Загадочная смерть в башне «Федерация»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Шумков

Московские следователи выясняют обстоятельства загадочной смерти известного бизнесмена и юриста, совладельца спорткомплекса «Олимпийский» Дмитрия Шумкова. Он был найден мертвым в собственных апартаментах в башне «Федерация» бизнес-комплекса «Москва-Сити». Друзья покойного не верят в предварительную версию следствия.


По данным источников ТАСС в правоохранительных органах, тело миллиардера был найдено охранником в гардеробной апартаментов Шумкова. Прощальной записки не было. По информации LifeNews, криминалисты сделали заключение, что с момента смерти миллиардера до обнаружения его тела прошло пять часов.


Сотрудники «Москва-Сити» рассказали следователям, что днем 4 декабря Шумков долго сидел в одном из ресторанов делового комплекса. По их словам, предприниматель вел себя очень нервно и несколько раз с кем-то разговаривал по мобильному телефону.


Однако в целом его поведение не вызывало подозрений.


«По данному факту следственными органами ГСУ СК России по городу Москве проводится доследственная проверка. В настоящее время выполняются проверочные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. Для установления точной причины смерти мужчине назначена судебно-медицинская экспертиза. По результатам проверки будет принято процессуальное решение», - говорится в официальном сообщении СК РФ.


1364502814 vybori-putin-shumkov.jpg

Дмитрий Шумков и Владимир Путин


Друзья миллиардера в версию добровольного ухода из жизни не верят. Так, представитель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников заявил LifeNews, что версия следствия о самоубийстве адвоката и бизнесмена Дмитрия Шумкова не может быть правдивой. Депутат уверен, что в деле замешан кто-то из недоброжелателей погибшего, которых при жизни у Шумкова было достаточно много.


«Исходя из той информации, которой я владею, очень сложно было бы поверить, что это он сам сделал.


Наверняка здесь кто-то замешан. Врагов, наверное, у него было достаточно много, — рассказал Павел Крашенинников. — Он занимался сложными делами и вел бизнес. И в разных ситуациях я не видел, чтобы он как-то ныл или чтобы он говорил, что все плохо. Знаете, есть люди, которым все время все плохо. Он к таким не относился».


986844abe0eddb62.jpg


Дмитрий Шумков родился в 1972 году в Сарапуле. С 1992 по 1999 год работал в прокуратуре, после чего открыл собственную юридическую компанию «Правоком», осуществлявшую правовое обеспечение деятельности предприятий ТЭК и промышленности. Шумков — лауреат высшей юридической премии РФ «Юрист года». Входит в топ-10 юристов России.


20140619-bruni-5.jpg


Также, по данным СМИ, Шумков был успешным бизнесменом.


Он являлся совладельцем одного из крупнейших в мире месторождений платины Норильск-1.


Состояние Шумкова оценивалось более чем в 30 млрд руб. Кроме того, он был инвестором проекта по реконструкции ряда зданий в Китайгородском проезде и по улице Варварка и совладельцем столичного СК «Олимпийский».


Долю в СК «Олимпийский» Шумков выкупил весной 2014 года у столичных властей. Как сообщал РБК, Шумков хотел создать на основе «Олимпийского» аналог нью-йоркского Madisson Square Garden. В качестве нового владельца он планировал сократить долю концертов в «Олимпийском», а также закрыть розничную торговлю на территории комплекса. Реконструкцию комплекса он обещал начать осенью 2014 года, а общий размер инвестиций в проект оценил в 5 млрд руб. В том же году стало известно, что подконтрольное тому же Шумкову ООО «Турбо» выкупило у правительства Москвы бывший доходный дом Персица на Варварке. Источники «Ведомостей» сообщали, что бизнесмен планирует превратить здание площадью 21 тыс. кв. м в пятизвездочный отель на 320 номеров, вложив в реконструкцию порядка $300 млн.


Однако все девелоперские проекты оказались убыточными. Кроме того, по данным СМИ, ситуацию усугубил арест начальника управления строительства АO «Мосинжпроект» Андрея Архангельского, с которым у Шумкова были дружеские и деловые отношения.


20140619-bruni-2с.jpg

Дмитрий Шумков с Карлой Бруни


Андрей Архангельский был задержан при получении взятки в 5 млн руб. По версии следствия, он получил деньги от одного из субподрядчиков строительства станции метро «Котельники». Как утверждают источники «Известий», Андрей Архангельский курировал многие ключевые проекты, и его задержание повлияло на взаимоотношения городских властей и некоторых инвесторов, в том числе и Шумкова. «Видимо, с арестом Архангельского вся система была нарушена. Бизнесмен должен был исполнять контракты, но денег не было. Активы на десятки миллиардов рублей оказались совершенно неликвидными. Продать их он не мог, а на их реализацию не было средств», — пишут «Известия». Именно проблемы в бизнесе, по данным издания, и могли подтолкнуть Шумкова к самоубийству.


Смертельные обязательства Дмитрия Шумкова


Предпринимателя погубили депрессия и алкоголь


В Москве правоохранительные органы продолжают разбираться в причинах таинственной гибели юриста и бизнесмена Дмитрия Шумкова. 5 декабря он был найден мертвым в своих апартаментах на 52-м этаже башни «Федерация» в комплексе «Москва-Сити». Как рассказали люди, хорошо знавшие юриста, на фоне неудач в бизнесе в последнее время Шумков находился в депрессии и злоупотреблял алкоголем, что и привело его к смерти. Как основную версию самоубийство рассматривают и следователи.


— В день смерти Шумков должен был вечером присутствовать на деловой встрече в одном из столичных ресторанов. Но где-то в 9 вечера ожидавшие его компаньоны забили тревогу, так как он сильно опаздывал. Они стали звонить ему на мобильный, но телефон молчал. Тогда они позвонили охране, — рассказали в полиции. — Охранник комплекса и обнаружил тело Дмитрия Шумкова в гардеробной комнате.


По информации СМИ, из-за смерти Шумкова, фирма которого участвовала в инвестиционном проекте правительства Москвы по строительству парка «Зарядье», сроки реализации проекта могут быть сорваны. Генеральным подрядчиком проекта выступает АО «Мосинжпроект», принадлежащее столичному правительству, работу которого контролирует вице-мэр по вопросам строительства Марат Хуснуллин.


Учитывая, что многие компании Шумкова, участвующие в проекте строительства парка, записаны на него, после его смерти начнется длительная процедура передачи имущества наследникам. Многие соглашения придется переподписывать. Неизвестно также, будут ли наследники вообще брать на себя обязательства по тем договорам, которые подписывал Дмитрий Шумков. Сроки сдачи «Зарядья» могут сдвинуться минимум на полгода.


Парковый комплекс «Зарядье» должен быть создан на 15,6 га между Варваркой и Москворецкой набережной к концу 2017 года. Ранее на этом участке располагалось здание гостиницы «Россия», которую должны были реконструировать структуры Шалвы Чигиринского. В 2007 году инвестконтракт города и бизнесмена был расторгнут.


Воспользовавшись связями в мэрии и правительстве, Дмитрий Шумков решил войти в этот масштабный проект, который обещал принести значительную прибыль.


В 2014 году принадлежащее Шумкову ООО «Турбо», учредителем которого выступило ОАО «МФК «Зарядье», выкупило у правительства Москвы здание на Варварке (дом 14, стр. 1 и 2). Стоимость сделки составила 3,4 млрд рублей. Здание на Варварке площадью 21 тыс. кв. м — бывший доходный дом Персица, построенный в 1909 году. Деньги, вырученные за здание, город планировал направить на создание «Зарядья».


Дмитрий Шумков хотел построить отель «5 звезд» и паркинг. Инвестиции в строительство оценивались в $250 млн. В качестве будущей управляющей компании отеля была выбрана немецкая группа Oetker. Договор с ней подписан на 30 лет. Общая площадь гостиницы должна составить 54 тыс. кв. м, номерной фонд — 150 комнат и 51 апартамент. В комплексе также предусмотрены рестораны на 216 мест и торговые площади.


Инвестором гостиницы выступает ОАО «ТПК «Продмаркет»», 41% акций которого, согласно базе СПАРК, принадлежит департаменту имущества Москвы.


– В 2014 году, когда юрист решил стать инвестором «Зарядья», он считал, что никаких проблем у него быть не должно, ведь застройщиком проекта считается «Мосинжпроект», который лично курирует заммэра Марат Хуснуллин, — говорит источник из окружения Дмитрия Шумкова.


Однако наличие связей в мэрии не помогло избежать неприятностей.


— В конце лета 2015 года у Дмитрия Шумкова возникли проблемы со строительством отеля, — рассказывает источник из Госстройнадзора. — Представители «Архнадзора» начали писать жалобы по инстанциям, что инвестор проекта намерен не реконструировать здание на Варварке, как предполагалось ранее, а полностью снести.


Представители «Архнадзора» утверждали, что снос исторических зданий нарушает градостроительное законодательство: строения 1 и 2 дома 14 по Варварке имеют статус исторически ценных градоформирующих объектов (ЦГФО).


Как отмечают в окружении юриста, проектировщики начали пересчитывать стоимость проекта с учетом возможных изменений из-за протестов активистов, и получалось, что реконструкция исторических зданий на Варварке требует совершенно иного бюджета.


— Если с защитниками наследия еще можно было справиться, учитывая влияние и связи, то к этому времени уже проявились финансовые проблемы. Шумков рассчитывал выбить госкредиты под строительство знакового для государства проекта — парка «Зарядье», частью которого обещал стать и отель. Но в кризис получить деньги не удалось, а свободных средств не было, как и партнеров, которые могли бы финансировать такой масштабный проект, — рассказывают знакомые Шумкова.


Кроме того, получая здание на Варварке, Дмитрий Шумков в рамках МФК «Зарядье» брал на себя обязательство возвести и целый ряд объектов парковой инфраструктуры, что увеличивало и без того немалые расходы.


В СМИ сообщалось, что в северо-восточной части «Зарядья» расположится культурный центр «Стена», где после реконструкции будет открыто несколько музейных проектов: Этнографический музей первичных искусств и культур народов России, виртуальный музей фортификации «Стены России», экспозиция об истории района «Зарядье» и другие. Именно за эту часть парка и отвечало ОАО «МФК «Зарядье».


Но дополнительные средства требовались не только для парка «Зарядье», но и на реконструкцию приобретенного «Олимпийского». В 2014 году Шумков на аукционе у правительства Москвы купил 64% акций спорткомплекса. Позже он приобрел еще 27,5% спорткомплекса у крупнейшего миноритария — компании-девелопера Павла Фукса. По оценкам экспертов, Дмитрий Шумков потратил на приобретение «Олимпийского» около 5 млрд рублей. Он хотел создать на основе «Олимпийского» аналог нью-йоркского Madisson Square Garden. В качестве нового владельца планировал сократить количество концертов в «Олимпийском», а также закрыть розничную торговлю на территории комплекса. Реконструкцию комплекса он обещал начать осенью 2014 года.


— Но проект оказался убыточным. Чтобы сделать современную площадку с торговыми центрами, стадионом и концертным залом, нужно было сносить арену и строить все заново, а для этого требовались десятки миллиардов рублей, — рассказывает знакомый Шумкова. — Найти инвесторов или продать спортивный комплекс не удалось.


Именно неудачи в девелоперском бизнесе могли довести бизнесмена и успешного юриста до самоубийства, не исключают знавшие его люди. Состояние Дмитрия Шумкова, еще недавно оценивавшееся в более чем 30 млрд рублей, стремительно таяло.


— Это было связано в первую очередь с ссорами с бывшими бизнес-партнерами и охлаждением отношений с рядом чиновников, которые оказывали ему поддержку при реализации ключевых девелоперских проектов, — отмечает один из знакомых Шумкова.


— Он просто не смог справиться с тем грузом ответственности, который на него свалился в его последних проектах, — рассказал «Известиям» друг Дмитрия Шумкова, политик Олег Митволь. — Он просто не рассчитал свои силы.


Другой собеседник «Известий», который хорошо знал Шумкова, утверждает, что к депрессии его привели «легкие» деньги:


— В 2014 году ему повезло. Он, как юрист, консультировал бизнесмена Мусу Бажаева, которому помог оформить сделку по продаже нефтяных активов группы «Альянс».


По его словам, за свою работу Дмитрий Шумков получил достаточно большое вознаграждение, на которое и смог приобрести «Олимпийский» и бывший доходный дом на Варварке. Эту информацию в окружении Мусы Бажаева не комментируют.


[РБК; 07.12.2015; "Юрист с миллиардами": В 2012 году Бажаев вступил в борьбу с «Норильским никелем» за лицензию на южную часть месторождения «Норильск-1» (одно из крупнейших на Таймыре, там и никель, и медь, и кобальт, и платиноиды). «В июле 2012 года конкурс за месторождение официально выиграла «Артель старателей Амура» (входит в группу «Русская платина») — структура Бажаева, — рассказывает знакомый Шумкова. — Шумков после этого провел очень тонкую юридическую работу: «Норникель» оспаривал итоги конкурса в судах, но проиграл, — именно Шумков готовил документы к слушаниям и отстаивал позицию владельца лицензии на «Норильск-1». В июле 2013 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о передаче месторождения «Артели старателей Амура» (представитель «Норильского никеля» в воскресенье оставил запрос РБК без ответа).


В мае 2014 года Шумков рассказывал «Ведомостям», что является партнером Бажаева по «Русской платине» и некоторым другим проектам. «Когда долго не получалось оформить лицензию на «Норильск-1», Шумков предлагал помощь, — вспоминает его знакомый. — После того как в августе 2013 года «Артель старателей Амура» все-таки получила эту лицензию, Шумков заявил, что в этом его заслуга и ему полагается 10–15% компании. Но никакой такой договоренности не было зафиксировано».


Летом этого года агентство «Михайлов и партнеры» распространило сообщение о том, что Шумков — «партнер семьи Бажаевых по сырьевым проектам» — выставил на продажу «свою долю в одном из ключевых активов компании «Русская платина» — южной части месторождения Норильск-1». Представители Бажаева тогда же опровергли «Коммерсанту» информацию о том, что Шумков владеет долей в платиновом бизнесе.


В воскресенье представитель «Альянса» подтвердил РБК эту позицию: «Шумков не владел никакими акциями и опционами на получение долей в платиновых и нефтяных активах группы»]


Между тем знакомый Дмитрия Шумкова рассказал, что бизнесмен в какой-то момент переоценил свои возможности:


— Он стал считать, что деньги, очень большие деньги, будут идти к нему в руки всегда. А когда поток иссяк, он сорвался, стал пить, подсел на антидепрессанты.


Депутат Госдумы Александр Хинштейн, хорошо знавший погибшего бизнесмена, подчеркивает, что его самоубийство стало для всех полной неожиданностью.


— Недавно мы с ним виделись, но в его поведении ничего не указывало на беспокойство или страх. Угроз он также вроде бы не получал. Что касается его бизнеса, то дела у него шли нормально, связи среди влиятельных людей оставались в силе, — отметил Хинштейн.

По его мнению, в бизнес-среде не было структур, кому бы была выгодна смерть Дмитрия Шумкова.


По данным источников в строительной отрасли, Шумков имел тесные связи с главой столичного стройкомплекса Маратом Хуснуллиным.


— Сделки по покупке «Олимпийского» и здания на Варварке нельзя провести, не имея связей на самом верху столичной мэрии, — отмечают они. — А о том, что на таких сделках чаще всего зарабатывают и инвесторы, и чиновники, продающие госсобственность, известно всем.


В последнее время следственные органы тщательно следят за значимыми госпроектами, где проходят миллиарды бюджетных средств. Весной этого года произошло событие, которое, возможно, отразилось и на бизнесе Шумкова.


В апреле начальник управления строительства АО «Мосинжпроект» — головной организации по строительству и проектированию столичной подземки — Андрей Архангельский был задержан при получении взятки в размере 5 млн рублей. По версии следствия, он получил деньги от одного из субподрядчиков строительства станции метро «Котельники». В совет директоров компании входит Марат Хуснуллин.


— Хотя дело, по которому взяли Андрея Архангельского, было всего на 5 млн, это не отражает значимости факта ареста менеджера «Мосинжпроекта». Он курировал многие ключевые проекты, и его задержание повлияло на взаимоотношения городских властей и близких к ним инвесторов, в том числе и Шумкова, — предполагает источник «Известий» в мэрии. — Видимо, с арестом Архангельского вся система была нарушена. Бизнесмен должен был исполнять контракты, но денег не было. Активы на десятки миллиардов рублей оказались неликвидными. Продать их он не мог, а на их реализацию не было средств.


По мнению психолога-криминалиста Михаила Виноградова, если человек находится в депрессии и употребляет антидепрессанты, еще и алкоголь, то он в любую минуту может оказаться в петле.


— У человека, который употребляет психотропные вещества, происходит изменение сознания, он осознает, что у него нет больше сил бороться с депрессией и совершает самоубийство, — поясняет Михаил Виноградов.


Ссылки

Источник публикации