Загнанные в уголь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Загнанные в уголь «Евраз Груп» готова закрыть шахты — лишь бы не идти на переговоры с рабочими.

"19-го мне позвонила вдова шахтера, погибшего в марте на «Ульяновской»: — У нас идет забастовка, две шахты стоят, но мужиков давят. Они почти сутки уже стоят, а по телевизору показывают ярмарку. Я вылетела в Новокузнецк. Поверить, что сейчас шахтеры могут выйти отстаивать свои права, очень трудно. Вроде бы не те времена. Весной этого года, когда за два месяца от взрывов на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная» Кузбасс потерял полторы сотни мужчин, власти судорожно принимали меры, чтобы не допустить еще один взрыв — народного гнева. Но Кузбасс похоронил своих шахтеров молча. Действительно, что мы можем сделать, чтобы достучаться до властей? Подавляющему большинству кажется, что ничего, и подавляющее большинство ничего не делает. Правы? Вот вдовы погибших шахтеров звонили 18-го на прямую линию президента, спрашивали: кто-нибудь когда-нибудь ответит за взрывы на шахтах? Президент не ответил… И вот 19 октября более 200 человек почти сутки стояли на улице под дождем. Конфликт случился из-за графика. В августе стало известно, что компания собирается перевести шахты «Тагарышскую» и «Есаульскую» с 8-часовой рабочей смены на 6-часовую. По подсчетам руководства компании, так шахтеры будут добывать больше угля. А еще так шахтеры будут меньше отдыхать. Раньше был график: три рабочих дня — три выходных. Теперь: три рабочих — один выходной или четыре — два. — В рабочие дни мы их практически не видим, — рассказывают жены шахтеров, — к восьми часам в шахте прибавьте шесть на дорогу, остальное — только чтобы выспаться. Потом три выходных: первый день спит как убитый, на второй только приходит в себя. А если будет всего один выходной? Теперь при той же зарплате и том же количестве рабочих часов в неделю шахтеры будут работать на шесть смен в месяц больше. Шахтерам повезло с лидером. Председатель профсоюзных организаций сразу трех шахт Геннадий Грушко — исключение из правила, так как отстаивает интересы шахтеров, а не работодателя, как большинство профсоюзных деятелей. Этого ни руководство компании, ни власти никак не могут понять. Постоянно спрашивают: «Кто за тобой стоит?». Почти три месяца Грушко гасил шахтерскую стихию и шаг за шагом преодолевал предписанные законом процедуры, которые необходимо пройти по пути к забастовке. В течение этих трех месяцев компания в любой момент могла прервать наступательное движение шахтеров к забастовке, пойдя на переговоры. Но забастовка — это был вызов, и компания уперлась. Вернее, игнорировала все действия шахтеров. Людям, владеющим миллиардами, психологически трудно идти на уступки людям, зарабатывающим 12—20 тысяч рублей в месяц? С 1 октября на шахтах «Тагарышская» и «Есаульская» были введены злополучные 6-часовые смены. Десятки шахтеров уволились. Законная забастовка была назначена на 19 октября. Компания подала в суд. 18-го Кемеровский областной суд признал забастовку незаконной (не по предмету коллективного трудового спора, а по процедуре — в условиях такого давления и невозможно было преодолеть все процедурные препятствия на пути к забастовке). Но судья отказала компании в удовлетворении ходатайства о немедленном исполнении решения суда. Тактически компания проиграла. Забастовка началась ровно в полночь 19 октября. На шахте «Тагарышская» третья смена, которая закончила работу вечером, не уехала домой. Охрана выгнала людей на улицу — за шлагбаум. Когда наступила полночь, из шахты должна была выйти на поверхность четвертая смена и присоединиться к бастующим. Руководство вырубило в шахте электричество. Только семеро пешком за полтора часа поднялись наверх. Но главным забастовщиком выступил директор шахты «Тагарышская» Зверев: он отменил автобусы, на которых из города привозят шахтеров, и остановил работу шахты до понедельника. Лидеру шахтеров Игорю Чернолозу вручили трудовую книжку: уволен за прогул той смены, на которую само руководство шахты не привезло рабочих. Руководство шахты «Есаульская» вело себя грамотнее. Шахту не останавливало, автобусы не отменяло. Следующие смены приезжали и присоединялись к бастующим. Собралось около 200 человек. Шел дождь. Шахтеры простояли ночь и следующий день. К ним приезжали телевизионщики, снимали, но сюжеты ни на одном канале не вышли (корреспонденты звонили шахтерам, извинялись, говорили, что были звонки из Кемерова). Из местной прессы события освещал только «Кузнецкий рабочий» — единственная в Новокузнецке «неправильная» газета, совсем недавно пережившая показательный рейдерский налет. Шахтеры не требовали немедленного возвращения к 8-часовому рабочему дню, они требовали от работодателя всего лишь пойти на переговоры. В ответ слышали только брань и угрозы увольнений. Геннадий Грушко тоже много чего слышал в этот день в центральном офисе компании. Диалога не получалось. Зато стало понятно, что «Евраз» готов (даже себе в убыток!) ликвидировать обе шахты. В 21.00 19-го шахтеры приостановили забастовку, выдвинув компании три условия: возобновить переговоры; не допускать мер дисциплинарного взыскания в отношении работников филиалов, принявших участие в забастовке; не создавать препятствий для деятельности профсоюзной организации. Все три условия компания так или иначе отвергла. Еще в пятницу гендиректор «Южкузбассугля» Козовой в письменном виде отказался вести переговоры, в понедельник были уволены еще четверо шахтеров «Тагарышской», участвовавших в забастовке, трое шахтеров вынуждены были написать заявления на увольнение. Пытались уволить и Грушко. Даже не выпускали из кабинета главного инженера шахты «Есаульская», пока он не напишет заявление. Но Грушко — крепкий орешек. Итак, две сотни шахтеров почти сутки стояли на улице под дождем, протестуя против такого монстра, как «Евраз Групп», и это победа. Они доказали, что рабочие способны на организованное сопротивление. В субботу днем в квартиру к Грушко постучались двое милиционеров: «Нам велено доставить вас в отделение милиции…». Кто ждал Грушко в отделении? Начальник УВД? Нет, там его ждал очень высокий гражданский чин. Чин не скрывал любопытства: хотел, говорит, на тебя посмотреть — кто ты такой. Вот такие методы общения власти с народом. Вроде Грушко не скрывается, и телефон у него есть, а у высокого чина — свой высокий гражданский кабинет, но без службы доставки в виде «козла» с ментами — никак. Народу же предлагается только такой вариант общения с властью: надиктовывать свои вопросы на автоответчик Путина. Неслучайный звонок Директору шахты «Тагарышская» Владимиру Звереву: — Это правда, что на вашей шахте за участие в забастовке уволены 5 шахтеров? — За забастовку не уволен ни один человек (бросил трубку). Справка «Новой» Шахты «Тагарышская» и «Есаульская» принадлежат компании ОАО ОУК «Южкузбассуголь», так же как «Ульяновская» и «Юбилейная», на которых в марте и мае этого года прогремели взрывы, унесшие жизни полутора сотен человек. Именно после взрывов крупнейшая металлургическая и горно-добывающая компания «Евраз Груп» получила наконец полный пакет акций «Южкузбассугля». Ее основным акционером (82,85% акций) является офшорная Lanebrook Limited, которой на паритетной основе владеет подконтрольная Роману Абрамовичу Millhouse Capital." P.S. Сейчас Геннадий Грушко занимается восстановлением уволенных пятерых шахтеров с шахты «Тагарышская», а его самого всеми силами пытаются отстранить от профсоюзной работы. Например, заставляют шахтеров подписывать заявления о том, что они отказываются платить профсоюзные взносы. Активизировался и сам Новокузнецкий территориальный комитет Росуглепрофа — Грушко теперь не вписывается в его «правильные» ряды. И еще всплыла предвыборная тема — партия ЛДПР настойчиво пытается «помочь» шахтерам, используя их ситуацию для партийного пиара"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации