Загнанный губернатор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::23.01.2012, Фото: URA.Ru

Загнанный губернатор

Политический крах Александра Мишарина — "успех" главы его администрации Вячеслава Лашманкина

Валентина Вознак

Compromat.Ru

Вячеслав Лашманкин (за спиной Александра Мишарина)

Губернатор Александр Мишарин оказался одним из самых неудачливых губернаторов России. Опыт работы Мишарина на посту руководителя региона тщательно изучается властными элитами: как для того, чтоб избежать подобной печальной участи, так и для того, чтобы подвести к политическому краху своих оппонентов. Набралось достаточно разрозненных фактов и завершенных политических комбинаций, для того, чтобы восстановить картину политического краха Мишарина. Что же привело к полному краху человека, имевшего все предпосылки для успешной работы на важном государственном посту?

Изучение этого вопроса с завидным постоянством выводит на две ключевые фигуры: бывшего мишаринского «денщика», а затем руководителя администрации губернатора Свердловской области Вячеслава Евгеньевича Лашманкина, и фактического хозяина Свердловской области — вице-мэра Екатеринбурга Владимира Георгиевича Тунгусова.

Мастерство многоходовых комбинаций Тунгусова, в сочетании с бестолковостью и жадностью Лашманкина, и привели губернатора Мишарина к политической смерти. И едва не стали причиной физической гибели. При этом, Лашманкин был совершенно уверен, что это он руководит Тунгусовым, в интересах Мишарина, а не Тунгусов им в своих целях. Но будем последовательны в изложении фактов.

Накануне президентских выборов Свердловская область осталась фактически без руководства. Губернатор Александр Мишарин, попавший 1 декабря прошлого года в тяжелую автомобильную катастрофу, до сих пор не вернулся в область. После проведенного в Германии лечения он находится в Москве, где, по заверениям его окружения, «проводит рабочие встречи». А тем временем в регионе множатся слухи о его грядущей отставке. Они достигли такого накала, что даже Кремль устами пресс-секретаря президента Натальи Тимаковой был вынужден их дезавуировать. Но как бы там ни было — всем непредзвятым наблюдателям ясно, что в ближайшее время к активной работе Мишарин не вернется. А это означает, что президентские выборы в регионе пройдут без его руководства. Судя по всему, полномочному представителю президента в Уральском федеральном округе Евгению Кувайшеву придется курировать выборы в Свердловской области значительно более плотно, нежели чем в других областях, входящих в подконтрольный ему округ — ему же придется и ответить за их результаты.

С кем же ему придется работать? Вот — «правая рука» губернатора, руководитель его администрации Вячеслав Лашманкин. Человек, проваливший для правящей партии уже четвертые выборы. На последних — парламентских — горя желанием реабилитироваться за предыдущие поражения, он решил «на полную катушку» использовать пресловутый административный ресурс, несмотря на то, что многие специалисты предупреждали, что это очень даже «обоюдоострый нож». Ну и — сработал крайне неаккуратно, допустил утечки об этом — и в результате «заработал» колоссальный скандал общенационального уровня. Думается, не только в его регионе, но и вообще в России «Единая Россия» недобрала немало голосов по его вине. А Мишарин его «прикрыл» (далеко не первый раз!) — и вот он по-прежнему «на коне». Кувайшеву придется работать с ним — а куда деваться?

Впрочем, Лашманкин «славен» не только своими многочисленными провалами на выборах. Когда Мишарин пришел руководить областью, первое, что он сделал — развернул борьбу с «коллективным Чернецким» (так в области называют бюрократическую мафию, легализованную в городской администрации Екатеринбурга. В руках «коллективного Чернецкого» сосредоточены все региональные властные рычаги. «Коллективный Чернецкий» тесно связан с криминальными структурами — в частности, с ОПС Уралмаш во главе с Сергеем Терентьевым).

И на первых порах свежеиспеченный губернатор Мишарин добился успеха — сместил с должности (и сплавил в Совет Федерации) всевластного мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого и, в целом, серьезно потеснил его позиции, параллельно ввергнув в панику высокопоставленных сотрудников мэрии. А вот затем... «Коллективный Чернецкий» — теперь уже в лице своего мозгового центра — вице-мэра Екатеринбурга Владимира Тунгусова — попытался найти «слабое звено» в ближайшем окружении Мишарина, чтобы перетянуть его на свою сторону и получить через него рычаги управления губернатором. И такое обнаружилось — Вячеслав Лашманкин.

Но как найти подходы к внезапно ставшему всесильным Лашманкину? Сначала — через разжигание тщеславия, затем, конечно же, через деньги, на первых порах опосредованные — через собственность. Именно Тунгусов сначала убедил Лашманкина что полностью капитулировал и готов «залечь» под него, предложив, в обмен на неприкосновенность, задействовать в интересах Лашманкина (и губернатора) всю выборную инфраструктуру, давно подчиненную городской администрации.

Compromat.Ru

Владимир Тунгусов

А затем Тунгусов же подсказал Лашманкину аферу, в результате которой супруга последнего стала собственником особняка в центре города. Впрочем, ненадолго. Прокуратура опротестовала сделку, суд ее расторг, руководитель МУГИСО Владимир Левченко был отправлен в отставку, ну а Лашманкин и, тем более, Тунгусов оказались как бы «не при делах» http://www.weekjournal.ru/politics/1902.htm. Все шишки в общественном мнении, естественно, свалились на голову Александра Мишарина.

Затем каждый раз на выборах Лашманкин реализовывал одну и ту же схему: собирал деньги на выборы, мотивируя их необходимость интересами правящей партии и лично Мишарина, затем поручал Тунгусову проведение кампании. Результаты каждый раз были стабильны: аппетиты Лашманкина росли, результаты выборов оказывались провальными. Но каждый раз же стрелки переводились с начальника предвыборного штаба (Лашманкина) на кого-то другого.

А тут и парламентские выборы подоспели. Лашманкин, которого Мишарин в очередной раз прикрыл, вновь возглавил избирательный штаб Единой России. И — с помощью того же Тунгусова — развернул бурную деятельность. Про его циркуляры в областные министерства и районные органы власти уже упоминалось. Но это не все. Не зря же говорят — «выборы — это бизнес». Иными словами — возможность хорошо заработать. И вот Лашманкин обложил данью местных предпринимателей — на выборы, в пользу ЕР. А на деле — в пользу СР. Причем Тунгусов подошел к вопросу столь же цинично, сколь и креативно: он не просто покупал голоса в пользу «Справедливой России». На покупку голосов в пользу СР Тунгусов использовал деньги, направляемые «Единой Россией» на работу собственного городского партийного предвыборного штаба.

Именно эта скупка, в сочетании с намеренным занижением агитационной активности в пользу ЕР со стороны городских властей, привела к провалу ЕР и выходу СР в Екатеринбурге на первую позицию. Ну а поскольку одновременно с выборами в Госдуму проводились выборы в областную думу — Тунгусов получил подконтрольное себе областное законодательное собрание. Да в Госдуму протолкнув ряд своих сторонников, в качестве ширмы, очень умело использовав Лашманкина.

В результате взаимодействия с Лашманкиным, поставившим Мишарина практически в полную зависимость от Тунгусова, Владимир Тунгусов стал контролировать Законодательное собрание Свердловской области, администрацию губернатора, правительство Свердловской области.

Еще раньше Тунгусов начал регулярно финансировать так называемую «независимую оппозицию» Екатеринбурга — в частности, таких одиозных личностей, как Леонид Волков, Константин Киселев, Федор Крашенинников. Все это лица с, преимущественно, местной известностью, но на местечковом уровне они известны довольно широко.

А еще раньше Тунгусов взял под контроль ряд местных СМИ.

Параллельно, Тунгусову удалось порешать еще одну важнейшую для себя задачу. Правоохранительные органы, в лице, прежде всего, начальника Главного управления уголовного розыска МВД Михаила Никитина, руководителя Главного управления МВД по УрФО Николая Мардасова и начальника ГУ МВД по Свердловской области Михаила Бородина всерьез взялись за «коллективного Чернецкого», арестовав одну из ключевых фигур чиновничье-преступной группировки — вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева. Контееву предъявили обвинение в ряде заказных убийств.

Следствие уже начало подбираться к самому Тунгусову, и тогда тот «популярно объяснил» Лашманкину, что если он будет арестован — финансовый ручеек в предвыборую казну ЕР (впрочем, мы-то уже знаем, что на самом деле — СР) и, само собой, в карман самого Лашманкина остановится. Обеспокоенный этим Лашманкин переговорил со свои шефом Мишариным, а тот — выкрутил руки указанным силовикам, заставив их не трогать «коллективного Чернецкого» до окончания выборов. Так что по крайней мере до окончания президентских выборов Тунгусову удалось себя обезопасить. И одновременно — осложнить взаимоотношения губернатора с силовиками, которые, конечно, не сильно радовались его вмешательству.

Уже после автокатастрофы, в которой серьезно пострадал губернатор, его водитель и погиб водитель встречного автомобиля, Лашманкин, в силу бездумного усердия, дополнительно усугубил конфликт между губернатором и силовиками, предложив озвучить, что авария с участием машины губернатора была ничем иным, как покушением на жизнь Мишарина. Это абсурдное, если посмотреть на обстоятельства ДТП, обвинение, в лучшем случае, выставляет силовиков в роли некомпетентных работников, а, в худшем, содержит прямое обвинение в покушении на убийство. Поскольку Лашманкин, по старой привычке, выставляет свои поступки как согласованные с Мишариным — обида силовиков проецируется лично на губернатора.

Ссора Мишарина с силовиками из-за действий Лашманкина органично дополнила ссоры Мишарина с мэрами городов Свердловской области, политическими элитами, крупным бизнесом и депутатским корпусом. Общение со всеми этими кругами вел от имени губернатора Лашманкин — и привел к обычному для него результату — ссоре, недовольству, обидам. Возможно, действуя, по его мнению, даже в интересах губернатора, Лашманкин де-факто, методично выбивал опору из-под своего номинального шефа. И играл на руку шефу теневому.

Некомпетентные, нередко откровенно глупые действия Лашманкина раз за разом продолжают наносить удары по и так уже сломанной карьере Мишарина. С подачи и при непосредственном участии Лашманкина, «скорое возвращение губернатора» дискредитирует последнего и подрывает остатки веры даже у отчаянных оптимистов. В СМИ постоянно попадали материалы, в которых назывались даты возвращения Мишарина в Свердловскую область. Под эти даты администрация губернатора составляла графики встреч А. С. Мишарина. Потом назначались все новые и новые даты. Стало очевидным, что ни Лашманкин, ни сам Мишарин уже не контролируют ситуацию не только в Свердловской области, но даже в своем графике. В конце концов, одно из СМИ, назвало вещи своими именами — прямо сказало, что из возвращения Мишарина в Свердловскую область делают клоунаду.

Получается, что последние остатки доверия к Мишарину подорваны, причем не врагами, а собственным «денщиком», которого Мишарин ошибочно поставил на ответственную должность. Цена этой кадровой ошибки губернатора оказалась слишком велика. Вячеслав Евгеньевич Лашманкин, оказавшись на должности, которая ему не по зубам, не предавал Мишарина, но, даже не предавая шефа, Лашманкин фактически погубил его. И себя заодно, т.к. без Мишарина Лашманкин, не обладающий ни выдающимся умом, ни квалификацией, вряд ли удержится где-либо надолго.

В Екатеринбурге также активно муссируется версия, что Тунгусов оказался тем самым человеком, который подсказал Лашманкину максимально уплотнить рабочий график губернатора Мишарина с тем, чтобы все оперативные вопросы замыкались на Лашманкина. Ведь известно, что нет лучше способа отстранить человека от реальной работы, чем загрузить его всякими второстепенными делами. И уж совсем хорошо — сделать так, чтобы много времени он тратил на различные переезды. Ну а поскольку Лашманкин непосредственно формирует рабочий график губернатора (это входит в должностные обязанности главы администрации губернатора) — сделать ему это проще простого.

Вот всего несколько рабочих дней губернатора.

21 ноября — участие в работе международного конгресса «Организация дорожного движения в РФ», затем — вылет в Париж. 22 ноября — Париж. 26 ноября — рабочая поездка в Верхнюю Салду и Нижний Тагил. 27 ноября — участие в съезде «Единой России» в Москве. 29 ноября — рабочая поездка в Алапаевск. 30 ноября — рабочая поездка в Серов, Краснотурьинск. 1 декабря — рабочая поездка в Краснотуринск, Североуральск, Карпинск. Именно 1 декабря Мишарин и попал в автокатастрофу... При таком плотном графике передвижения это не удивительно: ведь фактическая продолжительность рабочего дня Мишарина составляла около 18 часов в сутки, и, чтобы везде успеть — приходилось гонять на скорости 200 км в час. А личному водителю Мишарина всего 31 год, что явно недостаточно для приобретения соответствующего опыта. Думал ли об этом Лашманкин, составляя график Мишарина? Вряд ли. А вот Тунгусов — кто знает?

А вот — последнее «достижение» Лашманкина в области избирательных технологий. С его подачи был подготовлен специальный выпуск газеты «АиФ-Урал», где известный блоггер и отчасти политик либерального толка Алексей Навальный предстает на фотографии в компании... Бориса Березовского! Разумеется, столь грубая подделка была моментально раскрыта, что поспособствовало росту популярности Навального — и снижению авторитета власти. Принимая во внимание, что Тунгусов материально и медийно поддерживает другого — своего, регионального — политика либерального толка — местного блоггера Леонида Волкова, не вызывает удивления, что «независимая оппозиция» тут же подхватила тему фальшивки, не оплаченной, к тому же, из избирательного фонда кандидата в президенты России Владимира Путина. После чего, эта тема перекочевала в Западные СМИ, а группа российских граждан вознамерилась снять с регистрации кандидата в президенты РФ Путина за эти нарушения. И кто вложил указанный «креативчик» в голову руководителя губернаторской администрации — а сам он вряд ли до такого додумается — тоже большой вопрос.

Так на кого же опереться Кувайшеву? Всей политикой в области на поверхности рулит Вячеслав Лашманкин, в переносном — да и прямом тоже — доведший своего шефа до ручки. Веревочки этой марионетки дергает Владимир Тунгусов — и далеко не факт, что он будет играть в пользу Путина. Внешне-то, конечно будет. А вот на деле... Судя по последним заявлениям премьера, он намерен развернуть решительную борьбу с коррупцией — и тогда Тунгусову точно не уцелеть. А вот половить рыбку в мутной воде — на это он мастер. Конечно, есть еще председатель областного правительства, исполняющий сейчас обязанности главы региона — Анатолий Гредин, но про него говорят, что он предпочитает, пока есть такая возможность, пилить бюджеты и держаться подальше от выборных баталий.

Примечательно, что в свердловских СМИ даже устоялся термин «раствориться в коллективном Чернецком», которым называют «перековку» ставленников недружественных мэрии врагов в ее друзей. Каждый раз «коллективный Чернецкий», а точнее, Владимир Георгиевич Тунгусов имитирует капитуляцию или демонстрирует внешние признаки дружбы, а, на деле выигрывает время для расчета и нанесения удара.

И ведь что интересно — в области есть реальные силы, поддерживающие Владимира Путина. Например, нижнетагильские рабочие, узнав об акциях протеста против фальсификаций на парламентских выборах и о том, что известные силы стремятся использовать эти акции против Путина, решили провести свой митинг в поддержку премьера и даже... пригнать на него танк. Впрочем, Кувайшев запретил использовать танк на митинге. Судя по всему он решил, что областные власти в лице Лашманкина (а нет сомнения, что они подключатся к организации этого мероприятия) проведут его так, что в конечном итоге оно обернется против Путина. Мудро. Инициатвный дурак не лучше, а порой и много хуже умного врага. А уж инициативный дурак, направляемый умным врагом — и подавно. Но вопрос — на кого же обопрется Кувайшев — это не снимает.