Забавы новорусски нуворишей. Абрамович, Гусинский, Шефлер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"36 метров — это минимум

Яхта Гусинского была спущена на воду на верфи Keith Marine в США в 1992 году. Она спроектирована Fry Associates Inc. (FRYCO). В 1999 году, когда судно попало в руки российского медиамагната, Fortuna была переоборудована одним из ведущих дизайнеров яхт Дональдом Старки из Лондона.

Об уровне Старки (и соответственно о масштабе запрашиваемых им гонораров) можно судить по работе дизайнера над яхтой Savarona: она когда-то принадлежала «отцу всех турок» Мустафе Кемалю Ататюрку и по сей день сохраняет статус второй по величине персональной яхты в мире. Сейчас Savarona изредка арендуется западными звездами. На ней отметились такие люди, как Клаудиа Шиффер, Джордж Харрисон, Роберт Де Ниро, Хью Грант, Сильвестр Сталлоне...

Подобные суда относят к разряду суперъяхт. В них есть все, начиная от спутникового телевидения и заканчивая джакузи и прочими радостями «сладкой жизни». Производство таких яхт — дело штучное, и позволить себе стать обладателем подобной роскоши могут только немногие из смертных. Помимо эксклюзивной отделки кают, наличия на судне всевозможных удобств, существует и один формальный параметр для определения принадлежности судна к этой касте — длина должна быть не меньше 36 метров. Чтобы было проще представить размер 36-метрового судна, можно сравнить его по длине с 12-этажным домом, положенным набок. Не секрет, что яхты суперкласса зачастую крупнее иного лайнера. Fortuna Гусинского, например, — 44,8 метра.

Абрамович не любит сленг

Впрочем, Гусинский едва ли может претендовать на лавры самого крупного российского яхтовладельца. Первое место здесь прочно удерживает чукотский губернатор Роман Абрамович. В его парке яхт есть по крайней мере два судна, входящих в сотню крупнейших в мире персональных яхт. За этой сотней ежегодно следит авторитетное американское издание Power & Motoryacht.

Яхта Le Grand Bleu (LGB) занимает в списке 6-е место. В этом году на всех престижных европейских тусовках судачили о приобретении олигархом LGB: «Как?! Русский купил яхту за 100 миллионов?!» Подобных возгласов в недавнем прошлом удостаивались лишь арабские шейхи.

Кроме того, у Абрамовича есть еще одна гигантская яхта, чуток «попроще»: 55-метровая Feadship Samax, которая занимала в 2002 году 91-е место, а вот в рейтинге 2003 года ее потеснили более крупные суда.

Изначальное имя этой яхты — Feadship Claire, но с той поры ее два раза переименовывали. Вообще, смена названия судна — распространенная процедура, после того как у него меняется владелец. Но в данном случае речь идет о нелюбви Абрамовича к сленгу. До олигарха яхта была собственностью принца Брунея Джеффри, который назвал ее Tits, что в переводе с английского — сленговое наименование женских грудей. И эту самую часть женского тела принц велел изобразить на корме судна. Новому владельцу, Абрамовичу, видимо, не понравилось плавать на яхте со столь вызывающим названием, и судно получило имя Samax.

— Она была построена в 1996 году на голландской верфи Feadship, — сообщил «Собеседнику» исследователь рынка роскошных яхт Крис Суффелиерс из Брюсселя. — Дизайном судна занималась De Voogt International Design. Прежний владелец Claire — брунейский принц Джеффри продал ее в 2000 году. Причина самая банальная: с деньгами стало туго. Поначалу ходили слухи, что яхту приобрел некий европейский бизнесмен, но позже выяснилось, что Роман Абрамович.

Так что, получается, и LGB, и Claire чукотский губернатор купил у подразорившихся иностранных магнатов. Обе яхты «прописаны» на Бермудских островах.

Водочная «Принцесса»

Водочный магнат Юрий Шефлер тоже обладает неплохим судном — Oceanfast Kremlin Princess (бывшая Ocena-C).

— Построена и спущена на воду эта яхта была в 1994 году на верфи Oceanfast Pty Ltd. в западной Австралии, — рассказала «Собеседнику» редактор Power & Motoryacht Диана Берне. — Она создавалась не по заказу, но уже в 1995-м на нее нашелся покупатель. Достоверно известно, что куплена вначале она была гражданином Польши Рикардо Франчини.

Говорят, что Рикардо Франчини, сколотивший состояние на безакцизной поставке в Россию водки «Кремлевская», назвал свою «лодку» стоимостью в 20 млн. долларов в честь Татьяны Дьяченко. В конце 90-х «Принцесса» была арестована французской таможней — за то, что Франчини не заплатил налог «на роскошь». Да и самого Рикардо к тому времени разыскивал Интерпол за целый ряд преступлений: от преднамеренного банкротства до отмывания денег.

— Некоторое время, насколько мне известно, «Принцесса» простояла на приколе, — продолжает рассказ Берне. — Потом она была выкуплена русским, тоже занимающимся водочным бизнесом. Мои источники говорят, что новым владельцем стал Юрий Шефлер.

Что интересно, словно злой рок преследует владельцев крупных яхт производства Oceanfast: многие из них имели серьезные проблемы с законом. Так, немец Манфред Шмидер, владелец Malaana (ныне True Blue), сейчас мотает срок в тюрьме. А предприниматель из Коннектикута (США) Гари Блондер, бывший владелец The Parts VI (ныне Madiblue), с тюремной жизнью тоже знаком не понаслышке — сидел за уклонение от уплаты налогов. Вот и Юрию Шефлеру сейчас приходится скрываться от отечественных законников в Англии.

Владельцы яхт предпочитают не светиться

Богатые не любят вмешательства в свою жизнь. Поэтому заранее заботятся о том, чтобы ни продавцы, ни дизайнеры, ни сотрудники яхт-клубов не раскрывали тайну принадлежности той или иной яхты. Русские здесь не исключение. Так что упомянутые нами суда — далеко не все яхты суперкласса, что находятся в руках россиян. Это только засветившиеся. К примеру, «неопознанного» пока журналистами русского владельца имеет 37-метровая яхта Oceanco Caprice.

Этим летом в Сардинию на гигантской яхте (впрочем, неизвестно, на своей или арендованной) прибыл внук Ельцина Борис с подругой Настей. Борис решил сплавать на пафосный ужин по случаю концерта итальянской певицы Лауры Паусини в отеле Cala di Volpe. Стоимость билета на это мероприятие — 775 евро. Примечательность данной тусовки была не в певице, а в той публике, что собралась на нее посмотреть. Глава «Газпрома» Алексей Миллер, основатель холдинга «Синтез» Александр Жуков, глава «Дон-Строя» Дмитрий Зеленов, руководитель группы «Плаза» Умар Джабраилов, глава компаний «Русский cтандарт» Рустам Тарико — одним словом, бизнес-элита России.

Деньги на воду

Как шутят продавцы: «Если ты спрашиваешь, сколько стоит яхта, то у тебя не хватит на нее денег».

— В то же время цена подобных яхт может очень сильно разниться, — говорит Диана Берне. — Ведь каждая из них строится под конкретного покупателя. Для двух судов одинаковой длины в 50 метров цена может отличаться в 10 раз — если, например, заказчик пожелает для отделки интерьера редкие породы древесины или мрамор да плюс к этому напичкает судно самой современной техникой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что стоимость постройки 50-метровой яхты может быть равна 40 миллионам долларов.

Но бывают экземпляры и попроще. К примеру, самая скромненькая из списка ста крупнейших яхт мира — 56-метровая Lady J продается «всего» за 3,9 миллиона долларов.

Кроме того, в копеечку влетает владельцу яхты ее обслуживание и содержание. По среднестатистическим подсчетам, годовое обслуживание яхты стоит порядка 10 процентов от изначальной цены судна. К примеру, стоянка (или, правильнее сказать, муринг) в европейском порту стоит от 1,5 тыс. до 7 тыс. евро в год за каждые 10 метров судна. Притом что место на стоянке получить не так-то просто — как правило, практически все выкуплено. В России в престижных яхт-клубах расценки на муринг примерно такие же. Но владельцы суперъяхт предпочитают не держать их в нашей стране — из-за слабой инфраструктуры. Кто же станет ставить яхту за $100 млн. рядом с обычным сухогрузом? Единственный раз подобное себе позволил Роман Абрамович, «припарковав» Le Grand Bleu в порту Находки.

Впрочем, по некоторым данным, «лукойловцы» Вагит Алекперов и Ралиф Сафин держат свои яхты в Севастополе. Более подробно узнать об этом не удалось — в местном яхт-клубе отказались отвечать на вопросы.

Европейцы не спешат принимать нашу бизнес-элиту в свои клубы

В Европе владельцы суперъяхт предпочитают объединяться в клубы. Членство в подобных клубах — пропуск в мир европейской элиты. Здесь можно встретить людей, управляющих половиной капиталов Европы. И именно туда так стремятся попасть наши соотечественники. Но не все так просто.

— К россиянам относятся настороженно: многие из них покупают яхты напоказ, что у нас не приветствуется, — заявил Радован Вольмут, представитель производителя элитных яхт Ferrettigroup.

По словам Вольмута, большинство россиян, приобретающих яхты, тратят на покупку примерно 2—3 процента своих доходов. (Если бизнесмен покупает яхту за 1 миллион долларов, значит, его состояние не меньше 50 миллионов долларов.) Утверждению Вольмута можно доверять: 95 процентов яхт Ferretti, реализуемых в России, продается в Москве.

Если раньше наши магнаты предпочитали покупать уже готовые или бэушные суда, то со временем они стали строить их на заказ. И на многих известных верфях уже вовсю трудятся над «русскими» заказами. К примеру, на голландской верфи Heesen Shipyards достраивают 46-метровую суперъяхту для некоего российского предпринимателя. Стоимость проекта — порядка 22 миллионов долларов.

О своих клиентах судостроители не распространяются. Причина проста: как мне пояснил Клаус Миттелинднер, исполняющий директор компании Sinnex, занимающейся отделкой яхт, при работе с клиентами они заключают договор о неразглашении информации третьим лицам.

— Политика нашей компании — не разглашать информацию о наших заказчиках, — вторит Клаусу Миттелинднеру и пресс-атташе Heesen Shipyards Ханс Куилдер. — Им это не нравится. Но могу сообщить, что несколько российских бизнесменов заинтересованы в постройке яхт на нашей верфи. Нам нравится работать с россиянами: они дружелюбные, понимающие, с ними легко сотрудничать.

Русские теснят арабов

В переводе на русский фраза Куилдера означает: «Нам нравится работать с русскими, потому что у них есть деньги». В последнем россияне сильно похожи на арабов, о чем говорят и сами продавцы яхт.

— Русские прежде всего думают об эксклюзивности и длине судна, не придавая особого значения иным его параметрам, — считает глава итальянской компании Revello & Partners Макс Ривелло. — И они готовы платить за суперъяхты баснословные деньги. Притом что многие из них воспользуются своим приобретением всего пару раз, приплыв на какое-то значимое мероприятие.

Помимо того что с российскими предпринимателями сотрудничают крупнейшие мировые верфи, с ними обожают работать и именитые дизайнеры. Так, всемирно известный (и не только в среде любителей «водного» эксклюзива) французский дизайнер Филипп Старк сейчас разрабатывает интерьер судна одного из русских банкиров (кого именно, тоже держится в тайне).

— Старк только что закончил очередную яхту Wedge Too (W2), — перевела наш разговор на другую тему пресс-атташе Старка Мари Жакюр. — Работа над ней длилась 5 лет. Нескромно, конечно, но на сегодняшний день это самая грандиозная частная яхта.

— Она была спущена на воду в октябре 2002 года и доставлена ее владельцу в Монако в декабре, — поделился с «Собеседником» очевидец презентации W2 Суффелиерс. — Предназначалась яхта для ливанского бизнесмена и политика Иссама Фареса, члена саудовской королевской семьи. Я был там в тот момент и был потрясен судном: это очень впечатляющее зрелище, когда в хмурый рождественский день в бухту входят два принадлежащих Фаресу ярко-белых корабля, один за другим. Его жена и он сам после осмотра дали последние указания Старку и представителям Feadship, и вот сейчас закончилась окончательная доводка судна под нужды заказчика.

При чем здесь судно араба? Не исключено, что в скором времени верхние строчки в «Top 100» будут занимать суперъяхты россиян, которые потеснят арабов и американцев в сфере траты денег на дорогие «безделушки»."