Заказные убийства журналистов в Тольятти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заказные убийства журналистов в Тольятти

Местные правоохранительные органы "крышуют" бандитские группировки

Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::12.04.2004, Фото: "Тольяттинское обозрение", "За последние 8 лет в Тольятти погибли шесть журналистов"

Дмитрий Шумилов 

Они работали в Тольятти

Converted 16544.jpg

Убийцы основателя «Тольяттинского обозрения» Валерия Иванова не найдены по сей день

Андрей Уланов, редактор газеты «Тольятти сегодня». Убит в октябре 1995 года на пороге собственной квартиры тремя выстрелами из пистолета. Андрей сам открыл дверь убийце. Преступник не найден.

Николай Лапин, редактор газеты «Всё обо всём». Расстрелян из пистолета в январе 1997 года. В ноябре 1997 года прокуратура Самарской области приостановила предварительное расследование по этому делу в связи с неустановлением лиц, совершивших преступление.

Сергей Иванов, генеральный директор телекомпании «Лада ТВ». В октябре 2000 года расстрелян из пистолета около собственного дома. Убийца не найден.

Сергей Логинов, главный редактор телекомпании «Лада ТВ». В ноябре 2000 года погиб в результате «несчастного случая»: Сергей закрывал дверь гаража и в это момент в неё врезалась проезжавшая мимо машина. Журналист с травмами головы был срочно госпитализирован, но, несмотря на две операции, умер в больнице. По мнению врачей, осматривавших Сергея сразу после происшествия, ранения могли быть получены им не при падении, а от ударов металлическим прутом. Тольяттинское медиасообщество также расценило это происшествие как заказное убийство.

Валерий Иванов, главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение», депутат гордумы Тольятти. В апреле 2002 года расстрелян в собственном автомобиле из пистолета с глушителем. Преступник не найден. [...]

Алексей Сидоров, главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение». В октябре 2003 года убит заточкой около собственного дома. Ведётся следствие, по подозрению в убийстве журналиста задержан слесарь ОАО «Куйбышевазот» Евгений Майнингер. В виновности Майнингера сомневаются и коллеги, и родственники Алексея Сидорова.

***

Редактору нанесли 17 ранений заточкой

[...] Расследование убийства главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение», по мнению участников процесса, включая родственников погибшего, всё больше и больше напоминает [...] трагифарс.

Главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение» Алексей Сидоров вечером 9 октября 2003 года возвращался с работы домой. Примерно в начале десятого журналист поставил машину на автостоянку, которая находится недалеко от его дома, и направился к подъезду. По словам очевидцев, от стоянки вслед за Алексеем двинулись двое мужчин, около дома стоял ещё один. В тот момент, когда журналист проходил мимо последнего, тот нанёс Алексею множественные ранения орудием, которое эксперты впоследствии определили как заточку. В общей сложности — 17 ударов, три из которых оказались смертельными. После этого все трое мужчин убежали, что, очевидно, свидетельствует о том, что иных целей, кроме как убить журналиста, они не преследовали.

Получив чудовищные ранения, Алексей в первые минуты не потерял сознания, нашёл в себе силы дойти до двери своего подъезда и через домофон попросить помощи у жены Ольги. Выбежав на улицу, Ольга застала мужа истекающим кровью и уже без сознания. Смерть наступила через несколько минут — ещё до приезда «Скорой помощи».

Его гибель стала шестым фактом убийства журналиста в Тольятти за последние 8 лет. Лишь одно преступление было раскрыто, но и за него виновные уголовного наказания не понесли, поскольку успели, пока правоохранительные органы неспешно вели их дело, погибнуть в криминальных разборках. Сейчас виновный вроде бы найден, в Комсомольском суде города Тольятти слесарю ОАО «Куйбышевазот» Евгению Майнингеру было предъявлено обвинение в убийстве главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Алексея Сидорова. Вот только странное дело: в виновности Майнингера сильно сомневаются и родственники убитого Алексея Сидорова, и его коллеги.

Смертельно опасная должность

Газета «Тольяттинское обозрение» была создана в середине 90-х журналистом Валерием Ивановым, который стал её первым главным редактором. От других тольяттинских СМИ новая газета отличалась в первую очередь остротой подачи материала. По-настоящему громкое имя и самый высокий в городе тираж «Тольяттинское обозрение» сделало себе на журналистских расследованиях, касавшихся борьбы криминальных группировок за контроль над АвтоВАЗом.

Жёсткая антикриминальная позиция и привела к тому, что 29 апреля 2002 года Валерий Иванов был убит во дворе собственного дома. Киллер в присутствии большого числа свидетелей несколько раз выстрелил в журналиста и просто ушёл. Убийца даже не пытался остаться неузнанным: был без маски и, по словам свидетелей, не особенно торопился, скрываясь с места происшествия.

После смерти Иванова новым главным редактором «Тольяттинского обозрения» стал друг убитого основателя газеты Алексей Сидоров, который твёрдо решил не поддаваться шантажу криминальных элементов и не менять редакционную политику издания. Поскольку следственные органы так и не смогли (или не захотели?) найти убийц первого редактора «Тольяттинского обозрения», Алексей Сидоров решил провести собственное расследование этого преступления. Довести начатое до конца и выяснить, кто убил его друга, Алексей Сидоров не успел. Его жизнь вскоре тоже была оборвана рукой убийцы.

Расколоть убийцу — дело чести и трёх суток

Вполне вероятно, убийство Алексея Сидорова стало бы очередным «висяком» и возбуждённое по факту этого преступления уголовное дело мирно пылилось бы в сейфе следователя, но неожиданно для местных правоохранителей происшествие приобрело всероссийскую и даже мировую огласку. В Тольятти для расследования убийства Алексея Сидорова стали толпами приезжать журналисты, а высокие чиновники начали давить на местных, требуя расследования громкого дела. Бывший в ту пору главой МВД Борис Грызлов заявил, что расследование этого дела и наказание убийц является делом чести для его ведомства.

Дело чести так дело чести, видимо, решили в Тольятти и в короткие сроки нашли «убийцу» Алексея Сидорова. Им, по мнению правоохранительных органов, оказался Евгений Майнингер. Как считают следователи, Майнингер заточкой убил Алексея Сидорова то ли из-за того, что журналист не поделился с ним выпивкой, то ли из-за того, что, проходя мимо, толкнул плечом. Эту версию подтвердили и данные Майнингером признательные показания. Впрочем, обстоятельства, при которых были добыты эти признания, сразу вызвали большие сомнения в их достоверности.

Евгений Майнингер первоначально проходил по делу об убийстве Алексея Сидорова в качестве свидетеля. Через неделю после происшествия, когда стало ясно, что убийство журналиста вызвало огромный общественный резонанс, Евгений Майнингер был задержан за... оскорбление сотрудника милиции. Трое суток провёл задержанный в Комсомольском РУВД Тольятти, после чего признался в убийстве Алексея Сидорова. Таким образом, расколоть «убийцу» оказалось для сотрудников правоохранительных органов не только «делом чести», но и делом трёх суток.

Программа-минимум для подсудимого — дожить до приговора

Converted 16545.jpg

Алексей Сидоров продолжал дело товарища меньше двух лет: его тоже убили

После того как у Майнингера появился адвокат, он отказался от ранее данных показаний, заявив, что «чистосердечное признание» было дано им под давлением сотрудников милиции. Адвокат подследственного Тамара Кучма считает, что дело её подзащитного рассыпалось даже не в суде, а на стадии следствия. По словам адвоката, в связи с этим Евгению Майнингеру даже предлагали указать на одного из нескольких людей, задержанных по разным обвинениям. На того, которого он обвинил бы в убийстве Алексея Сидорова.

Коллеги и родственники погибшего журналиста тоже не думают, что убийство мог совершить Майнингер. Более того, они вообще не верят в бытовую версию, считая что преступление обладает явными признаками заказного убийства. Бытовая версия была, по их мнению, выбрана сотрудниками правоохранительных органов в связи с тем, что преступление получило широкую огласку и оказалось под пристальным вниманием не только общественности, но и вышестоящих контролирующих органов, в том числе Генпрокуратуры.

Тамара Кучма опасается за жизнь своего клиента, находящегося в настоящее время в следственном изоляторе. По её мнению, до того времени, когда дело будет рассмотрено судом, Евгению Майнингеру могут организовать «несчастный случай» в СИЗО (а убийства и самоубийства в местах лишения свободы, как известно, не редкость), чтобы, не доводя до приговора, закрыть дело об убийстве Алексея Сидорова. Так что для Евгения Майнингера добиться оправдания — это задача-максимум, а задача-минимум — хотя бы дожить до окончания суда. Чего ему, конечно, никто не гарантирует.

[...] Многие считают дело, возбуждённое против Евгения Майнингера, сфабрикованным. Вряд ли «случайная» смерть главного подозреваемого в деле об убийстве журналиста сможет поставить окончательную точку в расследовании обстоятельств смерти Алексея Сидорова. Поэтому будем надеяться, что вызвавшее такой резонанс дело всё-таки дойдёт до суда, на котором должно стать окончательно ясно, за что был убит главред «Тольяттинского обозрения»: за те журналистские материалы, которые он публиковал в своей газете, или за бутылку водки, как утверждает следствие?

***

"Тольятти - ужасно коррумпированный город, там все между собой связаны."

Карен Нерсисян, адвокат Владимира Сидорова, отца погибшего журналиста: 

— Невиновность Майнингера подтверждается материалами дела: показаниями очевидцев преступления, которые подтвердили его алиби и непричастность к убийству, результатами экспертизы.

О том, кто был заинтересован в убийстве Алексея Сидорова, мы не узнаем до тех пор, пока не будут найдены убийцы Валерия Иванова — первого редактора «Тольяттинского обозрения». Я могу предположить, не на пустом месте, конечно, что Сидорова убили за то, что он занимался темами, начатыми ещё Ивановым, и пытался выяснить причины убийства своего друга.

Тамара Кучма, адвокат Евгения Майнингера: 

— Майнингера арестовали вместе с двумя друзьями — Бутузовым и Левиным. После задержания всех троих избивали, требуя дать показания, что Майнингер убил Алексея Сидорова. После избиений Бутузов и Левин дали такие показания, которые и легли в основу обвинения. Во время проведения очной ставки с Майнингером, которая проходила с моим участием, Бутузов заявил, что дал свои первоначальные показания в результате избиения, после которого он некоторое время даже не мог самостоятельно передвигаться. Левин тоже дал показания, которые были нужны для предъявления Майнингеру обвинения. На следующий день после того, как Левина отпустили, он обратился в травмопункт, где были засвидетельствованы телесные повреждения, нанесённые ему сотрудниками правоохранительных органов. Документ медицинского освидетельствования Левин передал мне.

Согласно показаниям одной из свидетельниц происшествия, которые в настоящее время уже есть в деле, нападение на Алексея Сидорова произошло примерно в 21.30. В это же время она видела Майнингера, разговаривающим по домофону. Одно это уже даёт Майнингеру алиби. Есть ещё одно важное обстоятельство: показания, данные Майнингером в результате избиений, не совпадают со свидетельскими показаниями и протоколом осмотра места происшествия. Например, обвиняемый, рассказывая, как он якобы совершил нападение на Алексея Сидорова, указывает одно место убийства, а свидетели — совсем другое. То есть Майнингер под диктовку оперативников дал свои признательные показания, которые впоследствии не совпали со свидетельскими и другими материалами дела.

Тольятти — ужасно коррумпированный город, там все между собой связаны. Поэтому мы хотели, чтобы дело Майнингера рассматривал суд присяжных. Для того чтобы избежать этого, прокуратура квалифицировала дело по ст. 105 ч. 1 («убийство без квалифицирующих признаков», и это несмотря на особо жестокий характер преступления), которая предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы. А суд присяжных может рассматривать дело только в том случае, если может быть назначено наказание свыше 15 лет.

Владимир Сидоров, отец убитого журналиста: 

— Майнингера арестовали и обвинили в убийстве моего сына, потому что руководство МВД заявило на всю страну, что это преступление не связано с профессиональной деятельностью Алексея. Есть свидетельские показания, которые прямо указывают на то, что у Майнингера есть алиби. Я сейчас знакомлюсь с материалами дела и обнаружил показания, которые напрямую противоречат тому, в чём признался Майнингер на следственном эксперименте. И таких «нюансов» в деле много.

Я не могу сказать, кто был заказчиком убийства моего сына, но у меня есть версия. Сначала я думал, что это преступление связано с политическими событиями — выборами и т.д. Но в настоящее время более правдоподобным мне кажется следующее: местные правоохранительные органы «крышуют» бандитские группировки, а Москва, в свою очередь, покрывает их. И когда журналисты — сначала Валерий Иванов, а потом мой сын — нашли эту информацию, их устранили.