Заложник Норд-Веста

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Заложник Норд-Веста

" Недавно в московских СМИ появились прогнозы о предстоящей отставке Виктора Черкесова, полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе. Обычно чиновники такие слухи не комментируют. Но полпред через подконтрольное ему информагентство отрапортовал: мол, его судьба всецело в руках президента. Спрашивается зачем?

  Логика Виктора Черкесова понятна. Он не из тех, кто "сам себя сделал". Будущего полпреда с младых ногтей растил и пестовал Комитет государственной безопасности. 
  Северо-Западный полпред родился 13 июля 1950 года в Ленинграде, в самой что ни на есть простой семье. Родители Виктора Черкесова, Василий Васильевич и Мария Петровна, всю жизнь проработали на одном из ленинградских судостроительных предприятий. Разумеется, выходец из пролетарской семьи не имел особых притязаний на поступление в престижный институт. Поэтому, закончив десять классов, он пошел служить в армию. 
  Если судить по тому, как в дальнейшем складывалась биография Черкесова, его первые опыты сотрудничества с "органами" пришлись именно на время службы. После армии он с первой попытки поступил на юридический факультет Ленинградского университета (на тот же курс, что и Владимир Путин), а окончив университет и проработав несколько месяцев в прокуратуре, перешел на должность оперуполномоченного в печально известное 5-е управление КГБ, занимавшееся делами "инакомыслящих". 
  Как хорошо известно всем, кто преподавал или учился в советских университетах в 60--70-х, такие блестящие карьеры делали студенты вполне определенного сорта. Из них впоследствии вырастали наиболее ценные кадры. Не имевшие связей в советской номенклатурной среде, не отличавшиеся заметными академическими успехами, всем в своей жизни они были обязаны "дорогим органам". 
На партийной работе
  Особых усилий раскрытие политических преступлений в СССР не требовало. И Виктор Черкесов сравнительно быстро продвигался по служебной лестнице: оперуполномоченный, следователь, начальник отделения и так далее. Своего первого диссидента он отправил за решетку еще в 1975 году. Позже вел дела сотрудников религиозного самиздатовского журнала "Община", феминистки Натальи Мальцевой, активистов СМОТ -- "Свободного межпрофессионального объединения трудящихся" -- первого независимого советского профсоюза. 
  Вячеслав Долинин, один из участников СМОТа, арестованный в 1982 году, вспоминает следователя Виктора Черкесова как весьма недалекого человека, трепетавшего перед начальством. "Черкесов вскакивал и вытягивался по стойке "смирно" каждый раз, когда в его кабинет заходил кто-нибудь из руководства", -- рассказывает Долинин. По его словам, в те времена Виктор Черкесов гордился своей работой. Допрашивая подследственных, он всячески упирал на то, что преследование диссидентов является не чем иным, как ответственнейшим партийным делом. 
  Правда, обязанности свои Черкесов выполнял не слишком старательно. То есть, конечно, кого надо сажал, но о выяснении всех обстоятельств "преступления" особо не заботился. Как говорит Вячеслав Долинин, в ходе следствия он так и не сумел обнаружить большую часть его диссидентских "прегрешений". Да и вел себя Черкесов сдержанно. На подследственных обычно не кричал и угрожал им тоже в своеобразной манере: "Мы же вас не бьем. Но у нас в арсенале есть и жесткие методы воздействия". 
  Чекист Виктор Черкесов отличался еще одним качеством. Будучи до крайности внимательным к требованиям начальства, он в то же время был совершенно не способен отследить, как менялось положение дел в стране. Но, как ни странно, благодаря этому в первый раз и прославился. Тем, что возбудил последнее в истории дело по 70-й статье Уголовного кодекса СССР -- "антисоветская агитация". 
  Дело было в разгар перестройки, в 1988 году. В Ленинграде к тому моменту возникло общественно-политическое движение "Демократический союз", создатели которого открыто ставили перед собой цель ликвидации советского строя. 
  Однако соответствующая статья УК еще действовала. И Черкесов, незадолго до того назначенный на должность начальника следственной службы питерского управления КГБ, вдруг решил выслужиться и возбудил против лидеров Демсоюза уголовные дела. 
  Входивший в эту организацию Юлий Рыбаков, ныне депутат Государственной думы, вспоминает, как в его дверь в 8 утра позвонили. На вопрос "Кто там?" ответил женский голос. А затем в квартиру ворвались чекисты. Протянув хозяевам ордер, подписанный начальником следственной службы Черкесовым, они принялись за обыск. Аресты не последовали за этими "следственными действиями" лишь благодаря тому, что Верховный Совет СССР вовремя отменил 70-ю статью. 
  Еще одна примечательная деталь. Непосредственно расследование дела лидеров Демсоюза вел Александр Федоров. Сейчас он первый зам. полпреда Черкесова, курирующий в его администрации правовые вопросы. 
  Пожалуй, единственным серьезным достижением Виктора Черкесова на ниве борьбы с "внутренним врагом" стало дело Павлова, сотрудника атомной инспекции Государственного морского регистра, передавшего спецслужбам Германии и США некие секретные сведения о советских подводных лодках. За его разоблачение в 1984 году Черкесов получил орден Красной Звезды. 
Мэру -- мир
  Крах КПСС и Советского Союза Виктор Черкесов, подобно многим другим комитетским начальникам, разумно переждал, благо, статус совершенно не обязывал его к выражению какой-либо политической позиции. К тому же мэром в Петербурге стал Анатолий Собчак, который, несмотря на свое либеральное мировоззрение, отлично понимал, что управлять городом без опоры на старые проверенные кадры не получится. 
  А кадры между тем постепенно перетекали в Москву. Уже в 1992 году ушел на повышение непосредственный начальник Черкесова глава городского управления Министерства государственной безопасности Сергей Степашин. Естественно, руководитель следственной службы управления был главным кандидатом на освободившуюся должность. Поэтому московские чиновники МГБ, не долго думая, назначили на нее Черкесова. 
  Питерская общественность, знаменитая своим либерализмом, восприняла это решение крайне неприязненно. Бывший борец с диссидентами был для нее символом советских политических репрессий, и его новое назначение воспринималось едва ли не как реставрация власти КГБ. Даже депутаты Ленсовета на короткое время отвлеклись от внутренних дрязг и начали готовить текст обращения к президенту с просьбой снять Черкесова с его новой должности. 
  К Собчаку отправилась представительная делегация городской интеллигенции, которая надеялась открыть ему глаза. Мэр изобразил на лице искреннее удивление и возмущение, пообещал лично переговорить с Ельциным и -- спустил все дело на тормозах. Бурная активность Ленсовета также не вылилась ни в какие практические действия. 
  Объяснялось это просто. В окружении Собчака все больший аппаратный вес набирали выходцы из спецслужб. Без их помощи мэр-профессор просто не мог управлять городом. Просто "из принципа" раздувать скандал вокруг фигуры Черкесова и портить отношения с его однокашником Владимиром Путиным Собчаку не хотелось. 
  Кроме того, мэр хоть и не любил нового главу управления МГБ, но в то же время знал, что никаких сюрпризов от него ждать не приходится. По слухам, Собчак неоднократно высказывался в том смысле, что Черкесов всегда служит тем, кому принадлежит власть. Власть в городе принадлежала ему, Собчаку, а в стране -- Ельцину, относившемуся вполне благожелательно к питерскому мэру-демократу. 
  Расчет этот оказался совершенно правильным. Либерал Собчак и бывший "душитель прекрасных порывов" Черкесов мирно уживались вплоть до 1996 года, когда мэр проиграл выборы. При этом главный питерский чекист поддерживал приятельские отношения с ключевыми фигурами городской администрации, проводя свой досуг в компании с бывшим коллегой, вице-мэром Владимиром Путиным. 
  В этих кругах Черкесов близко познакомился с прогрессивной журналисткой Натальей Чаплиной, которая вместе с питерским Союзом журналистов учредила газету "Час пик" -- как бы орган интеллигенции. Наталья Сергеевна стала его второй женой. Прежде такое вряд ли было возможно: моральный облик генералитета не разрешалось пятнать разводами. Но времена уже были другие. Неожиданно удачно решился и квартирный вопрос: Чаплина как раз получила новое жилье. По странному стечению обстоятельств это событие совпало с разгаром предвыборной кампании Анатолия Собчака, в которой "Час пик" принял активнейшее участие. 
  После поражения Собчака на выборах Черкесов столь же замечательно поладил и с новым мэром, Владимиром Яковлевым. Петербург шаг за шагом завоевывал звание криминальной столицы, а глава городского управления ФСБ наслаждался тихим семейным счастьем с молодой женой в новой квартире на Невском. Единственным событием, нарушившим эту благодать, стало дело Александра Никитина, арестованного питерскими чекистами в 1996 году по обвинению в шпионаже. 
  Сейчас, когда Никитин, сотрудничавший с норвежской экологической организацией "Беллуна", оправдан Верховным судом, сложно судить о том, что двигало Виктором Черкесовым, когда он давал согласие на "пошив" этого дела. Скорее всего, главный городской чекист задумывался о продолжении карьеры и с ностальгией вспоминал, как двенадцать лет назад разоблачил американского шпиона. Вот и решил буквально повторить успех: Никитина, напомним, как когда-то Павлова, обвиняли в передаче на Запад секретных сведений о российском атомном подводном флоте. 
  Благодаря этому делу Виктор Черкесов второй раз "прославился" на всю страну. За те четыре года, которые прошли до полного оправдания Никитина, обвинение неоднократно разваливалось в судах самых разных инстанций. Отзывы прессы о деятельности петербургского управления ФСБ были самыми нелицеприятными. Однако глава управления не отступал. И в итоге все же добился своего -- пошел на повышение. 
Питер--Москва и обратно
  Дело тут было, вероятно, не в том, что высшие чины ФСБ оценили усилия Виктора Черкесова по раскрутке дела Никитина. Просто летом 1998 года Владимир Путин, покинувший Петербург сразу после поражения Собчака, переехал из кабинета на Старой площади в кабинет на Лубянке, поменяв должность замглавы администрации президента на должность директора ФСБ. Ему понадобились лояльные и надежные сотрудники. Наилучшей кандидатурой был старый университетский товарищ Черкесов. В августе руководителя питерского управления ФСБ назначили на должность первого заместителя Владимира Путина. 
  Дальше Черкесов рос вслед за своим шефом. Поработав в предвыборном штабе кандидата в президенты РФ Владимира Путина, он вскоре после его избрания был назначен полпредом на Северо-Запад. 
  Для Питера Владимир Путин был поистине "наш президент", и здесь не склонны были критиковать какие-либо его действия. Но назначение Виктора Черкесова полпредом, возможно, стало первым решением президента, которое не вызвало у него на родине дружного "одобрямса". Интеллигенция возроптала совсем как в 1992 году: в культурную столицу посадили наместником человека из 5-го управления КГБ. Для простых горожан тоже нашлась "красная тряпка" -- под аппарат полпредства отдали старинное здание Дворца бракосочетаний на Петровской набережной. Шум поднялся страшный -- покушение "на святое" долго обсуждали в прессе и общественном транспорте. 
  Отобранный дворец петербуржцы помнят Черкесову до сих пор. Однако постепенно вокруг деятельности полпреда стала вырисовываться и более серьезная интрига. Самый жгучий вопрос современности в Северной столице звучит так: изведет ли кремлевский посланец не любимого президентом питерского губернатора Владимира Яковлева? И политические эксперты, и население уверены: Черкесов именно с этой целью командирован в Петербург. 
  Полпред выполнял это задание начальства вполне успешно, и нервы Яковлеву потрепал изрядно. Основным его оружием стало окружное управление Генпрокуратуры, которое за эти годы завело уголовные дела на четырех вице-губернаторов (получение взяток, мошенничество, незаконная предпринимательская деятельность и т.п.). Сейчас на очереди, говорят, еще председатель спорткомитета питерской администрации. Все уверены, что уголовное преследование высокопоставленных смольненских чиновников происходит именно с подачи полпреда, но сам он заверяет, будто не видел ни одного протокола по делам, возбужденным против чиновников городской администрации. 
  Полпред не одинок в своей борьбе с Яковлевым. Задание центра ему помогает выполнять его супруга, создавшая и возглавившая самый крупный медиа-холдинг Петербурга -- агентство "Росбалт". В ее распоряжении остается и газета "Петербургский Час пик", где она по сию пору числится главным редактором. 
  Полпредская "вторая половина" не просто оказывает ему пропагандистскую поддержку. Если учесть, что программы "Росбалта" продвигаются в том числе и благодаря имени и должности полпреда, агентство вполне можно считать неплохим семейным бизнесом. "Росбалт" легко вышел в лидеры регионального пиара и рекламы. Компании заключают договора на ненужное информационное обслуживание по принципу "а вдруг в полпредстве вопрос понадобится решить?". В приемной Натальи Сергеевны Чаплиной на краешке стула сидят люди с бумагами, адресованными Виктору Васильевичу Черкесову. 
  Два года войны с губернатором принесли плоды: полпреду удалось предотвратить его выдвижение на третий срок. Так что в ближайшее время Виктору Черкесову придется решать для себя вопрос о дальнейших действиях. Конечно, можно заняться экономикой, но его шумные кампании под лозунгом привлечения инвестиций в Северо-Западный округ пока не привели ни к какому конкретному результату. Иностранные дипломаты и предприниматели, с которыми полпред пытался вести переговоры, под телекамеры заявляли, что он пробудил в них большие надежды. Однако в частных беседах высказывались в том духе, что с Черкесовым дела иметь не хотят. 
  Как их не понять? Что может предложить западному инвестору полпредство, не имеющее права выдавать финансовые гарантии? В итоге из инвестиционных потуг полпреда выходит одно расстройство. В 2001 году Северо-Западный округ занимал в России второе место по инвестициям, а уже в 2002-м переместился на четвертое. 
В окружении полпреда говорят, что шефу его работа разонравилась. Мол, сделал все, что мог, но склад характера неподходящий, и вообще, хочется обратно в силовые структуры. Чтобы все опять было понятно: где враги, где свои, где начальство."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации