Закупка устаревшей медтехники обернется потерями госбюджета до 1,5 млрд руб. в год

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Скандалы.ру, origindate::26.12.09

Закупка устаревшей медтехники обернется потерями госбюджета до 1,5 млрд руб. в год

При поддержке доверенного лица Чемезова бизнесмен Анатолий Добагов лоббирует получение заказов на "произведенные в России" американские томографы

Владимир Сергеев

Есть такое понятие в Гражданском кодексе РФ: упущенная выгода. Закон трактует его как неполученные доходы, которые субъект получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ст.15 п.2 Гражданского Кодекса РФ). То есть, грубо говоря, недополученные доходы приравнены к убыткам. Но то, что ясно Кодексу, принимает весьма размытые очертания, когда речь заходит о контрактах с уступками иностранным компаниям. Тут очень трудно определить, есть ли упущенная выгода, во-первых, потому, что лицом, чье право нарушено, оказывается государство. А государство это такая субстанция, в которой чиновники всё спишут. А, во-вторых, где грань между договорными отношениями и пресловутым недополученным доходом, если соблюдены рамки контрактных отношений, высокие договаривающиеся стороны жмут друг другу руки, а хищный интерес наживы прикрывается интересами страны?

Конечно, грань тут есть — это заинтересованность иных ответственных лиц, которые набивают свой карман на сделках, не выгодных государству.

В этой связи вспоминается скандальная история с концерном Siemens, который в 2002-2003 года был чуть ли не монопольным поставщиком оборудования для российских энергосбытовых компаний и телекоммуникационных сетей. Секрет завоевания нашего рынка оказался прост: позже уволившиеся топ-менеджеры Siemens публично признались, что на протяжении многих лет щедро раздавали взятки российским чиновникам, а те, в свою очередь, настойчиво рекомендовали энергетикам в регионах закупать оборудование именно этой немецкой фирмы. История получила широкий не только общественный, но и судебный резонанс, Всемирный банк, в частности оштрафовал компанию Siemens на 100 млн. долларов. Однако получил ли по заслугам хоть кто-то из тех чиновников, которые способствовали «прорыву» концерна Siemens на рынок поставок с убыточным для России балансом?

Схожие симптомы просматриваются сегодня на рынке закупок российскими медучреждениями лекарственных препаратов и медицинского оборудования. Правда, здесь лоббирование интересов тех или иных производителей проходит под благородным внешне лозунгом, который озвучил лично президент России Дмитрий Медведев: необходимо снижать зависимость российской медицины от импорта и закупать все отечественное. Министр здравоохранения и социального развития России Татьяна Голикова в ответ на это на встрече с премьером Путиным предложила да не рекомендовать, а «обязать регионы закупать отечественные лекарства, если они не уступают в качестве зарубежным аналогам». Как известно, все закупки, связанные с медициной, в регионах курируют администрации, причем на самом высоком уровне — губернаторов и вице-губернаторов. А те, в свою очередь, крайне редко рискуют ослушаться «авторитетных рекомендаций» Москвы.

Но если с лекарствами такой подход теоретически осуществим, то с медицинским оборудованием дела обстоят значительно сложнее — никаких аналогов современным зарубежным диагностическим комплексам в России просто нет. И разумеется, многие зарубежные фирмы очень хотели бы поставлять к нам свое оборудование. А поскольку в официальной российской медицине сегодня действует железное правило «покупать отечественное», эти компании идут на разные ухищрения, чтобы не потерять перспективный рынок. И хитрее всех на этот раз оказалась американская General Electric, которая через оперативно найденного на российских просторах делового партнера — фирму «Медицинские технологии Лтд.» — разнесла по миру сенсационную новость: в России появился первый компьютерный томограф российского производства!..

В начале декабря 2009 года на выставке «Здравоохранение 2009» в Москве, состоялась шумная презентация совместного проекта американской компании GE Healthcare (подразделение известного холдинга General Electric) и российского ЗАО «Медицинские технологии Лтд» (МТЛ). Первым плодом сотрудничества был назван компьютерный томограф GE BrightSpeed Elite — очень сложный и дорогой прибор. А поскольку томограф настойчиво позиционировался как продукт не американской, а именно российской инженерно-технической мысли и отечественного производства, можно не сомневаться, что именно его закупки для медицинских учреждений страны будет в скором времени финансировать российский бюджет.

Совместному проекту на презентации всячески придавался статус российского технологического прорыва. На главной странице интернет-сайта МТЛ было вывешено исполенное гордости заявление президента этой компании Анатолия Дабагова: «Мы гордимся возможностью сотрудничать с таким мировым лидером в области технологии здравоохранения, как General Electric. Опыт МТЛ как ведущего российского производителя оборудования в сочетании с технологиями GE мирового класса создают основу для локализации технологий GE и улучшат доступ к высокотехнологичным методам лечения по всей России…»

Между тем, специалисты в области медицинского оборудования не могли скрыть удивления. За чудо, призванное спасти российское здравоохранение, выдавался, по сути, товар, который уже давно и не слишком успешно продается на западном рынке. Подобные томографы производятся многими ведущими электротехническими концернами, конкуренцию GE здесь составляют такие гиганты как, например, голландский Philips или японская Toshiba. И никаких сверхсекретных технологий, которые не могли бы освоить или даже превзойти оригинальными разработками российские инженеры, в этой сфере нет.

Складывается впечатление, что нас просто держат за дураков, рассказывая о технологическом прорыве. На деле «ведущий российский производитель медицинской техники» (так гордо себя именует компания МТЛ) в ходе этой сделки не добился доступа к передовым западным технологиям — с американской стороны, это просто «отверточная сборка» их импорта на туземной территории. Что, впрочем, не скрывают и в МТЛ, говоря, что без отверточной сборки им на этом этапе не обойтись.

Торопливость, с которой общественности стараются доказать необходимость поставки медицинским учреждениям томографов, собранных на российской площадке из комплектующих General Electric, тоже настораживает. Очень похоже, что этим участники проекта хотят скрыть от общественности, что весь смысл проекта, в конечном итоге, сведется к навинчиванию на американскую технику шильдиков «Сделано в России». И больше всего не хочется сторонам, очень тонко делающим из импорта российское изделие, говорить об экономической стороне этого вопроса.

А она заставляет экспертов наморщить лоб и подумать о том, во что «плоды сотрудничества» на почве отверточной сборки обойдутся российскому бюджету. Ведь, как справедливо заметил один из экспертов, директор по исследованиям DSM Group Сергей Шуляк, «скорее всего GE хочет воспользоваться преференциями, которые российское правительство предоставляет отечественным производителям медицинского оборудования».

Того же мнения придерживается член консультативной рабочей группы по модернизации и технологическому развитию экономики России при Президенте РФ Георгий Шебаев: «Поскольку это «отверточная сборка», то продукция может считаться товаром отечественного происхождения, и в соответствии с существующими преференциями продаваться на 15% дороже».

То есть, если отбросить дипломатию, то надо признать, что с помощью «отверточной сборки» в страну пойдет, по сути, неактуальный серый импорт, на котором российской будет только этикетка. А теперь давайте посчитаем, какую упущенную выгоду будет иметь бюджет, которому томографы обошлись бы на 15% дешевле, если бы их государство непосредственно закупило бы в США или Европе и Японии. Средняя стоимость томографов такого класса — 3–3,5 миллиона долларов, а потребность российских лечебных учреждений в подобных приборах составляет на сегодняшний день около 100 единиц в год.

Нетрудно посчитать, что потери государства (и, следовательно, прибыли пролобировавших этот проект коммерсантов и чиновников) только за один год «плодотворного сотрудничества» GE с фирмой MTL составят 1 миллиард 560 миллионов рублей!

Надо отметить, что совместный проект GE Healthcare и ЗАО «Медицинские технологии Лтд» вызвал недоумение экспертов еще по ряду моментов.

— Для начала хотелось бы узнать, на каком основании организация «Медицинские Технологии Лтд» величает себя «ведущим российским производителем оборудования», — задается вопросом эксперт «Ассоциации лучевой терапии и лучевой диагностики» Дмитрий Чистов. — Насколько мне известно, головной офис этой фирмы находится в Москве, а производственный цех в переоборудованном помещении в Яковлевском районе Белгородской области. Что они там производят, толком не известно. Скорее всего, переклеивают таблички на импортном б/у. Кроме того, американская техника, те же томографы, заметно уступает в категории цена-качество европейским аналогам. Значит, чтобы пробиться на российский рынок, американцам надо включать коррупционные схемы…

…Сейчас для такого коррупционного сценария, похоже, уже созданы условия — надо только проследить, как чиновники в 2010 году будут обеспечивать компьютерные томографами больницы и медицинские учреждения. Если львиная часть поставок будет пущена с удорожанием в 15%, которое принесет презентованный проект, то впору этой историей заниматься компетентным антикоррупционным органам.

Между тем, презентация проекта с GE показала, что у руководителя компании МТЛ Анатолия Дабагова имеется мощная поддержка среди высокопоставленных лиц. Откровенно это продемонстрировал, в частности, присутствовавший на выставочном стенде МТЛ гендиректор ОАО «Корпорация Биотехнологии» Петр Каныгин. Его присутствие было воспринято экспертами не иначе, как одобрение «свыше»: ведь Каныгин недавно не только получил руководящее кресло в ОАО «РТ-Биотехпром» (структуры ГК «Ростехнологии»), но и включен в состав двух рабочих групп Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России при Президенте РФ.

Следует заметить, что Каныгина и Дабагова связывает их совместная деятельностью в некоммерческом партнерстве «Опора России», где они оба состояли в членах президиума общественной организации, через которую каждый решал свои вопросы.

Петр Каныгин лоббировал тогда интересы алкогольной промышленности — в качестве председателя подкомитета по предпринимательству в сфере производства и оборота этилового спирта, спиртосодержащей торговой продукции Торгово-промышленной Палаты РФ и руководителя холдинга «Винный мир». Тогда, отстаивая интересы близких ему водочных заводов, он осуждал «беспрецендентные акты террористической угрозы нашему государству со стороны бесконтрольного импорта на территории Российской Федерации».

Теперь былой лоббист всего отечественного, которому глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов отдал в руки судьбу промышленных биотехнологий, не печалится, что скрытый импорт американских томографов под флагом МТЛ может подорвать конкурентоспособность других российских производителей. Можно не сомневаться, что, найдя общий язык с таким могущественным чиновно-управленческим институтом как «Ростехнологии», американцы без особых проблем добьются рассылки в регионы рекомендаций закупать именно эти, «отечественные» томографы GE BrightSpeed Elite. Демонстративное появление доверенного лица Чемезова на стенде как бы указывает, что 1,5 млрд потерь бюджета ничто по сравнению с желанием поддержать коллегу-предпринимателя.

Что касается Анатолия Дабагова, то в рамках "Опоры России" он пытался погасить свои проблемы с российской таможней, которой "Медицинские технологии" пару лет назад остались должны 50 миллионов рублей в качестве налога на ввозимую продукцию. По всей видимости, бизнесмен намерен решить финансовые проблемы своей компании за счет внедрения американцев на российский рынок через служебный вход, дверь которого, уж поверьте, умеют открывать старшие госкорпоративные товарищи. По крайней мере, на презентации в присутствии покровителя он вел себя настолько уверенно, что можно было подумать, что госзаказ уже у него в кармане.

И неважно, что на стенде выставки «Здравоохранение 2009» Дабагов даже не мог внятно обрисовать бизнес-проект — заявил, мол, мы пока не знаем, как мы будем ввозить, как будем собирать, как будем продавать… Конкретным местом его выступления явились лишь слова, что подготовка документов при подписании договора о сотрудничестве заняла «целых… 20 дней». Но какое значение имеют эти мелочи, когда такое начинание идет в медико-отвёрточный прорыв! И когда пахнет деньгами, вокруг которых уже кружатся заинтересованные лица…

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif