Закат "Яблока"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух о..", origindate::20.10.2003, Фото: "Коммерсант"

Кислый плод

Строго говоря, партия "Яблоко" должна называться иначе. К примеру- "Компания Григория Явлинского". Или- "Группа разочарованных интеллигентов". Объединив 10 лет назад леволиберальную часть российской демократической общественности, сегодня движение с фруктовым именем превратилось в партию одного не самого удачливого политика

Дана Лалетина

Фото Д.Духанин, С.Михеев, Е.Павленко

Избирательный блок «ЯБЛоко» был создан в ноябре 1993 года, аккурат перед парламентскими выборами. Новая политическая сила строилась как союз леволиберальных демократических сил. «ЯБЛоко» возглавили три персональных учредителя: один из авторов нашумевшей экономической программы «500 дней» Григорий Явлинский, посол России в США Владимир Лукин, бывший глава Контрольного управления администрации президента России Юрий Болдырев, из фамилий которых и сложилось съедобное название блока. Основу «ЯБЛока» составили три партии - Республиканская партия РФ, Социал-демократическая партия РФ и Российский христианско-демократический союз - Новая демократия.

Первые завязи

Стартовал «свежий» политический блок довольно удачно: российский парламент получил бойкую, умеренно оппозиционную фракцию. Правда, вскоре после выборов в «ЯБЛоке» произошел раскол: глава фракции исключил депутатов Владимира Лысенко и Владимира Габоева. Объединение росло: к «ЯБЛоку» присоединялись новые сторонники. Так, осенью 1993 года под крыло Григория Явлинского ушла Региональная партия центра, в 1994 году - отколовшаяся от «Демократической России» Московская областная региональная партия, председателем которой стал Владимир Лукин.
Разбухшая структура объединения потребовала нового оформления. В январе предвыборного 1995 года прошел первый съезд Объединения «ЯБЛоко». Учредителями на этот раз были не три партии, а представители региональных общественных объединений из 53 субъектов Федерации. В июне 1995-го «ЯБЛоко» окончательно определилось с количеством вождей: поссорившись с Явлинским, из партии вышел Болдырев. Название партии начали писать иначе, уже не выделяя крупным шрифтом три первые буквы. Оставшиеся заместители Явлинского практически утратили возможность влиять на политику объединения. Можно сказать,что именно с этого времени «Яблоко» превратилось в «партию одного человека».

Характер садовода

Считается,что политические объединения, выстроенные по этому принципу, недолговечны. Во главе таких партий - их еще называют «зонтичными» – стоят волевые, харизматические лидеры. В случае с «Яблоком» многие наблюдатели считают, что до полноценного харизматика Григорий Явлинский явно не дотягивает. Отсюда - довольно тяжелая обстановка в самой партии: по своим внутренним порядкам «оплот российского либерализма» можно считать образцом тоталитаризма.
Частые смены «вторых людей» партии, к примеру, многие объясняют именно неуживчивостью ее лидера. Так, на выборах в Думу второго созыва списки объединения кроме самого Явлинского возглавили Лукин и на тот момент малоизвестная Татьяна Ярыгина. После выборов «Яблоко» собралось на свой третий съезд. Единственное значимое, хотя полностью прогнозируемое решение съезда касалось выдвижения собственного кандидата на пост президента России. Понятно, что разногласий по этому вопросу не возникло - на президентские выборы был отправлен Григорий Явлинский.
Для «Яблока» президентская предвыборная кампания прошла довольно удачно: набрав семь процентов, Явлинский занял почетное четвертое место после Ельцина, Зюганова и Лебедя. Между первым и вторым турами президентских выборов 1996 года «Яблоко» созвало четвертый съезд объединения. На нем среди многих других, более мелких вопросов обсуждалась генеральная линия партии по поводу голосования на втором туре. Выбор, за кого голосовать - за Ельцина или за Зюганова,- был оставлен на собственное усмотрение «яблочников».

Есть такая партия

В ноябре 1997 года «Яблоко» задумалось о смене собственного статуса: Григорий Явлинский решил превратить объединение в партию. Был избран новый состав Центрального совета, количество заместителей председателя было увеличено до трех человек: к Лукину и Иваненко добавился известный в прошлом диссидент Вячеслав Игрунов. Конечно, лидер у «Яблока» остался тот же. Зато были внесены изменения в устав: теперь партию следовало называть «Общероссийская политическая организация "Объединение Яблоко"».
Тогда же была принята резолюция «О политических задачах ОПОО "Яблоко"», определившая те основные лозунги, которыми партия оперирует и сейчас. Главной задачей партии было объявлено «создание широкой коалиции демократической оппозиции существующему в России режиму», а стратегическими партнерами - «оппозиционные демократические партии», «подлинно независимые профсоюзы и профессиональные ассоциации, а также трудовые коллективы, готовые активно отстаивать свои права перед работодателем в соответствии с законом».
В середине 1999 года в «Яблоке» случилась последняя крупная кадровая перестановка: в список кандидатов от «Яблока» в Думу третьего созыва попал бывший премьер Степашин. После седьмого съезда «Яблока» тройка лидеров партии стала выглядеть иначе - Явлинский, Степашин, Лукин. Правда, в «Яслоко» партию переименовывать не стали.

Виды на урожай

Оппозиционность «Яблока» все больше походила на обычную упертость. В 1998 году думская фракция партии отказалась поддержать правительство Сергея Кириенко. После его отставки «Яблоко» выступило против кандидатуры Виктора Черномырдина, предложив на пост премьера в качестве альтернативы Евгения Примакова. «Яблоко» выступало и против президента Ельцина, проголосовав в мае 1999-го за его импичмент. В ответ власть демонстративно игнорировала кандидатуры «яблочников» при каждом случае кадровых перестановок в правительстве.

Сегодня «Яблоко» переживает не лучшие времена. Загнанный в жесткие рамки оппозиционности, не имея реальных рычагов для воздействия на власть, «оплот российского либерализма» превратился в маргинальную партию «разочарованных неудачников». [...] Разочарование в политике Явлинского охватило даже традиционно либеральную творческую интеллигенцию. «Я могу понять и простить Ельцина, Путина, но Явлинский - мой враг,- сказал как-то в одном из своих интервью известный телеведущий Александр Гордон.- Он обманул лучшие чаяния интеллигенции…»

Converted 15177.jpg
***

Хватка руки дающего

Политики – люди не бедные. Правда, напрямую извлекать прибыль из своего рейтинга, лоббируя интересы коммерсантов и правительства, считается делом если не противозаконным, то явно предосудительным. Зато никто не запрещает собирать пожертвования. спонсорские взносы взяткой не считаются - даже в том случае, когда политикам приходится их отрабатывать.

Фото С.Михеев, В.Дьячков/Коммерсант

Дана Лалетина

Фото С.Михеев, В.Дьячков

В.Гусинский

Опальный олигарх Гусинский - самый, пожалуй, приличный из частных спонсоров «Яблока». «Дружба» главы «Яблока» с бывшим хозяином НТВ началась еще в 1991 году,когда небольшой группой Явлинского был создан Межреспубликанский центр экономических и политических исследований ЭПИ-Центр. Площади он занимал в здании московской мэрии на Новом Арбате, а платил за аренду МОСТ-банк. Во всех избирательных кампаниях коммерческие структуры Гусинского выступали официальными спонсорами Явлинского. А НТВ и прочие СМИ холдинга «Медиа-МОСТ» активно рекламировали «Яблоко».
Ключевой фигурой, обеспечивавшей «внешнеполитическую» поддержку деятельности группы «МОСТ», был бывший офицер КГБ Сергей Зверев, который возглавлял Дирекцию по информационно-аналитическому сопровождению работы банка, рекламе и связям с общественностью, числясь первым заместителем председателя правления группы «МОСТ». А еще раньше Зверев работал пресс-секретарем самого Явлинского.

В порочащих связях...

Репутация других «кошельков» Григория Явлинского оставляет желать лучшего. В конце 2001 года российские СМИ опубликовали открытое письмо группы депутатов: представители разочарованной демократической общественности обвинили Явлинского в связях с криминальным бизнесом. По их словам, спонсором «Яблока» были не таинственные «либерально настроенные бизнесмены», а скандально известный предприниматель Андрей Дробинин.
Бывший заместитель лидера «Яблока» Вячеслав Игрунов тогда же заявил: «"Яблоко" - самая закрытая (в смысле источников финансирования) партия у нас в стране. Что касается Дробинина, то он действительно некоторое время поддерживал "Яблоко", потом перестал это делать, а затем взял на себя обеспечение президентской кампании Явлинского». За финансовую поддержку партии Дробинину даже пообещали третье место в избирательном списке «Яблока».
По мнению самих «яблочников», репутация Явлинского этого бы не пережила. Скандалов, в которых был замешан Дробинин, хватило бы на десяток таких партий. К примеру, в самый разгар конфликта, возникшего по поводу непогашенной задолженности коммерческого банка «Супримэкс», обанкротившегося в 1997 году, Дробинин стал не только основным финансовым менеджером «Яблока», но и фактическим руководителем президентской кампании Григория Явлинского. Кстати, история с банком закончилась в «чикагском стиле»: в конце 2001 года был убит заместитель префекта Западного административного округа Москвы Сергей Балашов. Некоторые приписывали авторство «заказа» бизнесмену Андрею Дробинину, который ранее контролировал «Супримэкс». Более того, одна из озвученных в СМИ версий прямо связывала исчезновение средств клиентов «Супримэкса» и Легпромбанка с финансовым благополучием «Яблока». В поле зрения следственных органов попала также информация о связях бывших владельцев «Супримэкса» и нынешних пайщиков Легпромбанка с солнцевской и казанской финансово-промышленными группировками.

Взаимовыгода

Converted 15179.jpg

В.Евтушенков

Понятно, что один только подобный «Легпромбанку» банк был просто не в состоянии прокормить довольно многочисленную армию сторонников Явлинского. Более или менее длительные «романы» завязывались у «яблочников»с ЛУКОЙЛом и АФК «Система». У Счетной палаты есть основания полагать, что «Яблоко» пользуется поддержкой кругов, близких к Демократической партии США.
В том, что партию финансирует бизнеc, ничего порочащего нет, а вот то, что партия это финансирование «отрабатывает», порочит ее репутацию. К примеру, за письмом трех депутатов - членов фракции «Яблоко» тогдашнему главе правительства Евгению Примакову по поводу коррупции в аппарате вице-премьеров (осень 1998) можно увидеть конкурентную борьбу между компанией сотовой связи МТС (дочерняя структура АФК «Система») и ее основным рыночным соперником компанией «Би Лайн». Соратники Григория Явлинского настаивали на неправомерности предоставления «Би Лайну» лицензии на работу в сотовом стандарте GSM, монополизированном к тому времени столичным оператором МТС. А политическая борьба «Яблока» против президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова, по мнению ряда отечественных СМИ, была мотивирована стремлением дружественного ЛУКОЙЛа как можно быстрее и на максимально выгодных для себя условиях получить доступ к нефтяным запасам калмыцкого участка каспийского шельфа.
Сегодня «фруктовая» партия, как и некоторые другие, обрела одного, но очень богатого спонсора. На своем недавнем съезде «Яблоко» утвердило свой федеральный и региональный предвыборные списки. Пять мест в них были распределены среди представителей очередной крупной нефтяной компании. Среди них оказались: два топ-менеджера компании - член совета директоров Константин Кагаловский и вице-президент Галина Антонова, в прошлом эспээсовец, а ныне директор фонда «Открытая Россия», гендиректор компании «Медиалот» (которая организовала лотерею «ТВ Бинго шоу») и вице-президент Российского еврейского конгресса.
Как поговаривают, нового инвестора «Яблоку» подобрали в Кремле. Партия сидела на голодном пайке до тех пор, пока ее лидер Явлинский не стал вхож в кабинет президента.

Нос по ветру

Смена источников финансирования заставляет «оплот российского либерализма» быть крайне непоследовательным. К примеру, в период борьбы за президентское кресло Явлинский использовал электронные СМИ Гусинского. А сегодня в российской прессе Григорий Алексеевич предлагает создать «общественное» телевидение, чтобы «освободить СМИ от давления олигархов». Такое удивительное совпадение принципиальной позиции Явлинского с переменчивыми настроениями его спонсоров может делать политику «Яблока» вполне предсказуемой. В оппозиционности Явлинского можно не сомневаться - во всяком случае, до тех пор, пока его финансируют частные лица.
А вот если благосостоянием «Яблока» вдруг озаботится наше скуповатое правительство...

***

Лоббители честной политики

Принципиальность - вещь выгодная, конечно, если ею грамотно распорядиться. Одно из основных отличий думской фракции "Яблоко" от всех остальных заключается в принципиальном отказе голосовать за принятие бюджета, каким бы он ни был, и попытке предложить альтернативу собственного сочинения. 

Иван Деменышин

Фото Д.Лекай/КоммерсантТакой подход к обсуждению государственного кошелька характеризует его сторонников как людей принципиальных, но непрактичных. Правда, если внимательно присмотреться к некоторым законодательным инициативам соратников Григория Явлинского, становится ясно, что эта жесткость позиции «Яблока» прямо зависит от настроения его спонсоров.
Время, отведенное депутатам на утверждение проекта государственного бюджета, большинство депутатов воспринимает как сезон охоты на деньги. В здании Госдумы становится ощутимо оживленнее, а на заседаниях появляются даже самые рьяные прогульщики из числа народных избранников. «Яблочники» в «конфиденциальных переговорах» с представителями правительства принципиально не участвуют.
Зато, отказываясь от ежегодного «распила» денег государственных, сторонники Григория Явлинского компенсируют свои потери на других фронтах. Взять, к примеру, самый громкий и запутанный лоббистский проект «Яблока» - закон об СРП (соглашениях о разделе продукции). По длительности кампания лоббирования СРП - абсолютный рекордсмен: с упорством, достойным лучшего применения, «Яблоко» проталкивало этот проект и необходимые для его действия поправки к законодательству аж с 1995 года.

Союз по любби

Стоит упомянуть остальных «партнеров» «Яблока» в лоббировании этого законопроекта. Для наглядного примера вполне достаточно списка имен и должностей:
– министр экономического развития и торговли Герман ГРЕФ; 
– глава департамента СРП Минэкономразвития Ольга РЫБАК;
– заместитель министра энергетики РФ Валентин ШЕЛЕПОВ;

– первый заместитель председателя Комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Совета Федерации РФ Виктор ОРЛОВ;
– председатель Комитета ГД по природным ресурсам и природопользованию Александр БЕЛЯКОВ.
Политический вес фигур из этого списка немногим уступает весу «яблочников», а их административный ресурс - несравнимо больше. Примечательно то, что эти люди представляют собой часть правительства, бюджетным инициативам которого «Яблоко» демонстративно противостоит.
Вкратце суть идеи СРП такова: инвесторы получают возможность вкладываться в сырьевой бизнес, выплачивая государству не процент от прибыли, то есть налоги, а часть полученной продукции. В глазах иностранных инвесторов сырьевая отрасль в России - не слишком надежный объект вложений. Налоговый кодекс то и дело перекраивается, а значит, прогноз прибыльности невозможен. Принятие закона об СРП должно было все радикальным образом изменить: вместо меняющихся для всех налогов инвестор отдает часть прибыли, размер которой зафиксирован в договоре именно с ним. По идее, этот закон был призван оздоровить инвестиционный климат в стране и привлечь зарубежные инвестиции.

Но нашлись и контраргументы. Во-первых, от нововведения страдали интересы отечественной добывающей отрасли, не имеющей достаточно свободных средств для начала разработки новых месторождений. Во-вторых, в силу национальной специфики немедленно были озвучены вопросы: кто будет решать, кому отдать на разработку то или иное месторождение, и что он с этого поимеет? Как показывает практика, инвестиционные тендеры у нас выигрывает не тот, кто предлагает вложить больше денег в проект, а тот, кто сумел заранее вложить побольше денег в руку чиновника, ведающего проблемой.

Можно сказать, что эксперимент с СРП провалился: идея, успешно прижившаяся во многих странах третьего мира, в российских условиях не заработала. Окончательный приговор был вынесен поправкой к закону, разрешающей применять СРП только после проведения аукциона по продаже лицензии на разработку месторождения и только в случае, если лицензия так и не была выкуплена.

Для фракции «Яблоко» в Госдуме прения вокруг СРП долгое время были поводом продемонстрировать свою принципиальность. Степень важности вопроса показывает присутствие на сайте «Яблока» специального раздела об СРП - рядом с разделами «Политическая жизнь России» и «Информационно-политический бюллетень партии «Яблоко». Обусловлен ли интерес депутатов от «Яблока» уверенностью в полезности проекта для государства или же у сторонников Явлинского есть свои корыстные мотивы? Поскольку откровенного признания ждать не приходится, попробуем проследить цепочку развития событий.

Наиболее последовательные противники СРП - российские частные нефтяные компании. В мае этого года были приняты поправки к Налоговому кодексу, окончательно похоронившие проект. Если предположить, что лоббистскую деятельность «Яблока» оплачивали заинтересованные в СРП межнациональные корпорации, то после такого провала поток средств в партийную казну должен был прекратиться. Не тут-то было. Партия Явлинского нашла новый источник дохода: спонсором «Яблока» стала одна крупная и очень известная отечественная «нефтянка». Получается, что сразу после провала проекта, лоббируемого много лет, принципиально отстаивающая свои позиции партия открыто берет деньги у его принципиального противника. Более того, теперь речи «яблочных» депутатов об СРП стали гораздо короче и невнятнее.

Вывод прост: потребность в новом источнике финансирования перевесила амбиции, из которых денег выжать уже невозможно. Если же, зажмурив глаза, принять за аксиому предположение, что «Яблоко» не имело в этом деле практического интереса, профессиональная пригодность партийных экономистов попадает под сомнение: серьезная,долгая работа на фантастически богатого клиента была выполнена задаром.

«Дело банкиров»

Есть в истории лоббистских побед «Яблока» проект, сравнимый по масштабу с эпопеей СРП. Это - проталкивание закона о Центральном банке РФ. Вот далеко не полный список привилегий, закрепленных за ЦБ законом:
– право самостоятельно определять структуру отчетов о своей деятельности, то есть показывать проверяющим органам только то, что ЦБ сочтет нужным;

– право монопольно регулировать деятельность коммерческих банков, то есть кредитовать банки, руководствуясь не формальными требованиями к заемщику, но исключительно своими соображениями;

– право самостоятельно формировать из своей прибыли фонды заработной платы, социального и пенсионного обеспечения, объемы которых ничем не ограничены.

В результате в одном только 1997 году Центробанк потратил на себя столько же денег,сколько стоило все государственное управление целиком. Понятно, что все видные представители «Яблока» как один человек от своего участия в судьбе скандального закона упорно открещиваются. Зато один из основателей «Яблока» Юрий Болдырев утверждает, что партия Григория Явлинского сыграла в его принятии едва ли не решающую роль.

Лоббить -  и никаких гвоздей

Остальные лоббистские проекты «Яблока» значительно менее масштабны и по громкости огласки, и по размеру потенциальной прибыли. К примеру, после принятия нового закона о банкротстве у законодательной и исполнительной ветвей власти возникла насущная потребность изменить существующий механизм антикризисного управления. Одним из новых стандартов стала статья нового закона о саморегулируемых организациях арбитражных управляющих (СРО) - института, занимающегося внешним управлением.
Возникла новая структура на удивление быстро - уже через три месяца после принятия закона встал вопрос: какое из государственных ведомств будет контролировать этот институт? В качестве противоборствующих сторон выступили ФСФО и Министерство юстиции, занимавшиеся проблемами внешнего управления до принятия нового закона,и коалиция из трех министров - министра финансов Алексея Кудрина, министра экономики Германа Грефа и министра по налогам и сборам Геннадия Букаева,- желающих совместного контроля над СРО. В поддержку инициативы Германа Грефа выступила и партия «Яблоко», организовавшая специальные парламентские слушания на тему «О ликвидации ФСФО».

Цена вопроса напрямую зависит от «рынка банкротств». За 2002 год, когда был принят новый закон, было завершено производство по 15 950 делам о банкротстве, то есть, как ни прикидывай, за контроль над отраслью стоит побороться.

Мелочевка на табак

Менее масштабен другой проект «Яблока» – законодательная инициатива освободить от налога с продаж безналичные расчеты. Мотивировалось предложение стремлением защитить индивидуальных предпринимателей, чье налоговое положение заведомо хуже, чем у юридических лиц. Реализовалась затея только частично - не прошел голосование пункт об отмене налога на операции по пластиковым картам.Относительно этого пункта представители «Яблока» утверждают, что его принятие могло простимулировать оплату покупок по карточкам, приучая к использованию банковских транзакций и заставляя задуматься о легализации своих доходов. С обратной стороны медали - интерес банков, имеющих системы пластиковых карт.

Наиболее удачной стала лоббистская кампания «Яблока» по запрету рекламы табачных изделий. Официальной целью программы названа забота о здоровье нации и о чистоте сознания беззащитного перед рекламой курильщика. Гораздо интереснее инициатива выглядит в свете некоторых фактов из биографии ее автора.

Закон об ограничении рекламы табака - творение лидера ростовского филиала «Яблока» Михаила Емельянова. Этот политик много лет дружит с генеральным директором ОАО «Донской табак» Иваном Саввиди. Глава «Донского табака» дважды помогал Емельянову организовать предвыборную кампанию.

Интересный нюанс: внесение в Госдуму законопроекта состоялось буквально через пару дней после заявления Саввиди о том, что брэнд, принадлежащий «Донскому табаку»,- сигареты «Наша марка» - не нуждается в рекламе, поскольку является харизматическим.

Результатом борьбы за здоровый образ жизни стал закон, запрещающий рекламу табачных изделий на телевидении, но оставляющий возможность внешней рекламы сигарет. Фактически объем рынка не пострадал - исчезла реклама табака на телевидении, но закон совпал с мощными антитабачными кампаниями в США и Европе, в результате которых монстры отрасли двинулись покорять российский рынок. За 2001 год объем рынка щитовой рекламы сигарет составил 49 миллионов долларов, то есть вдвое больше, чем в 2000-м. Причем активность эта была обеспечена вовсе не отечественным производителем, о пятилетнем стаже поддержки которого писал в своем пресс-релизе господин Емельянов. С рекламой в печатных изданиях получилось интереснее всего - штрафы за размещение ненадлежащей рекламы оказались на порядки меньше прибыли изданий от рекламы. Со всеми вытекающими последствиями.

Ценность жесткой позиции

Безусловно, лоббизм - занятие некрасивое, но вполне законное. К примеру, в Соединенных Штатах Америки деятельность профессиональных «толкачей» регулируется специальным законом. Правда, там они почему-то не маскируются под «совесть нации» и «оплот либерализма». У нас закона, регулирующего лоббистскую деятельность политиков, нет. Отсюда - высокие расценки на работу политических партий, ставших типичными «группами влияния». И возможность в розницу торговать собственной принципиальностью, конвертируя убеждения избирателей в твердую валюту спонсорских перечислений...

* * *

Юрий Болдырев, один из основателей партии «Яблоко»:
– «Яблоко» выдвинуло красивый лозунг - вывод недропользования из зависимости от нестабильных законов и корыстного чиновника в цивилизованную гражданско-правовую сферу. Но под этим прикрытием чиновникам позволили раздавать месторождения на произвольных условиях, да еще и под международной юрисдикцией, ограничив право России регулировать потоки своего сырья на внешние рынки. И плюс - с прямой протекцией не своим, а зарубежным производителям оборудования…

Лоббируемый «Яблоком » закон об СРП в российском варианте - это следствие политики США и транснациональных корпораций по установлению контроля над мировыми запасами природных ресурсов. Подчеркиваю: не разовая покупка каких-то объемов сырья и даже не долгосрочное извлечение прибыли от его добычи, а именно установление на десятки лет вперед полного контроля над потоками сырья и ценами на него.

Надо отдать должное Совету Федерации созыва 1993 –1995 гг. Несмотря на явное давление и манипулирование общественным мнением через СМИ (мол, вредные сенаторы не дают пролиться на страну золотому дождю иностранных инвестиций - приводились суммы «потерь» в сотни миллиардов долларов), после беспрецедентного противостояния, когда закон три месяца (!) висел между нижней и верхней палатами парламента, Совет Федерации исходный закон отклонил. После чего нам удалось в согласительной комиссии (я был ее сопредседателем от СФ) исключить из закона ряд самых опасных для страны положений, существенно его скорректировать.

В начале 90-х собственники российских компаний, отдавая себе отчет в том, откуда взялась их собственность, переводили за рубеж все, что можно. И власть, опасаясь за свое будущее (особенно в 1995 году, когда результаты президентских выборов были под вопросом), все распродавала за бесценок. Интересы совпали. Закон об СРП лоббировался транснациональными корпорациями и администрацией США при поддержке российских компаний и даже при жестком давлении на несогласных со стороны президента и правительства России. Гримаса истории в том, что на роль проводника проекта и соответствующего закона в Думе была выбрана оппозиция президенту и правительству, да еще и «демократическая», «яблочная»…