Заказчик не установлен

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Заказчик не установлен Этот судебный процесс начинается еще на лестнице, где перед каждым заседанием выставляют мощное оцепление. И лишь потом, после принятия всех мер предосторожности, в зал заводят обвиняемых.

   Впервые в питерской истории судят киллера, которого задержали на месте преступления. А убил он ни много ни мало вице-спикера Законодательного собрания северной столицы Виктора Новоселова.
   Процесс начался еще в январе, но длится до сих пор и когда закончится, неизвестно. Для переноса заседаний постоянно находятся объективные причины. Подсудимых четверо: Артур Гудков, Александр Малыш, Андрей Чванов и Михаил Егоров. Все они — члены банды, которая занималась заказными устранениями бизнесменов, политиков и преступных авторитетов с 1993 по 1999 гг. Во время обысков у них нашли пистолеты, винтовки, автоматы и даже гранатомет. Трое их подельников до сих пор в бегах. Но и те, что за решеткой, и те, что пока на воле, — лишь исполнители.
   


"Уже в ходе суда питерский прокурор Иван Сыдорук заявил, что следствие установило также личность организатора убийства Новоселова. Он даже назвал его фамилию — Тарасов и добавил: “Человек не из Санкт-Петербурга, сейчас находящийся в розыске”.

     Но не стоит забывать, что организатор — это всего лишь посредник между заказчиком и исполнителями. А кто же заказал депутата?
     Приходится признать: истинный заказчик одного из самых громких преступлений последних лет до сих пор не известен.
Утренняя пробежка      Лидер фракции “Петербургские районы”, 52-летний депутат Виктор Новоселов был убит 20 октября 1999 г. Его “Вольво-940” двигался привычным маршрутом от дома в Мариинский дворец. Сзади сидели телохранитель Роман Аввакумов и помощница депутата Надежда Филиппова. Впереди — водитель Юра и сам Новоселов. Почему? Ведь охраняемое лицо всегда усаживают сзади.
     Дело в том, что прежде Новоселов уже перенес одно покушение на свою жизнь. В 1993 г. он получил две пули на пороге квартиры и навсегда остался инвалидом — одна из них задела позвоночник (с тех пор журналисты прозвали его Рузвельтом). Поэтому из инвалидной коляски ему легче всего было усаживаться именно в переднее кресло автомобиля.
     За 20 метров до пересечения Московского проспекта и улицы Фрунзе машина депутата притормозила перед светофором. Зажегся красный свет. И тут справа к “Вольво”, не особо торопясь, подскочил парень в спортивном костюме — как будто совершал утреннюю пробежку. Пассажиры услышали удар по крыше, телохранитель открыл дверь машины. А спустя мгновение раздался взрыв.
     Последствия были страшными. Новоселову оторвало голову и правую кисть — депутат инстинктивно поднял руку для защиты. Магнитная бомба, спрятанная в футляр от видеокассеты и начиненная металлическими шариками, была прикреплена на крыше “Вольво” — прямо над его головой.
     Охранник бросился за убегавшим парнем и открыл огонь. Одна из пуль попала в цель — киллер оказался ранен в шею, и его задержали сотрудники ГИБДД. А милиция тут же распространила информацию, что подозреваемый в покушении 33-летний Артур Гудков скончался от полученных ран. Чтобы подельники не нервничали.
     Те и вправду поверили и успокоились. От псевдоубитого киллера Гудкова цепочка потянулась ко всей банде.
     Через два месяца Агентство журналистских расследований Андрея Константинова уговорило сдаться второго члена банды — Александра Малыша. Бывший десантник, 39-летний Александр Малыш уже числился в розыске по подозрению в причастности к убийству одного из пионеров питерского рекламного бизнеса Льва Топера. До 1994 г. Малыш входил в состав ломоносовской группировки и работал в аэроклубе Соснового Бора инструктором по прыжкам с парашютом. А после смерти своего “бригадира” остался “бесхозным” — тут его и подобрал Артур Гудков и, по словам самого Малыша, нанял водителем.
     Узнав о задержании Гудкова, Малыш быстренько забрал из снимаемой Артуром квартиры оружие и рации, сменил машину и номер телефона. Но питерские журналисты нашли его и убедили сдаться.
     Через несколько месяцев в Твери был арестован Андрей Чванов. На квартире, где он жил, сотрудники милиции обнаружили целый склад боеприпасов и более 600 г наркотиков. Задержали и хозяина квартиры Михаила Егорова — “смотрящего” от воров по Твери. Он обвиняется лишь в хранении оружия и наркотиков.
     Впрочем, все они были отнюдь не главными действующими лицами в этой истории. Тут уместно вернуться назад и немного поговорить о личности погибшего Новоселова.
Политика или коммерция?      Одной из первых версий преступления, естественно, стала политическая. Хотя сам Новоселов однажды заметил: “В России не может быть чисто политических убийств”. Человек, уже пострадавший от киллеров, знал, о чем говорил.
     Еще немного, и он стал бы председателем Законодательного собрания Санкт-Петербурга. В декабре 1998 г. Новоселов возглавил прогубернаторский блок “Петербургские районы”, и основными претендентами на высокое кресло называли его и тогдашнего и.о. спикера (нынешнего председателя Совета Федерации) Сергея Миронова.
     Однако весной 1999 г. из фракции Новоселова вышла часть депутатов. Это связывали с визитом в Питер директора ФСБ, без пяти минут премьера Владимира Путина, который явно покровительствовал Сергею Миронову. Но ситуация в очередной раз поменялась в июне. Губернатор Яковлев вдруг увидел в Миронове серьезного политического конкурента.
     В результате всех этих политических дрязг Новоселов остался фактически единственным реальным претендентом на пост спикера. И 20 октября 1999 г. был убит.
     Хотя первое покушение на Виктора Новоселова в 1993 г. многие связывали совсем не с политикой, а с долгами его сына. По другой версии, в депутата стреляли из-за того, что он не стал делиться с братвой доходами от сотрудничества с кавказцами — в предоставлении тем питерской прописки и кредитов на строительство жилья. То преступление так и осталось “висяком”. А прокурор, курировавший дело, стал начальником аппарата вице-спикера Новоселова. Получается, что добросовестное расследование было невыгодно самому пострадавшему...
     Еще будучи главой Московского райсовета, Новоселов помогал коммерческим структурам, которые опекал очень “авторитетный” бизнесмен, более известный как Костя Могила. (Его даже считают “смотрящим” по бандитскому Петербургу.) Именно в тот период Новоселов стал соучредителем полутора десятков фирм в районе.
     Костя постоянно гасил долги Василия, сына Новоселова, который периодически “кидал” своих партнеров по бизнесу. “Быки” Могилы приходили к рассерженным бизнесменам с дипломатами денег и извинениями лично от “шефа”. Но постепенно все это стало Косте здорово надоедать. 
     Василия не остановило даже ранение отца. В 1995-м он заключил с Выборгской таможней договор на покупку 31 тыс. бутылок конфискованной индийской водки. Обязательным условием была переработка водки. Но Василий тут же пустил ее в продажу. Таможня получила фиктивные платежные поручения, по которым афериста и вычислили. Генпрокуратура отказала в санкции на арест младшего Новоселова, и уголовное дело приостановили. Логично предположить, что за сына попросил отец. Поговаривали, что не просто так, а... в обмен на информацию о первых лицах города. 
     Виктора Новоселова часто видели в кафе “Адамант”, где он встречался с другим “авторитетным” питерцем — вице-президентом Петербургской топливной компании Барсуковым (ранее Кумариным), которого оперативники считают лидером тамбовской группировки. О противостоянии Кости Могилы и Владимира Барсукова было хорошо известно. Не исключено, что Могила не простил Новоселову предательства...
     Надо заметить, что сам Виктор Новоселов давно находился в поле зрения правоохранительных органов, а фамилии его помощников постоянно попадали в криминальные сводки. 
     Весной 1996 г. в Пскове задержали коммерсанта Мочалова. Он обвинялся в похищении людей с целью вымогательства. Размахивал корочкой помощника вице-спикера.
     Через несколько дней в Петербурге, прямо в служебном “Вольво” Новоселова взяли Аслана Усояна — известного “вора в законе” Деда Хасана. Вместе с ним попался и неоднократно судимый Георгий Авдушев, один из лидеров питерских “ассирийцев” — тоже помощник депутата.
     В феврале 1998 г. по делу о коммерческом подкупе арестовали Юрия Жорно — как нетрудно догадаться, очередного помощника Новоселова...
     Не исключено также, что Новоселов действительно собрал весомый компромат на кого-то из питерских политиков. Ведь через два дня после убийства депутата в своей квартире был застрелен его личный фотограф Владимир Иванов.
     Проводив сына в школу, жена Иванова открыла дверь квартиры и невольно впустила домой двоих неизвестных. Они выстрелили из пистолета с глушителем в затылок выскочившему из ванной Владимиру и скрылись. Все ценные вещи остались на своих местах.
     А депутат ЗС Санкт-Петербурга Сергей Андреев, зайдя примерно в то же время в рабочий кабинет погибшего Новоселова, обнаружил там одного из сотрудников информационно-компьютерной службы Мариинского дворца. Якобы Новоселов просил того найти в компьютере и распечатать какие-то фотографии, сделанные три месяца назад...
Воины зазеркалья      Напомню, что питерский прокурор объявил о розыске организатора убийства, некоего Тарасова. Кто же он такой?
     34-летний Олег Тарасов родился в городе Боровичи Новгородской области (там же, где и Чванов, один из нынешних подсудимых) и в 1997 г. приехал завоевывать Питер. Будучи мастером спорта по стрельбе, устроился охранником в ЧОП “Зеркало”, учрежденное зеркальным заводом. Немного оглядевшись, в ноябре того же года Тарасов и Чванов организовали на “зеркальной” базе собственную бригаду со строгой, почти военной дисциплиной.
     Тарасов положил своим бойцам ежемесячный оклад — около 700 долл. Кроме этого предусматривались премии за убийства — от 5000 до 7500 долл. В случае неудачных покушений зарплата понижалась.
     В 1998 г. Чванов был задержан в связи с убийством представителя американской фирмы “Компьютер Лэнд”, генерального спонсора Игр доброй воли Аркадия Соляра. Но получил условный срок — только за хранение оружия. Зато Тарасов, как близкий знакомый Чванова, попал в поле зрения оперативников.
     В апреле 1999 г. Тарасов “взял подряд” на убийство владельца сети магазинов “Адамант” Владимира Голубева (Бармалея).
     Летом 1999-го кто-то “заказал” Тарасову уже упоминавшегося бизнесмена Владимира Барсукова. Но Тарасов был вынужден отложить “мероприятие” — милиция неожиданно задержала машину с видеоаппаратурой для скрытого наблюдения, установленную членами банды у офиса “клиента”.
     Вот как это описывал в суде сам Барсуков: в середине августа один из его охранников обнаружил неподалеку от офиса подозрительную “Газель” без водителя и пассажиров. Его внимание привлек блик от объектива за задним стеклом “Газели”. Охранники выставили стекло и обнаружили замаскированную в небольшой декоративной подушке видеокамеру, работавшую в режиме автоматической записи. По записи можно было рассчитать, когда автомобиль Барсукова подъезжает к офису и отъезжает от него, с какой скоростью движется. В кадр попал и один из потенциальных киллеров Александр Малыш. О готовящемся на Барсукова покушении охрана сообщила в милицию, и тот остался жив.
     Сразу после убийства Новоселова и задержания Гудкова Тарасов исчез. Вполне возможно, что его уже нет в живых. Пропал и его верный телохранитель Максим Данилов, также числившийся охранником в “Зеркале”. А через месяц недалеко от дома Данилова, за гаражами, был обнаружен полуразложившийся труп, долго пролежавший в воде.
     Факт остается фактом: именно Тарасов пристроил к делу Артура Гудкова. При “приеме на работу” он попросил Гудкова написать автобиографию и принести две фотографии. После чего выдал тому пистолет Макарова.
     Кандидат в мастера по парашютному спорту Гудков обосновался в Сосновом Бору под Питером после армии. Но спокойная жизнь не входила в его планы. Еще в октябре 1993 г. он взорвал гранатой коттедж частного предпринимателя и сжег его “Мерседес”. Чуть позже поджег “Волгу” другого бизнесмена, а заодно и его магазин. Против Гудкова возбуждалось дело за нанесение побоев и совершение насильственных действий, но было прекращено “в связи с деятельным раскаянием”. В апреле 1999 г. Артура объявили в федеральный розыск за совершение убийства. Случайный дорожный конфликт закончился стрельбой и смертью его “обидчика”. Но пиком “карьеры” Гудкова стало, конечно, убийство Новоселова.
     Три дня он изучал работу светофора и распорядок дня депутата. А 20 октября Гудков надел бронежилет, наклеил фальшивую бороду и вместе с напарником Малышом отправился к намеченному заранее месту. Если бы не шустрый охранник депутата, киллер вполне мог раствориться в толпе и исчезнуть. 
     Впрочем, не исключено, что убийство Новоселова стало бы последним в жизни Гудкова. “Командир” (Тарасов) передал ему “для работы” целых 400 г тротила. И если бы Гудков предварительно не потренировался со взрывчаткой в лесу и не уменьшил ее количество до 125 г, он тоже был бы трупом. Рассчитывалось, что “клиент” заберет с собой на тот свет и киллера.
Санитары общества      Вряд ли простой охранник ЧОПа Тарасов смог бы сам создать такую жестокую и боеспособную бригаду наемных убийц. Кто-то обязательно должен был ему посодействовать. И следствие нисколько не сомневается, что такие покровители у Тарасова были.
     Директором “Зеркала” числился бывший военный Сергей Николаев, до 1996 г. руководивший службой безопасности Северо-Западной транспортной компании. После первого же допроса в прокуратуре Николаев исчез, хотя официально в розыске не числится. Также пропало большинство сотрудников ЧОПа. Когда в мае 2000 г. оперативники РУБОПа появились в “Зеркале”, их встретили лишь два охранника офиса, сильно обиженных на начальство. Николаев задолжал им зарплату за несколько месяцев.
     Правда, во время обыска в “Зеркале” нашли тайный склад патронов и удостоверение охранника на имя некоего Виталия Кулибабы. Сам Кулибаба заявил на допросе, что “корочки” свои давно потерял — просто кто-то захотел его таким образом подставить. Однако его младший брат, Владимир Кулибаба, считался одно время правой рукой уже знакомого нам Кости Могилы. Косвенно это подтверждает версию о том, что “группа Тарасова” работала именно на Костю, а ЧОП “Зеркало” был нужен только для легального получения оружия.
     Кроме легального у “тарасовцев” было и другое оружие. Во время обысков обнаружились пистолеты Макарова, еще в 1997 г. похищенные со склада воинской части под Питером. На вооружении группировки стояли автоматы Калашникова, чешские “Скорпионы”, радиоуправляемые взрывные устройства...
     После ареста убийц Новоселова по Питеру прошел слух, что они работали на “группировку Скворцовых” — отца и сына. Однако уж слишком тщательно старались замять эту версию все компетентные органы. Что и наводит на размышления о ее состоятельности.
     Скворцовых в “бандитском Петербурге” хорошо знают благодаря отцу, Евгению Скворцову (Седому). Первый срок он получил еще при Сталине — в 1951-м. Его уважают воры “старой формации”, со многими Скворцов-старший дружен. О Скворцове-младшем сведений меньше. Его нынешнее местонахождение никому не известно, он даже не объявлен в розыск.
     Несколько лет назад он поступил на военную службу и работал тренером СКА по стрельбе и единоборствам. В его тире на Васильевском острове тренировались и военные, и милиционеры. Там Скворцов познакомился с начальником отдела Управления ГРУ по Ленинградскому военному округу полковником Олегом Чернышевым. К Чернышеву он и обратился за помощью, когда нужно было срочно убрать из города двух засветившихся бойцов группы Тарасова, занимавшихся “наружкой”.
     Их зачислили контрактниками в отдельную бригаду ГРУ, которая уезжала в Чечню, и несколько месяцев “тарасовцы” служили в Урус-Мартане. А когда полковник Чернышев узнал, что помог киллерам, он, как записано в допросе, порекомендовал им уволиться, дабы “не позорить часть”. “Бойцы” вернулись домой, но долго в окрестностях Питера не задержались — и были объявлены в розыск. Где их теперь искать — непонятно. В план Скворцова входило пристроить в воинскую часть и Олега Тарасова. Но последний не захотел связываться с армией. 
     Поиск покровителей группировки Тарасова грозил завести так далеко и высоко, что следствие явно притормозило.
     Так, Артур Гудков неожиданно заявил, что всегда считал, будто работает в госорганизации в интересах общества, очищая его от криминальных личностей. И его, дескать, вполне устраивала сама идея и работа, сопряженная с риском. То же подтвердило и большинство других “тарасовцев”.
     Подгоняемая прокурором, старший следователь горпрокуратуры по особо важным делам Нина Ткаченко, как смогла, закончила дело Новоселова и передала его в суд. И в тот же день... оказалась в больнице с черепно-мозговой травмой после уличного разбойного нападения.
     Бандитов, напавших на Нину Ткаченко, нашли. Выяснилось, что это не первое их подобное дело, и прокуратура немедленно заявила, что преступление не связано с профессиональной деятельностью следователя. Но вопросы и сомнения остались.
     Суд уже давно должен был начаться, а Артур Гудков все никак не мог ознакомиться с делом. Он даже умудрился при чтении самого важного тома — с собственными признаниями — разорвать его и спустить в унитаз. От прочих показаний он отказался, заявив, что “писал их под действием лекарств, которые ему давались во время лечения раны”, полученной при задержании. Но уничтоженный том полностью восстановили в ксерокопиях, а Гудков решением судьи был приговорен к крупному денежному штрафу. 
Скорее всего четверых задержанных “тарасовцев” — исполнителей убийства — ждут большие сроки. Но точку в деле Новоселова ставить пока нельзя. Ведь в нем так и записано: заказчик не установлен.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации