Завещание патриарха Алексия II

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Завещание патриарха Алексия II Церковь отделила от государства все, кроме банковских госгарантий на вклады РПЦ. Миллионные суммы из государственного бюджета перетекают в церковный.

" От ред. FLB: Есть ли налоговый рай для РПЦ? Незадолго до своей смерти, в начале ноября 2008 г., патриарх Алексий Второй направил президенту Дмитрию Медведеву письмо, в котором он сформулировал необходимые меры «обеспечения стабильности финансового положения РПЦ в новых финансовых условиях». Так аккуратно был назван кризис. Патриарх просил многого: - предоставить Русской православной церкви государственные гарантии возврата банковских вкладов РПЦ и выплате начисленных с них процентов (То есть, было предложено распространить действие системы страхования вкладов физических лиц не только на срочные вклады религиозных организаций, но и на деньги на расчетных счетах.) - предоставить Церкви беспроцентную ссуду ( Подобную ссуду недавно дали Автовазу) - разрешить рассчитываться с поставщиками коммунальных услуг по тарифам, которые установлены для населения. - освободить РПЦ от налога на имущество всех объектов, которые церковь использует для осуществления своей уставной деятельности. (По действующему Налоговому кодексу налогом на имущество не облагаются лишь те объекты, которые церковь непосредственно использует для осуществления религиозной деятельности. Соответственно, льгота на сегодняшний день не распространяется на здания епархиальных управлений, гостиницы для паломников, богадельни и другие хозяйственные, благотворительные и образовательные объекты и учреждения). В письме патриарх обосновывал свою просьбу просто: «религиозные организации РПЦ не осуществляют предпринимательскую деятельность, а основным источником финансирования являются пожертвования». Редакция FLB пока не располагает информацией - выполнил ли президент Медведев последнюю волю покойного. Но судя по тому, что для Кремля еще со времен Ельцина политико-экономическая дружба с «пастырями» из РПЦ всегда была важна, последняя просьба Алексия Второго вполне могла уже быть исполнена. Правда, знает об этом разве, что Кудрин. Русская Православная Церковь умело пользуется слабостью светского руководства. Например, под предлогом справедливого возврата церковной собственности РПЦ сегодня требует вернуть не только 443 монастыря, но еще и 2 миллиона гектаров земли. Таким образом, иерархи из РПЦ могут стать крупнейшими латифундистами России. Для сравнения скажем, что лендлорды типа Сулеймана Керимова из фирмы «Нафта-Москва» купили за последние годы 70% бывших сельхозугодий, которые составляют почти 50% всей площади Московской области. Но пол-Подмосковья – это 1.7 млн. гектара, а РПЦ претендует на 2 млн. га. О том, на что еще претендует православные иерархи рассказывает журналистка газеты «Собеседник» Римма Ахмирова. В статье «На тебе, Боже, что и людям гоже...» сообщается, что Московская патриархия может стать обладательницей богатств, сопоставимых с активами Газпрома и РЖД. Произойдет это в том случае, если в Госдуме будет утвержден проект закона, выдвинутого правительством, о передаче федерального имущества религиозным организациям. Церковь наделена от государства «Закона еще нет, а передача имущества уже идет. Церковники считают это восстановлением справедливости, их противники – элементарным захватом. Костромскую историю в клерикальных кругах до сих пор ставят в пример. Так и пишут в православных журналах: «Костромской вариант нужно взять за образец». В музейных кругах Костромы с ужасом вспоминают историю противостояния: – Она по всем по нам прошлась катком. Борьба музейщиков и церковников развернулась за Ипатьевский монастырь – колыбель дома Романовых и место захоронения членов семьи Годуновых . В экскурсионной программе Костромы это всегда был объект номер один. Даже по копеечным музейным тарифам Ипатий давал в казну не менее 10 миллионов рублей в год. Сейчас все по-другому. Церковники вставили пластиковые двери и провели евроремонт. В комплексе задумали открыть трактир для туристов и золотошвейную мастерскую для изготовления сувениров. Люди в рясах неожиданно продемонстрировали сугубо капиталистический подход. А еще раньше – чисто рейдерскую хватку. – Музейщики голодали, писали письма, обращения, собирали подписи – все бесполезно. Даже нашему юристу, молодому парню, пригрозили, что в Костромской области он работу не найдет. Пока шла передача собственности, сменилось несколько директоров музея. Сейчас все они без работы: один спился, кто-то сидит дома, другой сгорел в своем доме при непонятных обстоятельствах. Остальные предпочитают не предаваться воспоминаниям. Музейщики до сих пор не осознали, почему Ипатий, всегда носивший славу окончания Смуты на Руси, по сути, стал началом какой-то новой смуты. Понятно, почему в церкви берут за образец костромскую историю – в этом городе им отдали все без остатка. С перепугу даже передали и бесценные иконы на сомнительном и малозаконном основании – «на временное хранение». Речь, между прочим, об уникальных иконах бояр Годуновых и дома Романовых. Если бы они ушли не церкви, а в любом другом направлении, это было бы громкое уголовное дело с шумными посадками «музейной мафии». А так – одна подпись, и вопрос о многомиллионном федеральном имуществе решен. Кто не согласен – все уволены. Закона и правда не хватает – пока губернаторы в ряде регионов отдают под сурдинку все просто на ура. Почуяли «тренд» и симпатии высшего руководства, на которые они ориентируются в большей степени, чем на закон. В собор с нагайками Это только кажется, что война музейщиков и церковников – это такие «пыльные» битвы в вековой тиши исторических памятников. На самом деле иногда бывают реальные жертвы, а в результате – миллионные суммы из государственного бюджета перетекают в церковный. – Раньше был рэкет, а теперь – передача церкви. – Директор Старочеркасского музея-заповедника в Ростовской области Николай Калашников рубит правду-матку прямо, как принято на Дону. Старочеркасский Калашников – закаленный борец. Раньше он доказывал в парткомах, зачем советскому музею сохранять церковное имущество, теперь ситуация поменялась, и уже церковники его регулярно предают анафеме вместо «здрасьте». Калашников и его сотрудники уже давно держат оборону, а главный объект у них отбили силой. В буквальном смысле: пришли казаки с нагайками, выгнали сотрудников из Войскового Воскресенского собора, построенного в XVIII веке для казаков . Отдать уникальные иконы XVIII века Калашников наотрез отказался – как матценность, они висят на Минкультуры, да и на нем лично. И еще Калашников методично капает новым хозяевам на мозги – чтобы соблюдали температурный режим в храме, не ставили лампады близко к окладам и так далее. Хоть понимает, что уже не свое, а жалко до боли. – Вас кто-нибудь поддерживает? – спрашиваю Калашникова. – Ага, бывает, даже чиновники – придут, руку пожмут и говорят: «Ну вы это, держитесь», а сами глаза прячут – понимают, что вопрос уже решен. И не на нашем уровне. Старочеркасский музей-заповедник кажется подростовской глухоманью, но вдруг оказался на передовой громких событий. Сюда приезжал полпред Устинов (бывший прокурор), который прямо указал, что музейное имущество следует передать новым хозяевам. Даже воронежский губернатор Алексей Гордеев, еще будучи министром сельского хозяйства, – и тот оторвался от сельхозработ, чтобы попенять музейным работникам на несговорчивость. Ростовский губернатор уже и язык отбил в борьбе за духовность. По закону можно передать церкви только объекты федеральной собственности и непременно – религиозного назначения. Поэтому директор Старочеркасского музея каждый день с тоской проходит мимо бывшего музейного Дома Жученкова – добротного старинного домины на 180 квадратов, где жил казак Жученков со своей семьей. Музейщики собрали кипу исторических документов, что здание всегда было сугубо светским. Калашников божится, что документов, доказывающих обратное, в природе не существует. Но дом все равно «до кучи» был передан новым владельцам. Которые сделали из него склад. «Бесы в музее» Работниц музея-заповедника «Рязанский кремль» архиепископ Рязанский и Касимовский Павел называет «больными людьми», «одержимыми бесами». Директор Ольга Кречетова как ладана чурается моего вопроса про материальную ценность спорного объекта. Да, 26 га земли, да, 10 тысяч квадратов площади, но это же особо ценный объект культурного наследия РФ, и ей трудно перевести «особую ценность» в денежные знаки. – Я подсчитала, что нам только на полиэтилен для упаковки экспонатов в случае переезда нужно будет 2 миллиона рублей! – говорит Ольга Кречетова. – Обещают предоставить другое помещение. Но на строительство нужно еще не меньше 2 миллиардов. И потом, в новое помещение нам что, перенесут природный холм, исторический ландшафт, мостки? Мировой бренд «Соловки» тянут на себя историки, археологи, ученые и, конечно, православные. Монастырь, ГУЛАГ, уникальная природа, лабиринты Соловков – как это все разделить, сейчас ломают голову в Минрегионразвития. Среди местных ходят страшилки, что Соловки закроют, всех выселят, а доступ на остров будет исключительно в ведении церковников . – Подождем документа, в котором все будет четко регламентировано, сегодня все основные проблемы из-за того, что в некоторых регионах все делается «на глазок» чиновников. В 1917 году отобрали все у церкви и отдали культуре, а теперь развернули процесс в противоположную сторону: забрать все у культуры и отдать церкви. Надеюсь, на примере Соловков будет выработан, наконец, третий, цивилизованный путь, – сказал мне директор Соловецкого музея-заповедника Михаил Лопаткин. «Соловкам как уникальному месту, может, повезет», – думаю я и лезу в документы. Чтобы раз и навсегда снять напряжение, Соловкам решено придать госстатус «достопримечательного места». Хорошо. Но дальше странно: разработка документов поручена только одной из заинтересованных сторон – Соловецкому монастырю, на что им из бюджета уже выделен 1 миллион рублей. – Несмотря на кризис, денег в государстве никто не считает, особенно если касается таких глобальных процессов, – посетовал «не для печати» один из музейных директоров. – Чиновники заигрывают с церковью, рассчитывая на ее «правильное» влияние на народ. Мы вот приспосабливали помещение под фондохранилище, потратили на это за последние годы 100 миллионов, а теперь у нас именно это здание забирают. Теперь мы, видимо, будем приспосабливать какое-нибудь другое. И денег понадобится еще больше". Ахмирова Римма Прим. FLB: В ближайшее время редакция попробует выяснить – попала ли Московская патриархия в налоговый рай в результате завещания Алексия или финансовые грехи не отпускают."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации