Заметки политической пехоты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заметки политической пехоты

"Настенная надпись за блок "Родина" в подворотне или около помойки стоила, в среднем по Москве, 50-80 рублей"

Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::01.01.2004, "Заметки генерала политической пехоты"

Отшумела в подворотнях и переулках избирательная кампания 2003 года. Тонны листовок и плакатов, бездарных и скучных старпёрских газет с протокольными физиономиями, наконец-то, заслуженно отправились на мусорные свалки.

Толпы нервных кандидатов от различных псевдонационал-патриотических партий и блоков успокоились и стали счастливыми обладателями депутатских мандатов. Заветное тепленькое местечко в ГД на Охотном Ряду получено путем неоправданных денежных вливаний и титанических трудов разнообразных агитаторов, расклейщиков, разрисовщиков и прочей лихой «политической пехоты», которая мерзла за мелкие деньги на морозах и шмыгала носом под моросящим дождем.

Я и был одним из этих. В смысле, не из тех, кто мерз, а из тех, кто имел свою маленькую армию, которую и сдавал внаем разным кандидатам и блокам.

Вот как это было.

С чего начинается «Родина»?

Главное, с чего начинается в России любой кандидат на всевозможные выборные посты - это, конечно, деньги и связи. Деньги обычно чужие - спонсорские, а связи - свои. Желательно наработанные с лихих и далеких комсомольских времен, когда и Ленин был такой молодой и юный Октябрь не мешал спать по ночам спокойно. Но ни в коем случае наоборот. Если у кандидата или блока денег нет и штаб-офис дряхлый, без интернета и факса-ксерокса, то с такими лучше не связываться, договоров о совместной деятельности не подписывать. Там, где секретарша работает сутки через трое и постоянны задержки зарплаты для ближайшей челяди, могут реально кинуть, и потом ищи ветер в поле. Любому понятно, что при отсутствии элементарных технических ресурсов малобюджетный и неизвестный кандидат не созрел стать депутатом.

Как показывает опыт, кандидаты обычно бывают системными или несистемными. Системные - это которые идут по списку от партии чиновников или от патриотических бабаёв в каракулевых шапках (желательно без зеленой ленты воинствующего ислама).

Несистемные - это которые новые довольно провокационные идеи толкают и пытаются этим проторить себе путь в сознание и сердца избирателей. Эти - заведомые неудачники и самоубийцы. Но таких, к сожалению, мало, и они по статистике неосоциолога Александра Вешнякова обычно идут вторыми или третьими, соревнуясь с результатом «против всех».

И грянул гром

Я предлагаю комплексные услуги. У меня есть свои ручные социологи. Вполне профессиональные и независимые. Вначале грамотные кандидаты и их штабная челядь заказывают социологическую разведку с целью нащупать, каких мифов жаждет та часть населения, которая на выборы ходит.

При этом необходимо помнить, что молодое поколение россиян, как правило, на выборы категорически не ходит, и их в расчет брать не следует. Зато юные кадры с большим удовольствием согласятся подхалтурить на ниве выборов и всего такого халявного. Им необходимы деньги на новые диски, шмотки, флюркорпуса мобильников и прочие модные примочки, а кому-то срочно необходима зеленая-зеленая трава, желательно афгано-таджикского происхождения.

Маститые психологи и политологи за 2500 у.е. быстро составляют простенький опросный лист, в который умело вмонтирована агитация, пропаганда и даже имиджевые решения для конкретного кандидата. Они инструктируют молодых прыщавых социологов, как надо приставать к скучающим домохозяйкам бальзаковского возраста. Потому что такие тетки - главный рабочий материал. Именно они от тотальной скуки ходят голосовать, а иногда приводят за хобот и своих еще трезвых близких, которые тоже подключаются к всероссийскому избирательному процессу.

Как одна бабушка двух кандидатов кинула

Потом я собираю подписи. Жирные люди платят за каждую по 30-50 рублей, а коммуняки - по 7 рублей. Организую взаимодействие штаба с пехотой и, конечно, нахожу горячие темы для конкретных избирателей, которые затем всплывут в заказном материале или в теледебатах на кабельных каналах, где обычно аудитория состоит из скучающих пенсионеров и даунов.

Сборщики подписей бывают нескольких видов. Либо это оголтелые и наглые студенты, либо это люди, связанные с

ДЭЗами и ЖЭКами, а также с паспортными столами. Я представлял молодых и горячих. С ДЭЗами мы соперничали.

Эти ДЭЗовики по наколке местных избирательных комиссий выходят на потенциальных клиентов, предлагая тысячи уже собранных подписей и сбивая цены. Обычно ДЭЗовики берут за подписи совсем мелкие деньги, но качество исполнения у них чудовищное: часть подписей идет со старыми паспортными данными. Поставляют они и мертвые души - покойников, которые неожиданно для родственников и ответственных квартиросъемщиков воскресают перед выборами.

Но есть среди сборщиков подписей и индивидуалы. В одном избирательном округе на юго-востоке столицы жила бабушка, которая постоянно предлагала всем подавшим на регистрацию кандидатам свои услуги по сбору подписей. Делала она это, цинично используя членов избирательной комиссии - они попросту были в доле. Члены избирательной комиссии с большим удовольствием раздавали заинтересованным лицам домашний телефон бабушки. Два кандидата рискнули воспользоваться дешевыми услугами старушки, отдали нужную сумму денег и стали ждать первые пачки заполненных подписных листов в свою поддержку. Но не тут-то было: у старушки совершенно неожиданно помер любимый муж. Это незамедлительно отразилось на качестве и количестве собранных подписей. Клиенты - кандидаты устроили скандал и потребовали или обещанные подписи, или «деньги взад». Старушка сослалась на то, что может тоже вскоре помереть. Когда скандал вышел за рамки избирательного округа, бабуля стала давить на членов - компаньонов избирательной комиссии. Тем пришлось самим собирать подписи. В итоге всех маневров и склок в этом московском округе победил кандидат от партии власти, горе-кандидаты не набрали и 3% по совокупности персональных результатов голосования.

Хлопот со сбором качественных подписей не оберешься, да и влетают они в копеечку. Прогрессивные люди давно вносят залог.

Самое главное - халявная адресная рекламная акция кандидата. Некоторые штабы совмещают их с заполнением подписных листов. Некоторые - просто рассылают почтой конвертики, а в них - партийный карманный календарик на следующий год с фотографией кандидата или вождя, а лучше сразу обоих на фоне золотых колосьев (сельский вариант) или детской площадки и поликлиники (городской вариант). Могут расщедриться и к календарику добавить блокнотики, а самые продвинутые не скупятся даже билетики на концерты классической музыки для вечно недовольной интеллигенции. Как показывает опыт, такие акции очень сложно зафиксировать и трактовать как подкуп избирателя, и поэтому их используют, и я надеюсь, будут еще использовать.

Аренда зала и наем бедных музыкантов - довольно дешевая услуга. В фойе можно за очень смешные деньги устанавливать стенды с героическими портретами, автобиографиями и лозунгами. Самые смелые и шустрые кандидаты иногда в антракте выходят к собравшийся публике и начинают гнать телеги про родину, наш двор, материнское молоко и русскую культуру.

Люди-баннеры за 250 рублей в час

И вот мои клиенты (а у меня их было трое) получили заветные удостоверения кандидата и регистрации блока и 7 ноября начался агитационный период. Дата не очень счастливая, что является дурным знаком для всех жителей страны, а может, и всего остального мира.

Во время агитации многое зависит от административного ресурса и количества заложенного бабла в сутки на единицу прайса.

Большинство кандидатов и руководителей предвыборных штабов за две-три недели до дня голосования устраивают стационарные или передвижные пикеты с раздачей агитационного материала. Материал должен быть соответственно ярким и хорошо скомпонованным, чтобы его не выкинули сразу и не пришлось давать на лапу дворникам и милиции.

Затем из штабов выпускают на улицы, рынки и станции людей с плакатами на шее. У меня таких было по 12 человек на каждого кандидата. Они раздают визитки с контактными телефонами штаба кандидата и другую мелочевку-сувенирку. Стоят такие ходячие стенды от 250 руб. за один час. Места и маршруты ходячих плакатов постоянно меняются, дабы накрыть как можно больше территории. Довольно хорошо вербуются для этих агитационных шатаний бедные студенты или люмпены, находящиеся в межзапойном состоянии по причине абсолютного безденежья, согласные на унижение. Основное правило во время вербовки ходячих банерщиков - это чтобы от них не воняло перегаром.

Оружие массового воздействия

Массовая раскидка по почтовым ящикам агитматериала нужного эффекта в уходящем году не принесла. Это все равно, что нанять вертолет и сбросить листовки над избирательным округом. Если сравнивать по ценам эту услугу, то аренда вертолета на полчаса с раскидкой 100 тысяч листовок или мини-газет будет в три раза дешевле, чем аналогичные услуги почтовых отделений.

На этих выборах почтари были ориентированы на партию чиновников и власти, постоянно накручивали себе цену за свои потенциально мусорные услуги. Некоторые руководители отделений связи так и не решались оказывать какие-то рекламные услуги, часто мотивируя свой отказ устной просьбой высокого начальства.

Ковровые расклейки листовок в спальных районах хорошего результата не принесли, особенно в столице. Рекламно-агитационный материал постоянно срывали дворники и несознательные пенсионеры - сторонники КПРФ. Если с пенсионерами все понятно, то у дворников была установка свыше.

Материально обеспеченные и продвинутые избирательные штабы заключали договора на размещение агитационных мега-плакатов с крупными торговыми комплексами.

Один столичный депутат не скупился и платил по 150 у.е. в месяц каждому ресторану, бару и тренажерному залу, витрину которого украшал его агитационный плакат.

Черные избирательные технологии

Матерые одномандатные депутаты - это те, которые идут не первый раз и всегда побеждают. Обычно они находят через посредников совсем не работающих местных алкашей или друзей пионерского детства и регистрируют их, внося залоговые деньги в избирательный фонд. Цель тут одна - использовать такого кандидата для мочилова реальных претендентов на победу, а если конкуренты снимают свою кандидатуру, то создается видимость демократического процесса. Такими «заводными» кандидатами или «зайцами» последнее время стали частенько пользоваться даже довольно известные политики федерального уровня.

Еще один способ, который я прокатил на этих выборах, но действует он в основном в дремучих регионах - это организация разнообразных подстав для дальнейшего снятия конкурента. В штаб или челядь кандидата-жертвы внедряют специального человека для сбора информации о нарушениях. Перед началом такой акции кандидата или руководителя его избирательного штаба вводят в кризисное состояние фальшивой социологией и драматическими слухами. Цель - добиться от отчаявшегося победить отчаянного последнего шага в борьбе за душу избирателя - раздачи денег или продуктовых наборов. Процесс важно зафиксировать на видеокамеру. Остальное уже дело техники и юристов, которые должны организовать процесс снятия конкурента с выборов. Если позволяют средства, можно и по региональному телеканалу прокрутить «оперативную съемку» с нужными комментариями.

Ночные надписи на стенах

Настенная надпись за блок «Родина» в подворотне или около помойки стоила в среднем по Москве 50-80 рублей (хотя по некоторым данным, глазьевским штабом отпускались 100-150 рублей за надпись). За Жирика и его желто-голубое ЛДПР платили дешевле почти в два раза. Это связано с количеством букв в надписи и со степенью раскрученности политического брэнда.

Исполняют заказ обычно молодые люди с опытом хулиганской деятельности. Особым шиком у профи считается разрисовывать подъездные пути и центровые улицы, а также дорожки, идущие к избирательным участкам. При этом стараются лозунги малевать достаточно короткими в целях экономии расхода краски, времени и денег. Одну малярную команду поймали с поличным, и оказалось, что бригада эта рисовала разными красками на стенах двум разным блокам, которые прошли в Госдуму.

Сколько стоят бледуны?

Так обычно называют на жаргоне политтехнологов-наблюдателей, постоянно скучающих в день голосования на избирательных участках. Их основная задача - проследить за процедурой голосования и подсчетом голосов. Средняя оплата услуг «бледунов» колеблется от 40 до 80 у.е. в сутки.

Могу признаться честно - орденами меня после окончания «агитационной войны» не наградили. И на квартирку в столичном спальном районе тоже пока не заработал. Но кое-какой опыт получил.