Журналисткое Преследование

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Пелехова Ю. П. обязуется прекратить журналистское расследование в отношении Токаревой О. Ю. и никогда не упоминать имя Токаревой О. Ю. в своих публикациях"

1087992934-0.jpg Во вторник в Тверском суде Москвы начались слушания по делу учредителя и шеф-редактора интернет-сайта «Досье.Ру — Голос спецслужб» Юлии Пелеховой. Она обвиняется в вымогательстве $100 тысяч за неразглашение компрометирующих сведений о деятельности фирмы «Ховард-Консалт», якобы имевшей отношение к афере с векселями, выпущенными правительством Якутии.

Юлия Пелехова работала в газетах «Коммерсант», «Совершенно секретно» и «Версия». Занималась журналистскими расследованиями. По отзывам коллег, особенно ярко ей удавались дела, касающиеся запутанных «крупнобюджетных» афер, — специалист с высшим экономическим образованием, она неплохо разбиралась в финансовых хитросплетениях. Несколько лет назад Пелехова организовала интернет-проект «Досье.Ру — Голос спецслужб», а в сентябре прошлого года окончательно ушла из «Версии», сосредоточившись на собственном бизнесе. Был в ее биографии и опыт политической работы: во время избирательной кампании по выборам президента Якутии она являлась пресс-секретарем одного из кандидатов — заместителя генпрокурора России Василия Колмогорова. Примечательно, что ее задержание по подозрению в вымогательстве произошло в тот самый день, когда Совет федерации принял отставку Колмогорова. Впрочем, коллеги Пелеховой и сотрудники Генпрокуратуры называют это совпадение случайным. На покровительство Колмогорова ей вряд ли приходилось бы рассчитывать: по некоторым сведениям, предвыборная работа у нее не заладилась, и из Якутии ей пришлось вернуться в Москву досрочно.

В зал суда Пелехову ввели в наручниках — руки за спину. Она кивнула брату и матери, и чуть ли не с порога заявила отвод двум своим адвокатам — Владимиру Соболеву и Александру Баламатову, оставив в процессе только одного — Александра Товта.

- Я с ними договор не заключала, а кроме того, у меня есть данные, что они работают в интересах следствия, — сказала Пелехова.

Судья Светлана Ухналева озадаченно посмотрела на представителя гособвинения Лариса Исаичеву.

- Это как квалифицировать — отвод или ходатайство?

- Ходатайство, — уверенно ответила та.

- Да, поскольку вы не можете представить суду четких мотивов отказа, — сказала судья подсудимой Пелеховой, — то это нельзя считать отводом, а до рассмотрения ходатайств очередь еще не дошла.

Отвергнутые адвокаты только развели руками.

- Если подзащитная нам не доверяет, наверное, у нее есть для этого основания, — в один голос заявили Соболев и Баламатов. — Мы не имеем морального права дальше вести ее дело. Насильно навязывать наше общество было бы неправильно.

Линия защиты определится в следующем заседании, которое назначено на 28 июня. Во вторник же заседание, едва начавшись, было отложено из-за неявки потерпевшей — Оксаны Токаревой. «Я не получила официальной повестки», — объяснила она свою неявку.

Именно Оксана Токарева — руководительница консалтинговой фирмы «Ховард-Консалт» — написала в столичное управление по борьбе с экономическими преступлениями заявление, на основании которого было заведено уголовное дело в отношении Юлии Пелеховой. Интересно, что ранее некоторые считали их подругами.

- Ну какие мы подруги, — открещивалась в беседе с Токарева. — Ну заходила она несколько раз ко мне в офис не вполне в трезвом, кстати, состоянии, не выгонять же… Ну пригласила меня как-то на своей лошади покататься в Битцевском парке. Лошадь как лошадь, мне кошечки больше нравятся. Да и вообще, какие могут быть общие интересы у меня, 27-летней молодой женщины, и 40-летней журналистки?

Познакомились они, когда Пелехова готовила материал об афере с векселями на общую сумму в несколько миллиардов долларов США, которые выпустило правительство Якутии. Выпуск впоследствии был признан незаконным, векселя по акту уничтожены, однако время от времени некоторые из этих ценных бумаг «всплывали» в разных частях света — предприимчивые коммерсанты пытались их продать менее опытным коллегам по бизнесу. Одну такую фальшивку номиналом в $100 млн швейцарский бизнесмен Адель Громов пытался сбыть молодой российской предпринимательнице Оксане Кухте, впоследствии Токаревой. Та заявила в российские правоохранительные органы, и афера раскрылась. Именно благодаря этой истории Токаревой заинтересовалась журналистка Пелехова.

- Хочу выразить восхищение журналисткой Пелеховой, тем, как она принципиально написала материал об афере с векселями, — стараясь быть объективной, заявила Токарева. — Но уже после выхода этого материала, когда у Юлии Петровны был очередной кризис (по словам Токаревой, журналистка злоупотребляла спиртным. — «Известия»), она заявилась ко мне в офис и помахала перед носом каким-то договором, в которой одной из сторон выступала фирма с длинным названием со словом «Дилижанс» («Авто-Инвест Дилижанс»). Суть договора, как потом выяснилось, — поставка автомобилей по схеме, предполагающей «отмывку» наличных в пользу руководительницы этой фирмы некоей Токаревой О. Ю.

- То есть вас?

- Да почему же меня?! Мало ли Токаревых на свете? Тем более что договор датирован более ранним числом, чем я поменяла фамилию, моя девичья фамилия Кухта. Я и Пелеховой об этом говорила, но она слышать ничего не хотела. Предложила мне заплатить 100 тысяч долларов за то, чтобы она прекратила журналистское преследование. Она так и сказала: не расследование, а преследование.

В итоге появился лаконичный документ, который сейчас находится в уголовном деле. «Токарева О. Ю. обязуется передать Пелеховой Ю. П. 100 тысяч долларов США. … Пелехова Ю. П. обязуется прекратить журналистское расследование в отношении Токаревой О. Ю. и никогда не упоминать имя Токаревой О. Ю. в своих публикациях».

На документе стоит подпись Пелеховой.

- Эх, Юлька, — сокрушается ее брат Алексей. — Какое-то затмение на нее нашло, что она решила подписывать эту бумажку — это же удавка на шею!

Скорее всего это действительно так. Получив такой изобличающий документ, Токарева написала заявление в УБЭП ГУВД Москвы. При передаче первого «транша» в $35 тысяч в одном из столичных кафе Пелехову взяли с поличным. Это было в конце января. С тех пор бывшая гроза коррупционеров содержится в СИЗО № 6.

Параллельно этому процессу в Никулинском суде рассматривается гражданский иск главы правительства Якутии Егора Борисова к газете «Версия» и лично к Юлии Пелеховой о защите чести и достоинства. В материалах Пелеховой Борисов назван одним из организаторов «махинации с векселями». Однако юристы газеты «Версия» не спешат с опровержением.

- Юлия — настоящий профессионал, у нее есть сведения, подтверждающие ее правоту, и мы уверены, что ее потому и держат под арестом, чтобы выпытать, где содержатся документы против Борисова, — сказали они «Известиям».

Оборотни с диктофонами

30 июля 1997 года редактор ульяновской газеты «Шок» Сергей Шмелев приговорен к полутора годам лишения свободы условно за вымогательство 900 тысяч рублей у главврача санатория «Солнечный» Вешкаймского района Николая Анашкина в обмен на отказ от публикации компромата.

25 июля 2000 года главный редактор петербургской газеты «Сертолово и окрестности» Сергей Топчий был приговорен к 7 годам лишения свободы условно и выплате 10 тысяч рублей в качестве компенсации морального ущерба бывшему кандидату в депутаты Госдумы Ольге Борисовой. Редактор вымогал у нее $2 тысячи за неопубликование компромата.

В феврале 2003 года судили заместителя главного редактора газеты «Ярославская неделя» Владимира Савичева. Он вымогал 5 тысяч рублей у пивоваренной компании «Балтика» за отказ от публикации статьи о некачественном пиве. На суде журналист принес извинения, и стороны пришли к примирению.

В июле 2003 года в Челябинской области при получении $30 тысяч задержан Станислав Гринкер, соиздатель газеты «Обзор Андрея Стольника». Главный редактор Александр Большаков скрылся. Журналисты обвиняются в вымогательстве у гендиректора ОАО «УралАЗ» Валерия Панова.

Владимир Перекрест

Оригинал материала

«Известия»