Залетный спецназ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Залетный спецназ

"Сообщение информагентства звучало кратко: “В Министерстве обороны России разгорается скандал вокруг использования авиации ВВС представителями криминальных структур. В ходе прокурорской проверки выявлены нарушения закона при использовании самолетов “Ил-62М”. Бортами, предназначенными для высших должностных лиц Минобороны и оборудованными спецсвязью, пользовались преступный “авторитет” — лидер измайлово-гольяновской группировки и другие представители теневого бизнеса. Прокуратура установила, что эти лица фрахтовали воздушные суда через подставные фирмы”. Хотя в сообщении не прозвучало название авиадивизии, быстро выяснилось, что речь идет о подмосковной авиабазе “Чкаловская”.

Восьмая авиадивизия особого назначения (АДОН) прославилась тем, что здесь когда-то летал Валерий Чкалов и готовился к космическому старту Юрий Гагарин. Да и сегодня расположенный в 20 километрах от Москвы военный аэродром считается своеобразной визитной карточкой Военно-воздушных сил. Присутствующая в названии приставка “особого назначения” заметно перевешивает “ордена Ленина, Краснознаменная...”. АДОН — единственное соединение ВВС, напрямую подчиняющееся главкому, а его командира назначает сам президент. К Чкаловскому приписаны личные самолеты министра обороны и начальника Генштаба.
Два входа на “перрон” По помпезности Чкаловский аэродром готов соперничать с правительственным “Внуково-2”. Здесь наличествуют VIP-залы с ковровыми дорожками, мягкими креслами и услужливыми официантками. Для высоких гостей даже вход отдельный, чтобы случайно не забрели в левое крыло здания, предназначенное для обычных пассажиров, нередко кукующих на аэродроме по нескольку суток. Задержки и отмены рейсов в Чкаловском столь же часты, как и необъяснимы. В гражданском аэропорту хотя бы объявления звучат: мол, вылет откладывается по погодным условиям. В Чкаловском сонная барышня с ефрейторскими лычками в регистрационном окошке в лучшем случае буркнет: “Ждите”, а то и пошлет куда подальше.
И ждут. А куда деваться, например, старлею-отпускнику с Камчатки? Билет до Петропавловска-Камчатского стоит 9 тысяч рублей — трехмесячное жалованье старшего лейтенанта. Впрочем, еще не факт, что офицер бесплатно доберется до Дальнего Востока военным самолетом. Списки на единственный в неделю плановый рейс из Чкаловского составляют на центральном командном пункте ВВС, где вне очереди идут министерские, генштабовские и вэвээсные заявки. Армейских чинов и их многочисленных родственников — всегда с перебором. Явно не вписывающиеся в привилегированную компанию Ваньки-взводные почем зря кроют матом столицу, демократов и все авиационное начальство.
— Чтобы я еще связался с этими летунами!.. Лучше в долбанном гарнизоне весь отпуск просидеть! — шипит “пролетевший” мимо рейса офицер.
Чуть поостыв, он вместе с другими пассажирами-неудачниками идет караулить экипаж — остается робкая надежда, что найдется сердобольный летчик, готовый на свой страх и риск посадить в переполненный самолет незадачливого отпускника.
Дубленки в цинковых гробах О мастерстве пилотов из Чкаловского ходят легенды. Летчики здесь и впрямь подобрались опытные — благо желающих служить в Подмосковье хоть отбавляй. Да и возможностей не потерять профессиональные навыки здесь гораздо больше, чем в войсках (при среднегодовом налете в ВВС 20—30 часов адоновцы набирают на порядок больше). Случались, правда, в дивизии и серьезные авиакатастрофы. Ветераны помнят шоковое состояние октября 64-го, когда под Белградом разбился “Ил-18” с начальником Генштаба маршалом Бирюзовым. Еще одна черная страница — авиакатастрофа “Ил-18” недалеко от Батуми в октябре 2000 года. Едва не поседели летчики, когда чуть не отправили к праотцам министра обороны маршала Игоря Сергеева — на косовском аэродроме “Слатина” английские диспетчеры так завели на посадку его персональный “Ту-154”, что самолет чиркнул крылом о землю. 
Впрочем, вины экипажей в тех происшествиях не было. Другое дело, что наряду с летной подготовкой преуспели чкаловцы на ином, куда более сытном поприще — в коммерции. Деньги в АДОНе делают все и на всем. К примеру, в батальоне охраны подрабатывают автоизвозом — с прямой доставкой к “перрону”. Выкладывай на КПП пару сотен — и ворота закрытого городка немедленно распахнутся. За 50 рублей любезно подвезут к станции, а дорога до Москвы обойдется как минимум в полтысячи. 
На “бомберов” летчики посматривают свысока: у них бизнес прибыльней. Самолет — не “жигуленок”, при умелом подходе на нем можно ковать немалые деньги. Еще в начале 80-х золотую жилу нащупали экипажи, летавшие из Чкаловского в Афганистан. На войну летчики везли спиртное. Обратно, под видом “груза-200”, переправляли целые партии дефицитных шмоток и аудиоаппаратуры. Ходовой товар тек в Союз рекой, пока не грянул гром: особисты и следователи военной прокуратуры устроили в АДОНе шмон. На скамье подсудимых оказались и рядовые пилоты, и несколько генералов.
Летчики-пилоты, бочки — в самолеты! Наученные горьким опытом предшественников, нынешние коммерсанты в погонах действуют осторожней. Например, при наличии свободных мест экипажу разрешено подсаживать на борт штатских пассажиров. Перелет для них платный, но получается все равно раза в полтора дешевле, чем Аэрофлотом. Порой среди пассажиров оказывается гораздо больше знойных южан, чем военнослужащих — кто девушку поит, тот девушку и танцует. 
Несколько лет назад после многочисленных жалоб пассажиропоток начали контролировать офицеры главного штаба ВВС. Изворотливые авиаторы тут же отыскали выход: за приличную мзду на аэродроме оформляли справки о принадлежности к... Российской армии (служащие РА пользуются теми же льготами, что и военные). Разбиравшиеся с катастрофой “Ил-18” под Батуми следователи оторопели, узнав, что около десятка пассажиров, граждан Грузии и Армении, именно таким способом оформились в Чкаловском на злополучный рейс.
Еще проще заниматься попутным грузом. Диспетчеры на аэродромах свои, с ними всегда можно договориться о “небольшом довеске” тонн этак в пять. С Дальнего Востока военные самолеты везут бочки с икрой и ящики красной рыбы. Из Ахтубинска — перец, лук, помидоры и арбузы. Из Абхазии — мандарины... Страна у нас большая, и на ее просторах обязательно сыщется если не дефицитный, то дорогой в столице продукт.
В конце мая прошлого года я оказался в Душанбе. Перед отлетом в Москву заехали на местный рынок, славящийся дешевыми фруктами. Рядом пристроился армейский грузовик, который загружали под завязку персиками, сливой и черешней три офицера в летном камуфляже. Каково было удивление, когда на аэродроме встретили этих же летчиков у “Ил-76”. Обнаружились и ящики с фруктами — в салоне самолета. В Москве килограмм черешни стоит как минимум 75—80 рублей, а здесь 2 сомони (около 25 рублей). Арифметика военно-летной предприимчивости несложная — с каждой сотни килограммов навар пять тысяч.
Аэродромные тайны Наивно полагать, что о коммерческих изысках летчиков не знают их командиры. Не просто знают — негласно контролируют каждый “хлебный” рейс. Возвратившийся из командировки экипаж обязательно отстегивает долю начальству. Подпитывает Чкаловский и штабы повыше. Не единожды наблюдал, как разгрузкой “почтовика” с Дальнего Востока командовали полковники из Минобороны, Генштаба и Главного штаба ВВС: стокилограммовые бочки икры с аэродрома прямехонько отправлялись на генеральские дачи. Оттого и отношение к АДОНу в “высоких” кабинетах всегда сохранялось трепетное, почти родственное. Помнится, в 1992 году приветственный адрес юбиляру комдиву Владимиру Павлову сочиняло все управление воспитательной работы Военно-воздушных сил. “Произведение” несколько раз носили на утверждение главкому Петру Дейнекину. Какой еще комдив в ВВС похвастается таким вниманием?!
Как и на чем зарабатывал Павлов, сегодня разобраться трудно — концы его предпринимательства надежно спрятаны в воду. Ныне генерал, с почетом отправленный в запас по выслуге лет, коротает дни на даче в селе Анискино. На какие шиши он возвел на живописном берегу Клязьмы трехэтажный кирпичный теремок с башенками, можно только догадываться. Впрочем, об одном источнике доходов Павлова все же удалось узнать. В начале 90-х, когда в гарнизонах разрешили открывать коммерческие ларьки и магазины, новый бизнес в Чкаловском был взят под жесткий контроль супругой генерала. Поговаривают, что и сегодня она рулит абсолютным большинством торговых точек в гарнизоне. 
Потом “бизнес-эстафету” подхватил преемник Павлова — генерал Алексей Алешин. В его эпоху коммерция расцвела в дивизии особого назначения пышным цветом. Видимо, не случайно предприимчивого комдива в гарнизоне метко окрестили “Мистер доллар”. Полеты с перегрузом в Чкаловском в ту пору стали едва ли не узаконенными. Не без ведома генерала и его покровителей на аэродроме обосновалась грузовая авиакомпания “Атлант-Союз” (ее возглавил отставной полковник Станислав Лейченко). Эта фирма, занимающаяся встречей, погрузкой-разгрузкой и отправкой транзитных гражданских самолетов, в известном смысле здорово подгадила Алешину. В июле прошлого года “Ил-76” авиакомпании “Русь” не смог нормально взлететь с Чкаловского и разбился неподалеку от взлетной полосы. Расследовавшая катастрофу комиссия выяснила, что самолет пытался взлететь с 12-тонным перегрузом. После этого ЧП лично президент Путин распорядился не принимать в Чкаловском гражданские воздушные суда.
Генерал Алешин тогда отделался легким испугом. Он и раньше выходил сухим из воды в щепетильных ситуациях. Например, когда на прилетевшем из Душанбе самолете таможенники изъяли 2 килограмма героина. Этот товар в АДОНе не переводится. Местные жители не сомневаются, что основной поставщик наркоты в гарнизоне — торговцы-азербайджанцы, которых в свое время приютил генерал (понятное дело, не безвозмездно). Кавказцы в Чкаловском чувствуют себя как дома. Экипажи добросовестно поставляют на контролируемые ими рынки фрукты и ширпотреб. А наркотики можно в любое время приобрести в торговых точках: “на трубе”, в “торговке” или “фуражке” (это местные названия наркоточек). 
С Кавказом у дивизии связана еще одна довольно темная история. Три года назад проверкой деятельности АДОНа по использованию госсредств на воздушные перевозки занимался аудитор Счетной палаты Владимир Ульянов. В его отчете имеется прелюбопытный факт. На 1 марта 1999-го задолженность по перевозке президента Чечни Аслана Масхадова составляла 114,1 тысячи рублей. Иными словами, даже в период “безвременья” лидер Ичкерии пользовался услугами российской военной авиации, забывая при этом расплачиваться по счетам Минобороны. Куда и зачем летал на чкаловских бортах мятежный полковник, остается за кадром.
А генерал Алешин АДОНом уже не командует. Достроив шикарную дачу все в том же Анискине, в конце прошлого года он благополучно перебрался в главный штаб ВВС — на повышение...
“Башни” с душком Мы уже писали о махинациях с жилищным строительством в чкаловском гарнизоне (“Маклеры в погонах”, “МК” от 15 апреля с.г.). “Картина с квартирой” в гарнизоне и впрямь безрадостная: из 18 с половиной тысяч местного населения почти половина ютятся в хибарах 30—60-х годов постройки. 504 военнослужащих, в том числе летчики, вообще не имеют крыши над головой, 606 — довольствуются служебными квартирами, еще 205 — нуждаются в улучшении жилищных условий. Дело дошло до того, что главком ВВС генерал-полковник Владимир Михайлов решил расселять очередников АДОНа в других гарнизонах — Люберцах, Монине, Звездном городке. А министр обороны Сергей Иванов после посещения Чкаловского приказал вести здесь только бюджетное строительство.
Между тем последние 10 лет строительство в Чкаловском не прекращалось. Правда, возводили не бюджетное, а коммерческое жилье. Например, в 1999—2000 годах выросли в городке две многоэтажные “башни”. Только радости местным очередникам они не принесли — квартиры расхватали московские чины. 
Заселились в “башни” арбатские и вэвээсные “авторитеты” и их родственники. За прошедшие два года они приватизировали квартиры и теперь потихоньку перепродают элитное жилье “новым русским”. Насчет элитного — без преувеличений. Четырехкомнатная квартира здесь стоит 95—100 тысяч долларов. А что, Москва под боком, опять же цены на недвижимость растут...
С “высотками” анекдотичный случай вышел. По идее, их должна обслуживать древняя и вечно забитая общая канализационная система. Дабы избавить привилегированную публику от дурно пахнущих проблем, строители вывели трубы на аэродром. Но, видать, что-то не рассчитали. Когда зимой прошлого года из Чкаловского вылетал главком ВВС Анатолий Корнуков, из VIP’овских унитазов хлынул поток фекалий. Под генеральским взором с канализационным ЧП воевала вся дивизия. 
А что же с бесквартирными лейтенантами и капитанами?
— При лучшем раскладе они обзаведутся собственным жильем, когда станут полковниками, — не скрывают в КЭЧ гарнизона.
Керосиновая река, ядовитые облака Год назад экологи объявили зоной бедствия расположенный рядом с Чкаловским поселок Бахчиванджи — жители семи домов обнаружили в подвалах домов керосиновые лужи. Скважины здесь никто не бурил, просто прохудился топливопровод, построенный в середине 50-х для транспортировки авиационного керосина от станции Щелково в аэродромные резервуары. Выяснилось, что топливо сливали в грунт еще в 30—40-е годы. Вот и образовалось под летным полем и поселком горючее озеро (по-научному — линза), где, по подсчетам военных специалистов, скопилось около 20 тонн керосина.
Правда, спецы Минобороны превышения концентрации паров керосина в воздухе не обнаружили. Ведомственную броню не пробили даже жалобы детей и стариков на постоянную тошноту, головную боль и рвоту. Тем не менее главком ВВС приказал командиру 8-й дивизии создать комиссию и разобраться в ситуации. Помогать военным вызвались МЧСные эксперты.
Минул год. В подвалах домов все так же скапливается керосин. Необходимые для обеззараживания местности 50 миллионов рублей никак не отыщутся в оборонном ведомстве. Оно понятно: не генеральские же чада астму с туберкулезом зарабатывают.
Интересная деталь. Резервуары арендует у дивизии коммерческая фирма “Аэро-нефть”, возглавляемая бывшим сотрудником госбезопасности Александром Манько. По нашим данным, раньше ее негласно патронировал генерал Алешин, теперь — начтыла АДОНа полковник Александр Алексеев. Рискнем предположить, что полковник, в чьем ведении находится служба горюче-смазочных материалов, не слишком заинтересован в разбирательствах вокруг керосиновой линзы. Не оттого ли скандал в поселке Бахчиванджи благополучно спустили на тормозах?..
А теперь — о вещах не менее серьезных. Еще в 60-е годы под Чкаловским аэродромом устроили резервное газовое хранилище для Москвы и области. В естественные карстовые пещеры его закачали миллиарды кубов. Тайна за семью печатями раскрылась случайно: ни о чем не подозревавшие рабочие-бурильщики продырявили земляной купол хранилища, и ядовитые пары 10 суток вырывались наружу.
— Вонь стояла, свист, — вспоминает очевидец тех событий. — Машины словно парафиновый слой покрыл. Когда ликвидировали аварию, пришлось срубать три сотни деревьев — “задохнулись”. Диву даюсь, как люди живы остались...
Чкаловская дивизия и сегодня покоится на огромной газовой подушке. Страшно представить, какую беду может вызвать взрывоопасное хранилище. Малейший тектонический сдвиг почвы — и вырвется джинн из бутылки, пойдет гулять до самой столицы. 
А захмелевшую от собственной значимости элитную авиадивизию сейчас пытается встряхнуть новый комдив полковник Виктор Беляев. “За дело взялся основательно, кое-кто зарвавшийся уже трясется”, — говорят о нем в гарнизоне. Но добавляют: “При таком рвении не видать Беляеву генеральских лампасов...” "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации