Забытый сиделец

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вице-губернатор Иркутской области Сергей Воронов находится в СИЗО Новосибирска уже год. За все это время его вызвали к следователю лишь однажды

1224671732-0.jpeg Каждый новый президент – вот теперь уже Дмитрий Медведев — начинает свою деятельность на поприще государственного руководства с признания необходимости наведения порядка в правоохранительной области. У кого с памятью получше, могут вспомнить, как лет 5-6 тому назад об этом же самом говорил Владимир Путин, возглавивший сегодня правительство Российской Федерации. Но воз, однако же, и ныне там.

В Иркутской области всякое уголовное дело, возбужденное против сколько-нибудь значительного муниципального или государственного чиновника уже и не воспринимается иначе, как особая форма политической борьбы. Вот недавно закончился суд над одним из арестованных в прошлом году мэров, еще двое сидят под следствием, против еще одного уголовное дело возбуждено, но самого его не «закрыли», ходит под подпиской о невыезде. И за всеми этими более или менее шумными делами как-то начало уже забываться громкое дело по обвинению целого заместителя прежнего губернатора.

Сергей Воронов пришел в администрацию Иркутской области весной 2006 года. Он отвечал за финансы, налоговую политику, недропользование, экологию, формирование тарифной политики. Так, на него по преимуществу возлагалась обязанность налаживать контакты и вести переговоры с федеральными финансовыми структурами, работать с крупными корпорациями, работающими в области, чтобы так или иначе побудить их увеличить налоговые платежи в бюджет. А в октябре 2007 года ГУВД Иркутской области предъявило ему обвинение в хищении денежных средств в особо крупном размере путем мошенничества — статья 159, часть 4 УК РФ.

Само по себе это дело выглядит весьма интересно. Оно напрямую касается скандально известной ОГУП «Дорожная служба Иркутской области» (ДСИ), которая была создана в 1998 году. До 2006 года ДСИ работала стабильно убыточно – так, в 2005 году она сработала с убытком в 40,5 миллиона рублей. В результате в сентябре 2006 года прежний ее директор, видный деятель регионального отделения партии «Единая Россия» Сергей Мутовин был от должности отстранен, а на смену ему временно был назначен земляк Сергея Воронова, нижегородец Виктор Бушуев. Впрочем, долго на своем месте он не задержался, и через три месяца в ДСИ появился уже другой директор. Кстати, смена руководства повлияла на работу предприятия явно положительно – уже в 2007 году она показала впервые за все время своего существования прибыль.

Проблемы прошлых лет, естественно, оставались. Например, летом 2007 года в Арбитражном суде Иркутской области рассматривалось гражданское дело по хозяйственному спору между ОГУП «Дорожная служба Иркутской области» с одной стороны и ООО «Стройтерминал ТК» и ООО «СибЭнергоРесурс» — с другой. Иск «вчинила» ОГУП ДСИ, требуя возврата ранее перечисленных сумм по договорам с этими организациями, в связи с неисполнением ими взятых на себя по договорам обязательств. Эти организации возражали, что ОГУП ДСИ произвела лишь частичную оплату оговоренных договорами денежных средств, на которую эти организации закупили часть необходимых для исполнения договора материалов. А затем ОГУП ДСИ, по версии ответчиков, необоснованно прекратило финансирование работ по этим договорам, что явилось причиной неисполнения организациями обязательств по договорам и грубо нарушило их условия. Ответчики клялись и божились, что в случае продолжения предусмотренного договорами финансирования ОГУП ДСИ вышеуказанные организации в полном объеме выполнят взятые на себя по договорам обязательства.

Словом, ни шатко и ни валко шел банальный «спор хозяйствующих субъектов», каковых возникает и рассматривается в наших судах превеликое множество. И тут прокуратура Иркутской области 26 июня 2007 года возбудила уголовное дело по факту хищения денежных средств ОГУП ДСИ. Сумма, называемая в постановлении о возбуждении уголовного дела – 42 миллиона – странным образом близка к сумме убытков ДСИ за 2005 год (40,5 миллиона). Производство предварительного расследования было поручено следователю следственного отдела при прокуратуре Иркутской области.

Первым «загремел» по этому делу Виктор Бушуев. Хотя он проруководил ДСИ всего-навсего три месяца (а его предшественник, Сергей Мутовин – восемь лет), именно ему инкриминировали пропажу казенных денег. И сразу за этим поползли «версии» — что, мол, нижегородца Бушуева «притащил» с собой нижегородец Воронов, чтобы вместе «дела делать». И точно – дыма без огня не бывает, и 8 октября 2007 года на допрос вызывают уже самого Воронова.

Впрочем, сперва речь шла еще не о хищении, а о «нецелевом использовании бюджетных средств». Что само по себе – юридический нонсенс: ДСИ не учреждение, а предприятие (на рассматриваемый момент – ОГУП, позже оно было акционировано), а «нецелевка» к предприятиям вообще отношения не может иметь в принципе. Предприятия получают деньги за выполненную работу, отчитываются перед собственниками и контролирующими органами в «приходе-расходе», но что им делать с полученными суммами – решают самостоятельно. Следователи, видимо, быстро поняли, что «нецелевка» тут ни при чем, и сориентировались, предъявив Бушуеву уже 159-ю статью – мошенничество.

Итак, 8 октября Сергей Воронов был вызван на допрос к следователю в качестве подозреваемого. На допросе он заявил, что в его круг обязанностей ДСИ вообще не входит, и курировать работу дорожных строителей никто ему не поручал. И, естественно, своей причастности к хищению не признал.

В ходе допроса в следственном управлении ГУВД Иркутской области старший следователь Ольга Черкашина (в присутствии адвоката Ирины Середа, которая и рассказала о том, как происходила беседа) потребовала от Воронова дать показания о причастности к хищению из ДСИ губернатора Иркутской области Александра Тишанина. Подозреваемому Сергею Воронову было прямо сказано, что в противном случае он «сядет».

Ответ был вполне дипломатичным. Сергей Воронов заявил, что «ему не известно о какой-либо причастности губернатора Тишанина к совершению такого хищения, а давать заведомо ложные показания о неизвестных ему обстоятельствах он не считает для себя возможным». Но, судя по всему, на карту было поставлено уже слишком многое…

Хорошо – следователь Ольга Черкашина тогда потребовала дать любые показания, даже не имеющие отношения к данному уголовному делу, которые бы компрометировали губернатора Тишанина, угрожая в ином случае поместить Воронова в СИЗО.

Понятно, что сидеть в тюрьме неохота никому. Но и врать – многим тоже неохота. Даже чтобы спасти свою свободу. Воронов от предложенной ему «следственной сделки» отказался. Все это, как уже сказано, происходило в присутствии адвоката Ирины Середы, и Сергей Воронов был уверен, что каких-то уж слишком экстравагантных последствий не случится.

Однако он просчитался. Вопрос стоял ребром, и 17 октября, через неделю с небольшим, его снова вызывали на допрос. Происходивший в том же составе – следователь Ольга Черкашина, подозреваемый Сергей Воронов и его адвокат Ирина Середа. Разговор пошел сразу конкретный, безо всяких экивоков: нужен «компромат» на губернатора Тишанина. Да? Нет? Конечно нет – сказал Воронов. Реакция последовала незамедлительно – в виде ходатайстве об избрании в отношении Воронова меры пресечения в виде заключения под стражу.

В тот же самый день ходатайство следствия было удовлетворено Кировским судом города Иркутска. Замечательны формулировки судебного постановления. В качестве основания избрания такой меры пресечения суд указал на выступления Воронова в средствах массовой информации, суть которых заключается не в отрицании им своей причастности к совершению инкриминированного ему преступления, а в высказывании мнения о необоснованности возбуждения уголовного дела в целом, что способно создать у свидетелей по уголовному делу мнение о незаконности действий органов предварительного расследования. То есть человека посадили не за то, что он украл или убил – а за то, что пытался придать публичность своему делу! Есть нечто странное, помилуй Бог, когда какому-то делу пытаются придать таинственность – так и кажется, что за завесой тайны кроется какая-то неправда.

Интересно, что почти немедленно, 19 октября, исполняющий обязанности прокурора Кировского района Иркутска, Сергей Зубовский подал кассационное представление в адрес Иркутского Областного суда, где указывалась незаконность, необоснованность и немотивированность постановления Кировского суда о заключении Воронова под стражу. Однако вышестоящий прокурор тут же, без объяснения причин, отозвал это представление, так что оно даже не дошло до судебного рассмотрения. Почему областная прокуратура так заторопилась? Снова тайна – и снова угадываются за ней нехорошие дела.

Кассационную жалобу подали адвокаты Ирина Середа и Ирина Френкель. Как утверждают сами адвокаты, «Судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда, нарушая положения Определения Конституционного суда РФ от origindate::25.01.2005г. №42-0, при рассмотрении кассационных жалоб уклонилась от оценки и исследования всех приведенных в них доводов, от мотивировки своих решений». Можно сказать – да что там, адвокаты чего только не наговорят в пользу своего подзащитного… Но тут, как мы видим, и увидим чуть ниже – уже выстраивается определенная система.

Воронову предъявили обвинение в преступлении, совершенном на территории Иркутской области. Согласно статье 152 УПК РФ, предварительное следствие ведется по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. То есть обвиняется человек в преступлении, совершенном в Москве – сидеть ему в Москве, пока московские следователи с его делом разбираются. Обвиняется в Иркутске – и сидеть ему в Иркутске, и быть допрашиваемым иркутскими следователями. Но следователь Черкашина тут же, всего через пять дней после задержания, пишет постановление о переводе обвиняемого Воронова в СИЗО города Новосибирска.

Мы не будем говорить о «пресс-хатах» — кто знает, что это такое, тот и сам догадывается, а кто не знает, тому объяснить это трудно. Но стоит отметить один интересный факт. За все время, что Воронов находится в СИЗО Новосибирска, его «дернули» к следователю всего однажды. 23 января 2008 года у Воронова были отобраны образцы почерка и подписи. Никаких других следственных действий и мероприятий с его участием не производилось. Вот уже восьмой месяц. Правда, захаживают к нему в камеру сотрудники оперативно-розыскного бюро (ОРБ) при ГУ МВД РФ по Сибирскому федеральному округу. Просто так – поговорить заходят. Объяснить неразумному, что неправильно он себя ведет, что надо бы ему говорить то, что просят…

На незаконность перевода своего подзащитного в Новосибирск адвокаты также писали жалобы. Так, 14 апреля 2008 года адвокат Ирина Френкель направила жалобу в Кировский суд Иркутска на незаконность и необоснованность перевода Воронова Иркутска в Новосибирск. Что в ответ? В ответ – все то же: все законно, все нормально, следствие сказало «надо» — так оно и будет. Почему Новосибирск? Что за страсти-мордасти? Или следователи убоялись, что из Иркутского СИЗО Воронова выкрадут? Или не доверяют профессионализму СУ ГУВД Иркутской области? И почему, увезя подследственного за две тысячи верст от места, где ему инкриминировалось преступление, его вот уже восьмой месяц не допрашивают, дела его не расследуют, как говорят в таких случаях арестанты – «морозят»?

Напрашивается масса предположений. Уж так всегда бывает – когда нет ясности (а ясности нет никакой до сей поры – начиная с самого возникновения «дела ДСИ»: так была там «нецелевки» или нет, украли там 42 миллиона, или это просто убыток предприятия вследствие многолетней деятельности предыдущего руководителя Сергея Мутовина? Или все же речь идет о суммах, недоплаченных ДСИ субподрядчикам? Обо всем этом – молчание.

А может – напрашивается и такая версия – дело «зависло» потому, что «исчезла» первопричина его возникновения? Ведь не секрет, что известные силы в Законодательном собрании Иркутской области – представители крупных транснациональных корпораций, много лет стригущих купоны с природных ресурсов региона, а также ряд «примкнувших к ним» депутатов, сильно-сильно хотели «скинуть» тогдашнего губернатора Александра Тишанина. По совершенно банальной причине: наступил губернатор-«варяг» на многие любимые мозоли «региональной элите» — по преимуществу тем самым представителям ТНК, очень уж вольготно «присосавшихся» к необъятному «ресурсному пирогу» Иркутской области. И, начиная с осени 2007 года, «региональная элита» перешла в решительное наступление – практически параллельно с «посадкой» Воронова был развернут «бюджетный скандал», вокруг которого сломан целый лес копий – и в результате получился полный «пшик». Депутаты даже адресовали в Администрацию президента целую «челобитную», прося батюшку-президента убрать нехорошего губернатора (правда, судя по всему, забыв эту челобитную по адресу отправить). Так уж яростно началось наступление на Тишанина… а он возьми да и обмани их всех – и в апреле 2008-го года пишет прошение об отставке, поставив всю «региональную элиту» Иркутской области в полный тупик. Так хотели его показательно «свергнуть» — в преддверии грядущих в октябре выборов в Законодательное собрание – а он так издевательски всех их «кинул». И потерялась нужда в «компромате» на Тишанина. И зачем теперь какое-то «следствие» против Воронова? Теперь хоть чего он говори – ничего не пригодится: свергать-то уже некого.

Недавно исполнился год, как Сергей Воронов «отдыхает на курорте» в СИЗО Новосибирска. Судя по всему, следствие зашло в тупик – доказательств по его делу нет, а просто так отпустить заведомо невиновного – вопросы возникнут: а что ж вы его столько времени взаперти держали? И 20 августа 2008 года возникает еще один «перл» следственной «работы» — новая версия постановления о привлечении в качестве обвиняемого, составленная следователем по особ важным делам ГУ МВД РФ по Сибирскому федеральному округу подполковником юстиции А.В.Ксензовым.

Не поведя ни одного допроса, ни одной очной ставки, он «установил», а проще говоря – добросовестно переписал все, написанное следственным управлением ГУВД Иркутской области. Но, видимо, возникли вопросы – а куда же в таком случае делись «украденные деньги»? Следствие, целый год «занимаясь» этим делом, сумело «нарыть» всего одну зацепку – незадолго до «посадки», в сентябре 2007 года, Воронов внес 850 тысяч рублей в качестве частичной оплаты за приобретаемую квартиру. Но этого, согласитесь, маловато для обоснования хищения 42-х миллионов. Чиновник с зарплатой в 100 тысяч такую сумму без проблем может за полтора года скопить просто в кубышке.

Об уровне проводимого «следствия» можно судить по такому «залепону» из упомянутого постановления – «31 декабря 2006 года Воронов С.В. дал указание передать 10 млн. руб. директору Фонда поддержки гражданских институтов Юрковой Ю.В. для оплаты услуг по организации Байкальского экономического форума, тем самым легализовав их». Это, безусловно, новое слово в криминалистике. Теперь, значит, использование бюджетных средств на государственные цели называется «легализацией похищенного»? Или, может быть, новосибирскому следователю по особо важным делам позабыли разъяснить, что Байкальский экономический форум – не личная тусовка Сергея Воронова, которую он выдумал для «легализации» чего бы то ни было, а давно уже проходящее в Иркутске мероприятие, с участием администрации президента, правительства, Совета Федерации и Госдумы РФ, множества иностранных делегаций? Похоже именно на это. Во всяком случае, анекдотичность такой формы «легализации», в совокупности с полным отсутствием каких-либо доказательств в деле, вполне очевидно демонстрирует, что следствие по делу Воронова в полном тупике. Во всяком случае, в суде такому обвинению рассчитывать на успех не приходится – почему, собственно, он до сих пор в суд и не ушло, и, похоже, уже не уйдет.

Судя по всему, однако, следствие не слишком переживает по этому поводу. Дело заведено, человек сидит – а общественности можно хоть годами втирать про «пойманных расхитителей». Благо, в глаза Воронову при этом можно не смотреть – далеко он, и закрыт надежно. Срок заключения ему продлевают и продлевают, ссылаясь на «особую важность» — и невзирая на полную незаконность содержания в заключении человека, которому и предъявить-то на самом деле нечего. Ведь год прошел, за это время можно было «нарыть» что угодно. А раз до сих пор «нарыли» всего лишь «преступную организацию Байкальского экономического форума» — то над нынешним уровнем элементарной грамотности следователей по особо важным делам остается лишь горько усмехнуться.

Горько – потому что смех смехом, а человек-то сидит. Ха Ходорковского, которому хотя бы и «басманное правосудие», но все же вынесло обвинительный приговор, собираются подписи в защиту, проводятся митинги в поддержку, петиции президенту пишутся с просьбой помиловать и выпустить. Здесь же – ни суда, ни следствия. Нет человека – нет проблемы.

Вернемся, однако же, к нашим президентам. Они, как замечено, любят свою трудовую деятельность в новом качестве с громких заявлений о необходимости соблюдать законы, о необходимости навести порядок с судом и следствием. И это правильно – ибо если нет порядка, то зачем нужен президент?

Михаил Кулехов

Оригинал материала

«Бабр.ру» от origindate::19.10.08