Журналистов низко послали

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава ГУП "Кремль" господин Киселев: "Да пошли вы на хуй. Ебал я вас всех."

© Коммерсант, origindate::21.07.2001

Пласидо Доминго привели очень высоко

Журналистов низко послали

Converted 11848.jpg

Пласидо Доминго выпил шампанского в гостинице управления делами президента "Золотое кольцо" за искусство, благотворительную деятельность и продолжение реконструкции Кремля

В одном из ресторанов гостиницы «Золотое кольцо» состоялся закрытый прием в честь испанского тенора Пласидо Доминго, устроенный управлением делами президента и государственным унитарным предприятием «Кремль», организовавшим концерт на Красной площади. На ужине, проходившем в узком кругу сотрудников управделами, работников ФСБ, их жен и подруг, господина Доминго приветствовал управляющий делами президента Владимир Кожин. Из «Золотого кольца» — корреспондент „Ъ" Алена Антонова.

Тенора в «Золотом кольце» начали ждать с десяти вечера. В воздухе витали дисциплина, строгость и порядок. Безукоризненно накрытые столы, вышколенные официанты и убедительное количество незаметных, хорошо одетых и правильно воспитанных охранников, которых в разгар вечера уже невозможно было отличить от гостей. Имперская отделка зала, исполненная итальянскими строителями в бытность управляющего президентскими делами Павла Бородина, изобиловала золотом, мрамором и хрусталем.

Те, кто подъехал в числе первых, дышали на балконе горячим московским воздухом и пили коктейли. В зале гитарист Валерий Дидюля репетировал фламенко. Организаторы созванивались: «Еще идет концерт... Едем, смотрим ночную Москву... Маэстро захотел посидеть у реки — мы на набережной... Маэстро подъезжает... Мы в здании... подготовьте охрану... Освободите проход в зал. Открывайте шампанское».

И вот около полуночи маэстро вошел в зал под аплодисменты. Поставщик коньяка «Henessy X. О.» и шампанского «Moet & Chandon» Александр Смелянский, державший наготове бутылку с шампанским и, похоже, отсчитывавший секунды, передал ее официантам в тот момент, когда заиграл гитарист. Бокал с шампанским тут же вручили господину Доминго. После концерта на Красной площади маэстро успел переодеться: сменил фрак на темно-серый пиджак и надел полосатый галстук. С десяток охранников и глава ГУП «Кремль» Владимир Киселев сопроводили знаменитого гостя на балкон. Там его уже поджидали управделами Владимир Кожин с супругой, советник президента Андрей Илларионов с супругой, Татьяна Михалкова, Джохан Поллыева и еще несколько столь же близких к высшей власти товарищей.

«Москва меняется. Я в восторге от ночной Москвы и от людей, с которыми уже успел пообщаться. Во время моего первого визита в СССР в начале 70-х москвичи не улыбались, на улицах выглядели очень подавленными. А теперь я рад видеть улыбки на лицах людей — россияне стали уверенными в себе»,— делился впечатлениями господин Доминго. Охрана и организаторы незаметно поглядывали на часы. Видимо, по регламенту на «непринужденное общение мэтра на балконе» было выделено ровно девять минут. На десятой минуте была дана отмашка, и всех пригласили на торжественную часть — в ресторанный зал.

Слово дали Владимиру Кожину. «Я рад, что мы имеем возможность принимать здесь великого Пласидо Доминго,— сообщил присутствующим управделами президента и выдержал паузу.— И еще более рад, что управление делами президента и государственное унитарное предприятие „Кремль" внесли посильную лепту в развитие культуры в России. Концерт непревзойденного тенора на Красной площади, у стен Кремля — разве об этом можно было мечтать десять лет назад? Но я еще более рад от того, что этот концерт — благотворительный. Все средства, собранные во время концерта Пласидо Доминго, пойдут на реконструкцию Кремля, которую продолжает управление делами президента. Этот концерт— первый в серии мероприятий подобного масштаба». После чего господин Кожин предложил выпить за великую силу искусства и за маэстро, деньги с концерта которого [page_9393.htm пойдут на продолжение реконструкции Кремля, начатой Павлом Бородиным.] Маэстро ответил: «Если кто-нибудь предложит мне бокал вина или шампанского, я с удовольствием выпью». Шампанское немедленно подали. Гости, еще раз оглядевшись по сторонам, оценили уже сделанное и подняли бокалы за продолжение благотворительности. Как позднее сообщил корреспонденту „Ъ" господин Доминго, до приезда в Москву он не знал о том, что концерт благотворительный, поскольку получил свой гонорар, но [page_10977.htm#1 был рад, когда его поставили в известность о том, что деньги с концерта пойдут на такие благие цели.]

Гости прошли к столам с закусками, горячим, десертами, фруктами, коньяками, винами, шампанским и кофе. А великий певец изъявил желание, пользуясь возможностью, посмотреть на Москву с балкона 22-го этажа. Сотрудники управделами, ГУП «Кремль» и сам главный кремлевский хозяйственник господин Кожин незамедлительно препроводили маэстро в лифт. На высоком балконе тенор восхищался красотами столицы и пил кофе с пирожными. Гости тем временем обсуждали поистине царские возможности управления делами президента и собственно тех, благодаря кому этот концерт состоялся— ГУП «Кремль», и его главу господина Киселева, в свое время сотрудничавшего с известными советскими ВИА, в числе которых группа «Земляне», и сделавшего большую карьеру. Поговаривали на ужине так же о том, что, скорее всего, Владимир Киселев займет пост главы «Росконцерта».

Сам господин Киселев был все это время рядом с маэстро Доминго и господином Кожиным. Пообщаться с ним корреспондентам „Ъ" удалось совсем недолго. Со смотровой площадки 22-го этажа гостиницы, с которой маэстро Доминго и товарищи из управления делами осматривали ночную Москву, охрана вежливо попросила журналистов выйти,что корреспонденты „Ъ" и сделали. В холле, расположенном далеко-далеко и от зала, и от смотровой площадки, остановились у огромного окна. Там светский обозреватель „Ъ" Алена Антонова попросила фотокорреспондента „Ъ" Павла Смертина сфотографировать ее на фоне огней ночного города. В этот момент к журналистам подошел господин Киселев и обратился к фотокорреспонденту «на ты» с краткой речью, смысл которой был сконцентрирован в словосочетании «пошел вон». Светский обозреватель, естественно, обратила внимание господина Киселева на его манеру обращения и напомнила, что ГУП «Кремль» высказывало ясное пожелание, чтобы событие было описано в «Коммерсанте», так что корреспонденты здесь находятся по приглашению организаторов. Более того, ГУП «Кремль» само предлагало издательскому дому «Коммерсанть» быть информационным спонсором приезда Пласидо Доминго. Ответом было: «Мне нас...ть на тебя. Нас...ть на весь „Коммерсанть"». После чего фотокорреспондента господин Киселев схватил за плечо, начал трясти и очень громко уточнять свое отношение к журналистам „Ъ" и изданию в целом: «Да пошли вы на... Е... я вас всех, а особенно „Коммерсанть"». Были идиомы и метафоры и более изощренные, которые журналистам запомнить не удалось. Изгнанные из объекта управления президентскими делами начали спускаться по лестнице, но господин Киселев не успокоился на достигнутом: он позвонил по мобильному в охрану: «Вниз идет девушка и парень. Забрать все фотопленки и засветить!» И описал ненавистные приметы. Невольными очевидцами случившегося стали двое знакомых корреспондентам „Ъ" господ, один из которых немедленно предложил быть свидетелем в любом возможном будущем разбирательстве инцидента. Светский обозреватель, презрев светскость, спрятала фотопленки в белье, а добросердечные официанты (которые тоже были свидетелями сцены) провели журналистов через служебные выходы гостиницы «Золотое кольцо» на волю.

Следующий концерт и VIP-прием, организованные ГУП «Кремль» и управлением делами президента, пройдут в Москве в конце августа — начале сентября. Кого будут принимать в российской столице — пока неизвестно. V господина Киселева выяснить это не удалось.

***

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::23.07.01

«Новая газета» помогла Кремлю получить 3000000 Рублей!

Извините, мы не хотели...

Сергей Миров

Видит бог, никакого скандала я не хотел. Даже тогда, когда писал заметку «Доминго строить и жить помогает» («Новая газета» № 49), я рассчитывал только на большую статью о концерте великого испанского Маэстро.

Но, начиная с прошлого вторника, ситуация развивалась как в хорошем авантюрном романе. Тогда на пресс-конференции, проходившей в ресторане «Прага», я осмелился задать вопрос:

— Скажите, Маэстро, если планируемый концерт — благотворительный, значит ли это, что вы тоже работаете без гонорара?

У Пласидо Доминго округлились глаза.

— А я этого просто не знал! Свой гонорар я уже получил полностью, но теперь, когда мне это известно, я обязательно что-нибудь сделаю!

Дальше пресс-конференция пошла своим чередом, хоть и была довольно скомканной (эксклюзивного интервью с Доминго не получили даже те, кому это было обещано). По ее окончании, рассекая всех журналистов, ко мне устремился директор проекта Владимир Владимирович Киселев (экс-«Земляне», экс-«Санкт-Петербург», экс-«Русские» и еще довольно много удачных «эксов») и, не стесняясь присутствия дам, произнес буквально следующее:

— Мне совершенно на...ать, что напишет ваша ... газета, но на МОИХ мероприятиях тебя, с..., б..., больше не будет!
       Стоящая рядом девочка из одного московского журнала была просто в шоке:

— Ну, вам повезло! Прямо как на разборке побывали! Хотите, буду свидетелем?

Честно говоря, я тоже был удивлен, но мои попытки выяснить суть претензий никакого ответа не нашли. Г-н Киселев только зачем-то вспоминал мою маму, с которой, кстати, он даже не знаком, а то бы она ему... ну ладно.

И вот на следующий день состоялся удивительный концерт. [...] А в самом финале на сцену вышли представители государственного унитарного предприятия «Кремль» и объявили:

— Концерт великого испанского тенора является благотворительным, и сейчас Пласидо Доминго собственноручно подпишет чек на три миллиона рублей! Все средства по этому чеку пойдут на восстановление культурных ценностей России!

Крещендо!

Правда, в понимании

гг. Кожина и Киселева все культурные ценности России сосредоточены в Кремле, но совершенно непонятно, за что на меня так осерчал г-н Киселев, ведь ЭТО С МОЕЙ ПОДАЧИ Доминго дал Кремлю деньги! Не бойтесь, товарищ, в отличие от привычных вам партнеров, на процент я не претендую. Более того, если бы маэстро Доминго спросил моего совета, куда отправить средства, мысли о бездонной бочке Кремля пришли бы ко мне в последнюю очередь! Начать можно было хотя бы с детского музыкального образования, да мало ли еще приличных целей! Но все-таки причина «наезда» мне совершенно непонятна.

А вот когда что-то непонятно, приходится разбираться, и, наверное, дело в деньгах.

Аргумент г-на Кожина, что «отсутствие различных посредников в виде фондов является гарантией целевого распространения благотворительных средств, ибо они просто передаются из одной структуры внутри Кремля в другую», является совершенно несостоятельным. Я не говорю о том, что всем нам слишком хорошо известны способы Кремля по перекладыванию денег из одного кармана в другой. Просто сам факт того, что обыкновенный пожарник наложил, извиняюсь, запрет на проведение концерта, запланированного ГУП «Кремль», на Соборной площади, говорит о том, что слухи о согласованности кремлевских структур весьма преувеличены!

Комендант Кремля Стрыгин вообще был против этого концерта даже на Красной площади, и вопрос о нем до последнего момента трагически висел на волоске. Пласидо Доминго был последним шансом для г-на Киселева, с которым не хотели продлевать контракт в должности генеральныого директора ГУП «Кремль», а благотворительный статус концерта оказался тем самым крупным козырем, этот вопрос решившим.

Так, значит, г-н Киселев, вы должны быть просто счастливы, почему же вы на меня «наехали»?

Прошу прощения, но в этой ситуации единственным логическим обоснованием вашей паники, господин Киселев, может быть то, что момент благотворительности оказался засвеченным на весь мир и теперь куда как сложнее от этой суммы оторвать неучтенный кусок. Это, конечно, лишь гипотеза, и вы имеете полное право оспорить мои выводы, но для начала неплохо бы извиниться.

За «базар».