранью разумного. Да, у меня есть одна ошибка в той статье о Верховном суде. Но я работаю 20 лет и написала килограмм 50 статей, а Резнику, чтобы оценить меня, хватило всего двух".