Загадочная Империя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


The Economist: "О коррупции в "Газпроме" ходят легенды"

1128944033-0.jpg Российский энергетический гигант, чьи щупальца протянулись так же далеко, как и его трубопроводы, по-прежнему окутан завесой тайны. Поговаривают, что Владимир Путин, чей второй — и, согласно российской конституции, последний — президентский срок подойдет к концу в 2008 г., уже подготовил себе «запасной аэродром». Он не станет менять конституцию, и не займет пост премьер-министра: вместо этого он возглавит «Газпром» — российскую государственную газовую монополию.

Вполне возможно, что эти слухи абсолютно беспочвенны, но от этого они не становятся менее красноречивыми. «Газпром» — настоящий левиафан. На прошлой неделе он заключил сделку о приобретении 70% акций «Сибнефти» — пятой по величине нефтяной компании в России (это станет крупнейшим корпоративным слиянием в истории страны). Однако запасы природного газа, которые контролирует «Газпром», настолько велики, что новый филиал не слишком изменит профиль компании. В будущем году газ будет по-прежнему составлять 90% добываемых им энергоносителей. По оценке одного московского инвестиционного банка, для того, чтобы «черное золото» составило 50% от общего объема добычи «Газпрома», ему придется скупить всю российскую нефтяную отрасль. В прошлом году на долю «Газпрома» пришлось 20% мировой газодобычи. Ему принадлежат 60% российских и 16% мировых запасов природного газа. Если «Газпром» был государством, то по объему совокупных запасов нефти и газа он уступал бы только Саудовской Аравии и Ирану.

Поскольку России принадлежит немалая доля мировых запасов газа, именно он, а не нефть, является самым важным из природных богатств страны, а «Газпром» — ее самой важной корпорацией. Впрочем, многие наблюдатели не уверены, можно ли вообще считать «Газпром», созданный на основе советского министерства газовой промышленности, корпорацией. Зачастую он больше напоминает государственное ведомство.

Из-за тринадцатимиллиардной сделки с «Сибнефтью» «Газпром» попал на первые полосы многих западных газет. Однако в самой России внимание инвесторов приковывает другой вопрос, связанный с этим холдингом. Речь идет об отмене ограничений на приобретение акций «Газпрома», которая, как предполагается, может состояться в любой момент. Судя по всему, это долго оттягивавшееся решение должно компенсировать урон, нанесенный обусловленным политическими причинами разгромом «ЮКОСа» — в прошлом крупнейшей нефтяной компании в России. Сегодня предварительное условие, поставленное властями для снятия запрета — о том, что государственный пакет в «Газпроме» должен превышать 50% — уже выполнено. В этом году из-за ожиданий, связанных с отменой ограничений, цена акций «Газпрома» уже удвоилась.

Перспектива заполучить акции «Газпрома» выглядит заманчивой по двум причинам. Первая из них — технического свойства. После отмены ограничений рейтинг России в индексах стран с развивающейся экономикой, которыми руководствуются инвестиционные фонды, резко подскочит вверх, что приведет к общему росту котировок на российской бирже. Ценные бумаги «Газпрома», возможно, станут крупнейшим пакетом акций, выброшенным в свободную продажу на развивающихся рынках.

Вторая причина связана с астрономическими ценами на энергоносители. Россия обладает большими запасами нефти и газа, а самыми надежными инвестициями в этой стране следует считать капиталовложения в компании, близко связанные с Кремлем. В «Газпроме» же пост председателя Совета директоров занимает Дмитрий Медведев — глава Администрации президента. Кроме того, даже если не учитывать тот факт, что 51% акций «Газпрома» принадлежит государству, его активы стоят удивительно дешево. Если использовать такую весьма приблизительную методику оценки, как сравнение рыночной капитализации топливно-энергетических компаний и доказанными запасами сырья, которыми они владеют, получится, что акции «Газпрома» продаются буквально за копейки.

Оптимистично настроенные менеджеры московских инвестиционных фондов утверждают, что подобная дешевизна ничем не оправдана, и такая ситуация не может сохраняться надолго. С последним тезисом спорить не приходится. А вот первый вызывает сомнения.

На экскурсиях по Кремлю туристам показываю гигантский древний колокол, который никогда не звонил, и огромную пушку, которая ни разу не выстрелила. По мнению пессимистически настроенных аналитиков, «Газпром» принадлежит скорее к этим проявлениям бесполезной гигантомании, чем к корпорациям мирового уровня. Как выразился один из таких пессимистов, «Газпром» — классический пример того, что и чрезвычайно ценный актив может быть никуда не годен с точки зрения инвестиций.

Ответственность за такую ситуацию несет менеджмент самого «Газпрома» и государство. В 2001 г. г-н Путин поставил во главе энергетического гиганта малоизвестного Алексея Миллера — как сообщается, с заданием искоренить коррупцию внутри «Газпрома», о которой ходят легенды. Г-ну Миллеру удалось вернуть часть «утраченных» компанией ценных активов. Возможно, когда «Газпром» окажется под «надзором» иностранных акционеров, уровень корпоративного управления будет и далее повышаться.

Больше вопросов, чем ответов

Пока же «Газпром» остается «загадочной империей». Возьмем хотя бы вопрос о поставке туркменского газа на Украину: они осуществляются через некоего странного субподрядчика, который использует трубопроводы «Газпрома», но лишает его весьма солидных доходов. Представители холдинга возлагают вину на украинскую сторону. «Это их газ», — заявляет его пресс-секретарь Сергей Куприянов; кроме того, указывает он, фирма, выполняющая сегодня эту странную функцию, наполовину принадлежит «Газпрому», тогда как ее предшественницы не имели к нему никакого отношения. Представитель украинской государственной топливно-энергетической компании «Нафтогаз Украины», напротив, утверждает, что именно «Газпром» настаивает на такой организации поставок.

Заслуживает упоминания и необыкновенно высокая стоимость газпромовских проектов по прокладке трубопроводов по сравнению с аналогичными стройками в других странах, как и тот факт, что материалы он закупает у каких-то странных посредников. По словам г-на Куприянова, трубопроводы «Газпрома» протяженнее, и проходят через труднодоступные районы: одно дело «сооружать трубопровод где-то в степи, и совсем другое — в заполярье». Вадим Клейнер из инвестиционного фонда «Hermitage Capital», пытающегося путем разоблачения мздоимства внутри холдинга способствовать повышению котировок его акций, указывает, что «Газпром» действует «через длинную цепочку посредников, в результате чего стоимость [строительства - прим. перев.] быстро возрастает».

Близость холдинга к государству, несомненно, служит гарантией от обмана акционеров, которым так славился «ЮКОС». Однако оно чревато иными рисками для миноритарных акционеров. После того, как «Газпром» уплачивает в казну налоги — в 2004 г. они составили 8% всех налоговых поступлений на федеральном и региональном уровне — оставшиеся доходы, по мнению государства, он должен направлять на долгосрочные инвестиции, а не выплату дивидендов, которые, по сравнению с выплатами большинства других российских топливно-энергетических компаний, ничтожно малы. Кроме того, влияние государства приводит тому, что холдинг, по дипломатичному выражению наблюдателей, выполняет «некоммерческие задачи».

К примеру, по словам представителей «Газпрома», холдинг планомерно избавляется от «непрофильных активов», — совхозов, домов отдыха и др. — унаследованных еще с советских времен или полученных от потребителей в виде бартерных платежей. В то же время он продолжает делать сомнительные приобретения, особенно если учесть его наличные активы и задолженность (в конце 2004 г., до приобретения Сибнефти, она уже составляла 18 миллиардов долларов). Так, участие «Газпрома» в медийном бизнесе ничем не оправдано с коммерческой точки зрения. Зачем тогда его медийный филиал недавно приобрел контрольный пакет акций убыточной газеты «Известия»? Немало вопросов вызывает и другой шаг «Газпрома»: в 2001 г. он взял под контроль телеканал НТВ, чей основатель Владимир Гусинский первым из «олигархов» попал в немилость к г-ну Путину. Г-н Куприянов утверждает, что газета была нужна медийному филиалу, чтобы дополнить свой портфель. Но для чего «Газпрому» вообще заниматься медийным бизнесом?

Впрочем, главная причина дешевизны акций «Газпрома» связана с тем, что большую часть добываемого газа он обязан реализовывать на российском рынке по регулируемым ценам. Хотя внутренние цены на это сырье с 2000 г. довольно сильно повысились, и должны вырасти еще больше после предполагаемого вступления России во Всемирную торговую организацию, они по-прежнему остаются низкими. В 2004 г. средний тариф для российских предприятий составлял около 29 долларов за 1000 кубометров газа, тогда как в Западную Европу он поставлялся по 140 долларов. Подобную систему можно назвать «демпингом наоборот». В результате две трети доходов «Газпром» получает от трети добываемого газа, которую он реализует за рубежом. На российском рынке, по словам представителей холдинга, он только недавно вышел на безубыточную торговлю.

От этой ситуации страдает сам «Газпром», но выигрывает Россия — огромная и бедная страна с суровым климатом. Быстрое и радикальное повышение тарифов привело бы не только к росту эффективности энергопотребления, но и к усилению инфляции. Кроме того, многие индивидуальные потребители просто не смогут платить, а отключение газа заставит их не только дрожать от холода, но и кипеть от негодования.

Чтобы компенсировать этот ущерб, «Газпрому» предоставлены две важные привилегии. Первая из них — контроль над крупнейшей в мире сетью трубопроводов. (Идея о разделении транспортной сети и добывающих активов холдинга, о которой так долго говорили реформаторы, похоже, снята с повестки дня). Представители «Газпрома» утверждают, что у него нет причин отказывать независимым газодобывающим компаниям в доступе к своей сети: чем больше их объем продаж на российском рынке, тем больше газа остается у холдинга для экспорта по высокой цене. В доказательство своей беспристрастности они приводят тот факт, что доля независимых компаний в общероссийском объеме добычи газа повышается (в прошлом году она составила 14%). Тем не менее, контроль «Газпрома» над транспортной сетью позволяет ему как минимум получать долю в проектах, осуществляемых другими компаниями. Боссы независимых фирм признают, что вынуждены разрабатывать особую «стратегию» отношений с Газпромом, хотя, по понятным причинам, они и стараются воздерживаться от публичной критики тактических приемов холдинга.

Другая привилегия «Газпрома» — монополия на поставки газа за пределами постсоветского пространства. Представители холдинга оправдывают это тем, что конкуренция между российскими экспортерами приведет к снижению цен на мировом рынке, а значит и налоговых поступлений в казну, и в результате долгосрочные проекты государства могут оказаться под угрозой. С экономической точки зрения этот аргумент в чем-то обоснован, поскольку на газовом рынке Россия больше влияет на ценообразование, чем на нефтяном. Однако экспортная монополия лишает другие газодобывающие компании стимулов для инвестиций, в которых так нуждается российская газовая отрасль. Ведь объем добычи на основных месторождениях «Газпрома» в Западной Сибири уже достиг максимума, а спрос на это сырье внутри страны постоянно растет.

Впрочем, экспортная монополия «Газпрома» дает государству другое преимущество: она позволяет Кремлю контролировать самый мощный, за возможным исключением ядерного оружия, внешнеполитический инструмент, имеющийся у России, с которым связаны главные надежды на восстановление ее былого влияния.

В сентябре в присутствии г-на Путина и германского канцлера Герхарда Шредера было подписано соглашение о реализации очередного газпромовского «мегапроекта» стоимостью в 4 миллиарда евро (5 миллиардов долларов): речь идет о прокладке по дну Балтийского моря трубопровода в Германию (эта страна является крупнейшим зарубежным клиентом Газпрома), а оттуда — в Британию. На долю России приходится почти половина газового импорта стран Евросоюза. Ожидается, что к 2030 г. спрос в Европе на это сырье по сравнению с 2000 г. удвоится. «Газпром» и российское правительство заявляют, что Балтийский трубопровод позволяет диверсифицировать маршруты поставок на этот растущий рынок.

В Киеве, да и в Варшаве, правда, думают по-другому. Большая часть газпромовских экспортных поставок сегодня осуществляется через территорию Украины, остальные идут в основном через Беларусь или «голубой поток» — трубопровод, проложенный по дну Черного моря до Турции. От подобного 2географического каприза» больше всего выигрывает Украина, которой до сих пор удавалось за счет «транзитного рычага» выторговывать себе скидки на поставляемый из России газ (в прошлом году средняя цена российского газа для стран бывшего СССР составляла 54 доллара за 1000 кубометров). Когда балтийский трубопровод вступит в строй, этот инструмент давления будет серьезно ослаблен.

Конечно, нет никаких причин, по которым бывшие вассалы России не должны платить за ее газ по рыночным ценам — если, конечно, уровень этих цен и сами поставки определяются справедливо и прозрачно. Но такое происходит не всегда: наибольшую известность в этой связи приобрела кратковременная приостановка поставок в Беларусь в феврале 2004 г., когда трагикомический президент республики Александр Лукашенко наконец вывел из себя «Газпром» и г-на Путина. На прошлой неделе в Москве побывал новый премьер-министр Украины Юрий Ехануров; его визит сопровождался слухами, о том, что цена на газ для Украины будет увеличена втрое. Украины и Грузия — которая также не пользуется популярностью у Кремля, но лишена рычагов давления в виде транзитных маршрутов — лихорадочно ищут альтернативные источники поставок энергоносителей.

Однако для «Газпрома» Европа — лишь начало. Ему удалось заполучить долю в наиболее близком к завершению из проектов, связанных с добычей углеводородного сырья на острове Сахалин: его возглавляет компания ‘Shell’, а конечным результатом станут поставки сжиженного газа в США через мексиканские порты. Возможно, тот факт, что расходы на сахалинский проект превысили запланированные, и является причиной, по которой ‘Газпром’ не подключил ‘Shell’ к реализации другого своего масштабного плана: по разработке гигантского Штокмановского месторождения в Баренцевом море — с 2012 г. оттуда также будет поставляться в Америку сжиженный газ. Кроме того, «Газпром» усиленно убеждает англо-российскую топливно-энергетическую фирму ТНК-ВР присоединиться к его проекту по освоению Ковыктинского месторождения к северу от границы с Китаем. А на этой неделе г-н Путин заявил, что холдинг хотел бы участвовать и в распределении своих поставок на Западе. «Газпром» уже приобрел доли в распределительных системах стран Восточной и Центральной Европы, которые почти полностью зависят от импорта российских энергоносителей.

Одним словом, действия «Газпрома» в будущем станут «лакмусовой бумажкой», позволяющей судить о желании и способности России превратиться в некое подобие «нормальной» страны. Так что менеджеры инвестиционных фондов, нацелившиеся на ценные бумаги Газпрома, в какой-то степени фактически покупают акции г-на Путина и его будущего преемника. Как выразился Крис Уифер (Chris Weafer) из московского «Альфа-банка», «если бы Кремль мог зарегистрироваться на бирже, он бы сделал это под вывеской «Газпром».

Перевод:ИноСМИ.Ru от origindate::07.10.05

Оригинал материала

«The Economist»