Заложник Российской Федерации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Заложник Российской Федерации Адам Читаев, преподаватель английского, был арестован в Усть-Илимске за то, что они с братом подали иск в Страсбургский суд

"" Это слышали и видели все, кто смотрит общероссийские телеканалы: будто бы бывший боевик Адам Читаев, находящийся в федеральном розыске, на совести которого похищения и российских военнослужащих, и сотрудников международных миссий, арестован в городке Усть-Илимске Иркутской области, где долгое время ему удавалось маскироваться под школьного учителя английского языка… Страна к подобному уже давно приучена: раз арестован чеченец, значит, это правильно, а если даже не совсем правильно, то лучше перебдеть, чем недобдеть. Никто на Читаеве и не поперхнулся — сотни уголовных дел по так называемому «международному терроризму» лепят у нас по всей стране, ну, как пельмени, по принципу: чем больше, тем лучше, и кто там прав, кто виноват, все равно не разберешь… Естественно, арест какого-то там Читаева прошел как должное, как обязательная программа правоохранительных органов. Для всех, кто не знает, кто такой Адам Читаев и, если шире, кто есть братья Читаевы. А знают это все больше в Страсбурге — там, собственно, и ответ на вопрос: почему в далеком Усть-Илимске вдруг забрали человека, который ни от кого не скрывался, нигде не прятался, и объявили на всю страну, что прятался от всех… Читаевы — заявители в Страсбург «против России». Более того — почти победители. Этим летом многолетняя процедура рассмотрения дела в Европейском суде завершилась промежуточной победой. Так называемым «Решением по вопросу о приемлемости жалобы № 59334/00». История семьи Читаевых — это то, о чем наша газета писала неоднократно. Их судьба сложилась тривиально для 2000 года в Чечне. Так было со многими — но лишь некоторые решили разбираться во всем сугубо юридическим путем. Арби (1964 г.р.) был инженером и всегда жил в Чечне, в Грозном. Адам (1967 г.р.) — школьный учитель, долго жил в Казахстане, как многие чеченцы, а в Чечню перебрался лишь в 1999 году, перед самой войной, и поселился у брата Арби в Грозном вместе со своей женой и двумя детишками. «Осенью 1999 года в Чечне начались боевые столкновения между российскими войсками и чеченскими повстанцами, — сказано в решении Европейского суда, а это решение, согласно страсбургским правилам, основано только на подтверждающих каждое слово документах. — Грозный и его предместья оказались мишенью широкомасштабных атак российских военных»… Квартира Арби в Грозном перестала существовать (в соответствии со справкой одного из домоуправлений Грозного, подшитой к материалам дела в Страсбурге). И «Заявители переехали вместе со своими семьями и принадлежащим им имуществом в дом их отца в городе Ачхой-Мартан. 15 января 2000 года сотрудники Временного отдела внутренних дел (ВОВД) (тогда там служили прикомандированные милиционеры из Воронежской области. — А.П.) провели обыск дома Заявителей… забрали с собой новый, в упаковке, беспроводной телефон»… 18 января один из Читаевых пошел жаловаться в ВОВД — отдайте телефон. И его даже отдали. Но 12 апреля отомстили — опять был обыск, и опять грабеж, и уже арест, и снова грабеж. Дело приняло тяжелейший оборот. Мало того что из дома выволокли все, что представляло интерес: видео, принтер, телевизоры, компьютер, обогреватель, «две папки с документами». Список украденного, что самое интересное, был представлен в Страсбург за подписью оперуполномоченного Ачхой-Мартановского ВОВДа Власенко. Арестовали Арби и Адама Читаевых. 14 апреля их отец, Салауди, пошел в ВОВД узнать о судьбе сыновей, и арестовали его самого. Официально — за нарушение комендантского часа (отпустили через пять дней). Братьев оставили в Ачхой-Мартановском ВОВДе на 17 дней. «Их приковывали наручниками к стулу и избивали… различные части тела, включая кончики пальцев и уши, обрабатывали при помощи электрошока… им выкручивали руки, их избивали резиновыми дубинками и пластиковыми бутылками с водой, их душили при помощи липкой ленты, целлофановых мешков и противогазов, на них сажали собак и им вырывали плоскогубцами куски кожи… Заявителю № 1 (Арби Читаев. — А.П.) надели на голову противогаз и закачивали внутрь сигаретный дым…. Заявителя № 2 (это как раз Адам Читаев. — А.П.) привели в комнату… и сказали, чтобы он признался в том, что боевик и принимал участие в похищениях людей. Когда Заявитель № 2 отказался подписать признание, ему залепили рот клейкой лентой и начали бить в спину и половые органы, в то время как другой навел автомат и угрожал застрелить, если он пошевелится»… 28 апреля Читаевых, как и других арестованных в ВОВДе, вывели с завязанными глазами и сказали, что везут на расстрел. Но их сгрузили в Чернокозове — в СИЗО. «…Их заставляли бежать в комнату для допросов, пригнувшись и заложив руки за голову, в то время как охранники били их в спину. В комнате для допросов находились железный стол и стул, на стене имелся крюк…. их избивали сапогами, прикладами и молотками в различные части тела, особенно в коленные чашечки; на них надевали смирительные рубашки, привязывали их к крюку, так что они висели на нем, и при этом их избивали; их пальцы на руках и ногах сдавливали при помощи молотков и косяков дверей; их руки и ноги связывали вместе за спиной (поза «воробья»)… Задержанным под угрозой избиений не разрешали молиться»… Читаевым повезло — они вышли из Чернокозова в октябре 2000 года. Пройдя все полагавшиеся там пытки и круги ада. Но — все-таки выжили. И они даже возмутились незаконным задержанием и пытками — с редкими людьми из Чернокозова такое тогда случалось. Только с теми, кто был абсолютно уверен в себе — что придраться власти к ним невозможно. Не были, не состояли, не участвовали. Сыграло свою роль и то, что все Читаевы — люди образованные, серьезные, общественно активные и продвинутые. Естественно, возмущение привело их сначала в российские правоприменительные органы: прокуратуру и суд, а потом, когда там они не добились никакого интереса к собственным страданиям — то и в Страсбург. Читаевы — Арби и Адам — подали туда официальные жалобы. Причем Арби принял тяжелое для себя решение и уехал из страны, не видя возможности далее жить там, где тебя до такой степени унизили. И мы встречались как-то с ним за границей — жить ему очень трудно, тот хлеб не сладок и заработать его сложно. Зато — спокойно. Вспоминая чернокозовские ужасы четыре года спустя и смотря в окно на европейскую жизнь, Арби трясся, как при болезни Паркинсона, рассказывая мелочи тех месяцев… А Адам решил остаться — уехал в Сибирь, устроился в школу, стал, как и прежде, учительствовать. А в Страсбурге дело положенным медленным ходом, заняв многотысячную очередь из страждущих соотечественников, двигалось к рассмотрению. Братья Читаевы знали, что страсбургские заявители из Чечни — особая категория людей. Сколько их уже погибло, не дождавшись решения, от рук «представителей неизвестных силовых структур в камуфляжах и масках», как это принято уже называть. Но Читаевы не отзывали своих исков, напротив, аккуратно отвечали на все запросы из Европейского суда, писали дополнительные разъяснения, были очень активны. Власти тоже не оставляли их в покое: грозили новыми уголовными делам, арестами, расправами… Чем активнее были Читаевы, защищая себя, тем больше давления испытывали. 30 июня состоялось наконец официальное рассмотрение их дела в Страсбурге. Протокол рассмотрения читается со смешанным чувством недоговоренности. Все, что от Читаевых, подтверждено бумагами. Все, чем ответило на запрос Европейского суда по измывательствам над Читаевыми наше правительство, — совершенно голословно, без каких-либо протоколов или иных процессуальных документов. Лишь беллетристика примерно такого типа: «…12 апреля при осмотре дома Заявителей были найдены восемь военных пальто и четыре военных куртки… пленки с записями интервью Шамиля Басаева, видеопленка с документальным фильмом «Нохчо Чечня — День Свободы», фотографии Арби Читаева с оружием»… Читай: гнездо боевиков и похитителей военных. И не важно, что шинели — самих братьев Читаевых, коих четверо в семье, и это их военное обмундирование старого советского образца, и было привезено братьями со службы в рядах Советской армии… Результат такого подхода для России не лучший: «решение о приемлемости» — это фактически решение о том, в пользу кого будет рассмотрена эта конкретная жалоба. Именно в «решении о приемлемости» — фундамент и идеология будущего вердикта. По делу Читаевых он очевиден: Читаевы победят РФ, потому что РФ ничем не мотивировала ни ареста Арби и Адама, ни мародерства в их доме. И вот когда результат стал очевиден, а этапы рассмотрения в Страсбурге дела Читаева не были неожиданностью для наших властей, поскольку на всех заседаниях, и последнем, 30 июня, присутствовал официальный представитель правительства, — но когда до окончательного вердикта оставалось еще время, уголовное дело против Адама (против Арби бесполезно — он далеко) реанимировали. В нем опять стали фигурировать все те же «восемь военных пальто и пленка с записью интервью Шамиля Басаева», Адама подали в розыск, и никуда не скрывавшегося, легального (официально зарегистрированного) и не просто законопослушного, а закононастырного человека — схватили. И он этапирован в Чечню. Это — чистой воды расправа за активность в Страсбурге. Государственная месть за попытку не согласиться с тем, что ты не баран в этом государстве." 08.09.2005"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации