Жучки на Лубянке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Патрушев наводил справки о должниках

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::10.09.2001, "ФСБ в отражении информационных атак"

Жучки на Лубянке

Роман Шлейнов

Converted 11989.jpg       [...] Из копии давнего письма Генпрокуратуры: «Проверкой установлено, что в 1995 году заместитель директора ФСБ РФ генерал-полковник (письмо датировано 1999 г. — Ред.) Патрушев Н. П., используя свои служебные полномочия, поручал (...) навести справки о Кисляковой, задолжавшей деньги Погодину...»

       Корни этой истории уходят в карельское прошлое Николая Патрушева. С 1992 по 1994 год он был министром безопасности Республики Карелия, а затем на этом посту его сменил... Владимир Проничев, ныне замдиректора ФСБ РФ[...].

К 1995 году, когда Патрушев уже руководил Службой собственной безопасности ФСБ, к нему из Карелии и пришло письмо с просьбой о помощи в деле получения долга — 8 тыс. долларов. Деньги, с точки зрения интересов госбезопасности, совершенно вздорные. Тем не менее проситель не был отправлен (хотя бы устно) подальше в карельские леса. А Николай Патрушев озадачил этим сугубо личным горем начальника 3-го отдела (защита сотрудников и членов их семей) УСБ ФСБ РФ, который и исполнил распоряжение руководителя.

Если бы младший офицер поручил «провести установку» на частное лицо по частному поводу своим подчиненным с вполне понятными последствиями, его бы выгнали за считанные минуты. Но Николай Патрушев был начальником Управления собственной безопасности ФСБ РФ, а когда прокурорская бумага увидела свет, — уже генерал-полковником, замдиректора ФСБ. А потому и вывод в прокурорском письме сделан однозначный: «реальных мер по истребованию долга, вопреки существующему законодательству (!), не предпринималось. В связи с чем его (Патрушева. — Ред.)действия не могут быть рассмотрены как злоупотребление служебным положением».

Если следовать прокурорской логике, Патрушев должен был настоять на «реальных мерах», и тогда его действия идеально соответствовали бы существующему законодательству. [...]

Но главный вопрос в том, почему Николай Патрушев, занимая столь высокую должность, беспокоился по такому мелкому поводу? Может быть, с Карелией и с теми, кто отрывал его от дела по пустякам, Патрушева связывает нечто выше, чем интересы службы? (Кстати, напомним, что генерал Проничев — тоже карельский.)[...]