Загадка исчезновения саркофага "Ленина"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Загадка исчезновения саркофага "Ленина" Осенью 1967 года у берегов Новой Земли был затоплен аварийный реакторный отсек первого в мире атомного ледокола - весом 350 тонн. Прошло время, стали выяснять, как хранится на дне моря высокорадиоактивный груз - ничего нет...

"Один из наших авторов - Маркус Уоррен, московский корреспондент британской "Дейли телеграф", выступая 8 августа в рубрике "Свежая голова", отметил публикацию "Мониторинг на грани фола" ("РГ" 04.08.2001). Он предложил нам вернуться к этой теме, присмотреться к ней пристальнее. Тема действительно интересная и почти неисчерпаемая.

О чем шумим? Напомним, в публикации, вызвавшей интерес господина Уоррена, речь шла об активизации разведывательной деятельности стран НАТО в Баренцевом море в период пика работ по подъему АПЛ "Курск". В качестве оправдания наши западные соседи высказывают привычную уже обеспокоенность вопросами экологии Арктики. Естественно, утверждается, что Россия скрывает истинную ситуацию с захоронением ядерных отходов в этом регионе, поэтому-то за ней, то есть Россией, нужен глаз да глаз. И будет лучше, если этот "глаз" вооружить всеми имеющимися приборами разведывательного наблюдения, или мониторинга, выражаясь более корректно. 
Вопросы экологии не только на Западе, но и в России давно стали для некоторых людей своеобразным пунктиком. И почему-то сложилось твердое убеждение, что весь мир болеет за чистоту российской природы, а сами россияне относятся к ней, в лучшем случае, безразлично. А уж если пытаться достоверную информацию получить, то сразу на "железный занавес" наткнешься и бдительных агентов ФСБ. 
Как бы подтверждением этому служит скандально-памятный процесс по делу капитана первого ранга Никитина, который на склоне своей служебной карьеры так "позеленел", что предложил экологической организации "Беллуна" передать (или все-таки продать?) тайны всех захоронений ядерных отходов с отработавших реакторов советского атомного флота. Сделано это было с такой помпой, словно лишь Никитин все "страшные" тайны узнал, раскрыл, за что и пострадал. 
А ведь Россия уже шесть лет занимается скрупулезным мониторингом собственных ядерных захоронений. И работа эта идет в рамках крупного международного проекта! Собрана уникальная и самая подробная компьютеризированная база данных о сбросах в моря радиоактивных отходов за весь период существования советско-российского атомного флота. Более того! В процессе работы сделано, можно сказать, сенсационное, пусть и с налетом скандала, открытие. 
Из истории проблемы Проблема утилизации ядерных отходов от кораблей с атомными энергетическими установками, а также аварийных реакторов, возникла в СССР с момента зарождения атомного флота, сорок с лишним лет назад (первая советская АПЛ была спущена на воду в 1957 году, в строй вступила в 1959 году). 
Массовое вхождение в состав Военно-морского флота первых АПЛ началось в шестидесятые годы. На то же время пришлась первая череда аварий, связанных в большинстве случаев с потерей теплоносителя, перегревом и спеканием ядерного горючего. 
Иногда это приводило к выбросу радиации, иногда нет. Но ядерные реакторы восстановлению уже не подлежали. Механизмы и системы энергетической установки содержали наведенную радиоактивность, как правило, были сильно загрязнены радионуклидами, и все это надо было где-то хоронить. 
Местом ядерных захоронений были выбраны укромные бухты на восточном побережье Новой Земли. Сам этот остров являлся ядерным полигоном, акватория его была закрыта для постороннего судоходства. Кроме того, выбранные бухты были защищены от штормовых волн, имели слабое подводное течение. Глубины превышали тридцать метров, что исключало возможность повреждения опасных объектов дрейфующими льдами. 
В качестве упаковок (своеобразных саркофагов) для аварийных реакторов и твердых радиоактивных отходов использовались корпуса самих подводных лодок, которые изготавливались из особо прочной стали. Полную герметичность они способны сохранять сотни лет. 
Факты захоронений тщательно протоколировались, но, увы, не обобщались в отдельную папку, а хранились разрозненно. К тому же вполне естественно, документы эти были секретными. Так что общей картиной ядерного кладбища в Карском море не владел никто. И в этом смысле обеспокоенность общественности была вполне понятна и оправданна. 
Первая системная попытка анализа ситуации с отходами была предпринята в самом начале девяностых годов специально назначенной Президентом России правительственной комиссией под руководством известного эколога Алексея Яблокова. Комиссии удалось преодолеть многочисленные бюрократические препоны и собрать максимально доступную в то время информацию и на основании ее в 1993 году выпустить в свет "Белую книгу". Однако, подготовленная в сжатые сроки, она грешила рядом неточностей, объективно требовала дополнений и уточнений. 
Глубинный подвиг "Лазурита" Гибель атомной подводной лодки "Комсомолец", а теперь и подводного крейсера "Курск" принесло всемирную, хотя и мрачноватую известность ЦКБ МТ "Рубин" из Санкт-Петербурга, где эти субмарины проектировались. Между тем в СССР были и в России остались еще два КБ, в которых тоже проектировались подводные атомоходы - питерский "Малахит" и нижегородский "Лазурит". Как показала практика, субмарины именно этих КБ отличались и отличаются очень высокой надежностью, а по боевым характеристикам они нередко превосходят американские. 
К этому необходимо добавить: и на "Лазурите" еще в советское время наряду с ударными АПЛ начали проектировать впервые в мире подводные лодки-спасатели "Ленок". Строили их в Комсомольске-на-Амуре. 
К сожалению, последний "Ленок", который был вполне ремонтопригоден и готов к глубокой модернизации, тихо отбуксировали в Китай, продав на металлолом. Случилось это по трагическому стечению обстоятельств... 12 августа прошлого года, в день, когда в Баренцевом море погибал "Курск". А ведь только "Ленок" был идеально приспособлен для ведения эффективной спасательной работы именно в той ситуации, в которой оказался "Курск". 
Спасательную тематику в Нижнем Новгороде не бросили. С учетом последних катастроф на море и перспектив интенсификации работ по освоению месторождений нефти и газа на арктическом шельфе "Лазурит" предложил проект принципиально нового универсального корабля-спасателя. Вне всяких сомнений, данный проект должен получить государственную поддержку. Россия просто не может повторить трагическую ошибку небрежного отношения к лодкам-спасателям. 
Впрочем, был период, когда надо было спасать само уникальное КБ, оказавшееся по сути брошенным на произвол судьбы. Однако никак не мог, видимо, по определению "утонуть" коллектив, возглавляемый первым Героем России в судостроительной промышленности Николаем Квашой. В этом коллективе субмарины учили всплывать в любых ситуациях. Более того, именно "Лазурит" взялся разгребать ядерные завалы, копившиеся на флотах с начала шестидесятых. 
В 1992 году по межправительственному соглашению между Россией, ЕЭС, США и Японией был образован Международный научно-технический центр (МНТЦ). Одним из приоритетных направлений деятельности этой международной организации стало решение проблем, связанных с экологическим наследием "холодной войны". Эксперты Европейской комиссии сразу оценили уникальные возможности заявленного "Лазуритом" проекта N 101 МНТЦ по сбору и систематизации достоверной информации о реальном влиянии радиоактивных отходов от деятельности атомного флота на фактическую и потенциальную радиоэкологическую ситуацию в морях, омывающих территорию России. Евросоюз взял на себя основную долю финансирования проекта, исполнять который, естественно, поручили нижегородскому КБ. Работы начались в 1995 году. 
В первую очередь "Лазурит" решил все вопросы с компетентными, как говорится, органами. В ФСБ отнеслись с полным пониманием к важности поставленной задачи, никаких препятствий чинить не стали, наоборот, оказали содействие в преодолении всех острых углов. Так что "вариант Никитина" был исключен изначально. 
В комплексное исследование проблемы включились 145 специалистов таких солидных центров, как, например, РНЦ "Курчатовский институт", НПО "Тайфун", все КБ Минатома, создававшие проекты ядерных реакторов подводных лодок и надводных кораблей, мурманский "Атомфлот", медслужба ВМФ и ряд других организаций. Были привлечены также эксперты и консультанты из Объединенного научного центра Европейской комиссии (Италия), национальных ядерных центров Франции и Великобритании. Руководителем весьма компетентного коллектива и необычного для создателей боевых атомных кораблей проекта стал крупнейший специалист в области атомного подводного судостроения Станислав Лавковский. 
За шесть лет проведена колоссальная и по-настоящему изыскательская работа. По крупицам были собраны данные о всех захоронениях за всю историю советского (российского) атомного флота, разработаны математические модели прогнозируемых сценариев возможных разрушений упаковок, выхода радионуклидов в окружающую среду, проведены оценки риска. 
По состоянию на лето 2001 года база данных об объектах с радионуклидами содержит информацию по 185 кораблям и судам с ядерными энергетическими установками, 44 судам технического обслуживания и по 355 упаковкам, содержащим около 33 000 единиц оборудования, конструкций и других радиоактивно загрязненных предметах. 
Когда в Минатоме РФ познакомились с этой базой, провели ее экспертизу на полноту и достоверность, то сразу приняли решение об ее использовании при подготовке новой экологической "Белой книги-2000". 
Заслуга "Лазурита" не только в том, что удалось собрать воедино и рассекретить все разрозненные и ранее закрытые отчеты, но и в том, что создатели подводных атомоходов докопались до тайны, о существовании которой никто и не подозревал. 
Таинственный след ледокола "Ленин" На атомном ледоколе "Ленин" было три ядерных реактора. В 1965 году на одном из них произошел перегрев. И хотя взрыва не случилось, сам реактор вышел из строя и восстановлению не подлежал. Было принято решение вырезать весь реакторный отсек и захоронить - отсек отдельно, экранную сборку (радиоактивную внутренность реактора) отдельно. Подготовили упаковку в виде специального понтона весом в 350 тонн. Вварили в него контейнер с экранной сборкой, содержащей ядерное топливо, и начали буксировать к Новой Земле. Происходило все это осенью 1967 года. По официальному отчету в сентябре в заливе Цивольки понтон был затоплен на заданной глубине. И если бы все случилось именно так, как зафиксировано в официальном документе, поводов для беспокойства не было бы. 
Спустя годы во время одной из первых российско-норвежских экспедиций по местам подводных ядерных захоронений огромный понтон обнаружен не был. В то же время все самые маленькие "саркофаги" лежали там, где и положено им лежать по старым отчетам. Ну не инопланетяне же украли контейнер массой в 350 тонн! "Лазурит" провел собственное расследование, тайна исчезновения самого опасного ядерного захоронения в Карском море была раскрыта. 
Оказалось, что отчет был сфальсифицирован. Удалось установить, что начало буксировки затянулось вплоть до октября, а это период затяжных штормов. Скорее всего, сложилась критическая ситуация, и на буксире приняли решение - лучше обрубить концы, чем утонуть вместе с понтоном. Случилось это не в сентябре, а 1 ноября 1967 года. 
Тем не менее в официальном отчете обозначили координаты залива Цивольки, идеально подходившего для захоронения контейнера, где он и должен был покоиться с миром, а также сентябрьскую дату - ту, когда операция утилизации должна была проходить по графику. И на десятилетия был установлен своеобразный заговор молчания. 
Однако имелась одна деталь, которую знали только специалисты "Лазурита". При подобных операциях обязательно присутствует представитель медслужбы ВМФ, как бы констатирующий окончательную смерть "ядерного джина". И он имеет никем не оспариваемое право собственной подписи. В том давнем официальном отчете военврач не поступился совестью, указал точную дату "обрубания концов" и точные координаты утопления понтона с высокоактивными радиоактивными отходами. 
Место "погребения" оказалось более чем неудачным! Понтон мог оказаться в прибрежной зоне открытого моря, а не в заливе, в районе сильных штормовых волн и морских течений, к тому же на малой глубине. А это значит, что он мог быть поврежден от столкновения с дрейфующими льдами или от перемещения по каменистому грунту. Учитывая, что одна эта аварийная сборка содержит около шестидесяти процентов суммарной активности всех(!) отходов, сброшенных в Карское море, ситуация отнюдь не шуточная, но и не тупиковая. 
Европейский союз и Норвегия, финансирующие сегодня работы по проекту N 101 МНТЦ, проявили большой интерес к возникшей проблеме. С учетом этого специалисты "Лазурита" и НПО "Тайфун" из Обнинска предложили им расширить работы в рамках международного проекта и организовать в следующем году новую экспедицию к месту установленных координат затопления понтона для того, чтобы, во-первых, найти злосчастный "саркофаг", а во-вторых, тщательно изучить состояние упаковки. И затем разработать способы защиты морской акватории от вполне реальной угрозы радиоактивного загрязнения. 
Вот так без всякой ложной секретности и подглядываний в замочную скважину делается очень важная работа. Хочется верить, что Международный научно-технический центр к уникальному по открытости и сложности проекту интереса не потеряет, а Правительство РФ окажет конструктивное содействие в решении данной экологической задачи со многими неизвестными. Мониторинг в интересах не только России, но и всего сообщества северных стран продолжается, и отнюдь не на грани фола, а честно и профессионально. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации