Заммэра вымогал помещение под бутик для дочери

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заммэра вымогал помещение под бутик для дочери

Возбуждено уголовное дело против Александра Рябинина, "исключительно близкого к Лужкову и супруге мэра Елене Батуриной"

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::23.03.2010, Нежилое помещение с видом на мэра, Фото: Правительство Москвы

Роман Баданин, Варвара Петренко, Алена Марьянова

Compromat.Ru

Александр Рябинин

Против заммэра Москвы Александра Рябинина, курирующего городские инвестпрограммы, возбуждено уголовное дело. Он вымогал у предпринимателя нежилое помещение, говорят в СКП. Рябинин близок к Юрию Лужкову и Елене Батуриной, рассказали источники в мэрии. До отставки Лужкова дело не дойдет, но создает плохой фон для его возможной встречи с президентом накануне 65-летия Победы.

Следственное управление СКП РФ по Москве расследует уголовное дело в отношении заместителя мэра Москвы, председателя контрольного комитета столицы (Москонтроль) Александра Рябинина. Об этом «Газете.Ru» во вторник сообщили в пресс-службе СКП. Дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), подчеркнули в следственном ведомстве, не уточнив, является ли Рябинин подозреваемым по этому делу или ему уже предъявлено обвинение.

По версии следствия, чиновник оказывал давление на московского предпринимателя, требуя безвозмездно передать дочери Рябинина нежилое помещение в центре столицы. У заммэра две дочери.

Рябинин, согласно материалам дела, использовал свое служебное положение, шантажируя бизнесмена. Его имя в СКП наотрез отказались назвать, известно лишь, что это глава одной из строительных компаний города. По данным следствия, у предпринимателя требовали «передать в собственность на безвозмездной основе» помещение площадью 200 кв. метров, в противном случае его документы на строительство, которые уже лежали в Москонтроле, остались бы без согласования. Передать недвижимость, по плану Рябинина, бизнесмен должен был по фиктивному договору купли-продажи. Предположительно, к следователям с заявлением о преступлении обратился именно пострадавший предприниматель — официально в СКП эту информацию не подтвердили, но и не опровергли.

В Москонтроле телефоны во вторник не отвечали. Реакция столичного правительства появилась во вторник под вечер. «Мэр о том, что к его заместителю имеются претензии следственных или иных органов, даже не был проинформирован или уведомлен», — возмутился в эфире ТВЦ первый заммэра Юрий Росляк.

Мэрия встала на защиту сотрудника. По словам Росляка, «Рябинин всегда защищал и защищает интересы города очень жестко и принципиально».

«Высокопоставленный чиновник и какие-то 200 квадратных метров — просто удивительно», — восклицает председатель комиссии по перспективному развитию и градостроительству Мосгордумы Михаил Москвин-Тарханов.

На момент написания материала Рябинин задержан не был. О ходатайстве следствия об аресте чиновника в СКП не сообщили. Депутат Мосгордумы Иван Новицкий видел Рябинина во вторник на заседании городского кабинета, глава Москонтроля не выступал, темы его ведомства не обсуждались. Источник, близкий к мэрии, говорит, что заседание было скоротечным, закончилось около часа дня.

Рябинин исключительно близок к Лужкову и супруге мэра Елене Батуриной, сказали «Газете.Ru» два источника, близких к мэрии.

Оппонент Лужкова бизнесмен Александр Лебедев тоже слышал о хороших отношениях Рябинина с Батуриной.

[GZT.RU, origindate::23.03.2010, "Ключ к несговорчивому заму Лужкова нашли в бутике его дочери": По данным источников GZT.RU, речь идет о предоставлении дочери Рябинина помещения под магазин или бутик. [...]
По неофициальной информации, глава Москонтроля — лично преданный столичному градоначальнику человек, которого несколько лет назад даже называли одним из возможных преемников Лужкова. Однако источники в горадминистрации утверждают, что влияние Рябинина в последнее время несколько снизилось.
Мэр Москвы Юрий Лужков в конце февраля на заседании правительства публично предостерег Рябинина от прессинга девелоперов, работающих в столице. В частности, мэр выразил недовольство тем фактом, что Москонтроль «останавливает инвестиции в области строительства по формальным признакам, а не по законным основаниям».
Лужков также поручил Рябинину собрать сотрудников Москонтроля и предметно еще раз проанализировать те проекты, реализация которых, по мнению обращающихся в мэрию Москвы девелоперов, была необоснованно приостановлена этим ведомством. — Врезка К.ру]

Чиновник появился на работе в горадминистрации в 2005 году, в период консолидации строительного бизнеса Батуриной, вспоминает редактор агентства «Моссовет» Юрий Загребной, работавший тогда в Счетной палате Москвы. Столь же неожиданно в префекты Северного округа Москвы полутора годами позже попал выходец с Кубани Юрий Хардиков, сравнивает он. Хардиков в 2005 году стал организатором сделки, в рамках которой компания Батуриной «Интеко» приобретала участок земли в Сочи (в 2009 году вскрылось, что Хардиков в рамках той сделки присвоил деньги, из префектов он был уволен).

Рябинин сделал серьезную карьеру: год проработал советником мэра, в 2006 году возглавил только созданный Мосинвестконтроль (он же Москонтроль) — в полномочия этой организации был передан контроль и регулирование на всех стадиях всех инвестпрограмм города. В 2007 году, руководя Москонтролем, стал заммэра.

["Коммерсант", origindate::24.03.2010, "Рябинин Александр Владимирович": Родился 12 апреля 1959 года в городе Чимкенте (Казахстан). В 1981 году окончил Казахский химико-технологический институт по специальности "промышленное и гражданское строительство". Занимал руководящие должности в строительных организациях Чимкента, подмосковного Подольска и Москвы. В 1994-2000 годах работал в ГУП "Управление экспериментальной застройки микрорайонов", занимавшемся застройкой Куркино, новой олимпийской деревни, микрорайонов "Синяя птица" в Северном Бутово и "Сити-Чесс" в Элисте. Также трудился в ЗАО "Интеко" и владел около 6% ОАО "Сити", которые продал в 2002 году.
В октябре 2005 года стал советником мэра Москвы. Вскоре в прессе появилась информация, что крупнейшие девелоперские компании столкнулись с проблемой визирования властями разрешительной документации на проекты. Якобы господин Рябинин блокировал их, посчитав, что ранее тендеры по распределению участков проводились некорректно. В декабре 2006 года назначен председателем комитета по контролю и регулированию инвестиционных программ города Москвы (с декабря 2007 года — контрольный комитет города Москвы). Вскоре это ведомство фактически забрало функции находившегося в ведении Владимира Ресина департамента инвестиционных программ строительства (ДИПС, контролировал 10% строительства в Москве). С июля 2007 года господин Рябинин также занимает пост заместителя мэра. В 2008 году выступил инициатором создания структуры для скупки столичных земель под последующую застройку на базе ОАО "Мосземсинтез", в котором занял пост главы совета директоров. В декабре 2008 года вошел в состав совета при мэре Москвы по противодействию коррупции. — Врезка К.ру]

Помимо разрешительных функций Москонтроль обладает доступом ко всем базам нормативных документа города, такого доступа почти ни у какого ведомства Москвы нет, рассказывает собеседник, близкий к мэрии. В 2008 году вышло распоряжение мэрии о том, что все префектуры должны открыть Москонтролю документальные базы данных, вспомнил он.

Если в рамках следствия эти базы будут проверяться правоохранительными органами, то «мало никому не покажется», говорит он. [...]

С осени 2009 года в столице отмечен вал прекращений в том числе и масштабных инвестпроектов, обращает внимание Загребной. В значительной степени это связано с принятием генплана, из-за которого «сотни в том числе больших строительных проектов в основном в центре Москвы» инвесторы были вынуждены прекратить со всеми потерями для себя, говорит Загребной. Собеседник допускает, что к Рябинину были претензии у бизнеса.

Москонтроль также отвечает за выявление на территории города объектов самостроя типа «Речника», который горадминистрации считает именно самостроем, отметил один из собеседников, близких к мэрии. Ранее по распоряжению президента Дмитрия Медведева насильственный снос домов в «Речнике» был остановлен, несмотря на позицию мэрии.

В декабре прошлого года было заведено дело на другого важного московского чиновника, руководителя комитета рекламы Владимира Макарова. Его задержали, а потом выпустили под поручительство спикера Мосгордумы Владимира Платонова. «Следственные органы созданы для того, чтобы возбуждать уголовные дела, и многие эти дела впоследствии прекращаются. Поэтому не надо трепать имя человека до решения суда», — сказал Платонов на вопрос «Газеты.Ru» по делу против Рябинина. Зампред столичного парламента Андрей Метельский уверен, что «человек работал честно и достаточно профессионально».

Дело против Рябинина — начало «предпродажной подготовки» Москвы перед передачей новому градоначальнику, считает Загребной.

Высокопоставленный единоросс не считает, что дело против заммэра пошатнет Лужкова. Источник, близкий к администрации президента, соглашается: против мэра и так было много обвинений.

Смена Лужкова в течение 2010 года выглядела возможной, рассказывал ранее сотрудник администрации президента, но до празднования в Москве 65-летия Победы вряд ли состоится. Ранее весна рассматривалась как идеальное время для сбалансированной смены власти в городе, сказал он: «уход Лужкова после выборов гордумы выглядел бы как поражение власти», а весна — оптимальный срок для начала работы нового мэра,»который должен нагулять вес к думским выборам».

Источник, близкий к мэрии, знает, что в преддверии 9 Мая у мэра состоится встреча с главой государства — о подготовке города к приему большого праздника, десятков иностранных делегаций. В Кремле такой информацией не располагают.

["Ведомости", origindate::24.03.2010, "СКП берет все выше": Москонтроль был создан в 2006 г. для контроля за строительными процессами в столице — без согласования с ним не принимался ни один документ, касающийся строительства. Свою деятельность Москонтроль начал с анализа всех предпроектных предложений по застройке и актов разрешенного использования участков, заблокировав десятки распорядительных документов.
По результатам проверок договоры с инвесторами по 764 контрактам были расторгнуты, рассказывал в феврале Росляк. Многие контракты не соответствуют федеральному законодательству — земля была предоставлена без проведения торгов, объяснял источник, близкий к Москонтролю. «Москонтроль изымает площадки, ссылаясь на противоречия в системе законов. Когда у тебя отбирают проекты, которыми ты занимался несколько лет, это страшно», — говорит гендиректор концерна «Крост» Алексей Добашин. «Мне предлагали заплатить, но я отказался, поэтому пришлось расторгнуть все инвестконтракты и подать в суд на правительство Москвы», — рассказал председатель совета директоров S. Holding Алексей Шепель.
По словам источника в прокуратуре, еще в прошлом году следователям дали понять, что дела в отношении московских чиновников могут расследоваться беспрепятственно, если есть веские доказательства. — Врезка К.ру]


***

"Если что-то и будут покупать, то либо у "своих", либо за копейки"

Первым к "Мосземсинтезу" перешел участок площадью 58 га, который ранее продала Елена Батурина

Оригинал этого материала
© "Бизнес-журнал", origindate::04.08.2009, "Земельный передел"

Антон Белых

[...] В конце июня московское правительство создало стопроцентную дочернюю компанию — ОАО «Мосземсинтез», которая должна будет на первых порах стать «земельным банком» города, а в перспективе — самостоятельно застраивать участки коммерческим жильем. Но самое интересное в этой истории — за счет каких ресурсов будет пополняться «земельный банк». Как сообщали чиновники, новая компания будет выкупать участки у девелоперов, которые не могут реализовать свои обязательства по инвестиционным контрактам в связи с финансовым кризисом. Причем выкупать право аренды на землю будут по рыночным ценам с возмещением всех понесенных девелопером затрат. Однако источники «Бизнес-журнала», в том числе и близкие к стройкомплексу и департаменту имущества, в один голос уверяют: основным источником формирования «земельного банка» станут участки, изъятые городом у девелоперов, не выполнивших в срок инвестконтракты. «Для этого компанию и создали. Ну а если что-то и будут покупать, то либо у «своих», либо за копейки», — признал знакомый с ситуацией чиновник. Совет директоров новой компании возглавил Александр Рябинин, глава «Москонтроля» — ведомства, ответственного за исполнение девелоперами своих обязательств. То есть человек, по сути, принимающий в городе решение, с кем из застройщиков инвестиционный контракт продлевать, а с кем — нет. И — на каких условиях. Девелоперы и юристы подозревают, что создание такой структуры повлечет за собой целую череду изъятий самых привлекательных участков в пользу города. Бороться за сохранение земли девелоперам в нынешних условиях будет нелегко.

Не в срок

Напомним, что в Москве до сих пор нет частной собственности на землю. За исключением трех-четырех сотен участков вся земля принадлежит либо городу, либо «федералам». Участки, на которых ведется строительство, город выделяет инвесторам преимущественно на правах аренды. Причем сначала участок оформляется в аренду на два-три года (средний срок реализации инвестиционного контракта), а уж затем — на 49 лет. Тут-то и начинаются проблемы. Если инвестор не успел реализовать проект в срок, что чаще всего и случается, то ему приходится объяснять причины задержки. Власти могут счесть эти причины обоснованными и продлить инвестконтракт, а могут и расторгнуть его. И, как отмечают девелоперы, единых стандартов при принятии таких решений не существует — каждый случай индивидуален. При этом сроки сдачи домов девелоперы нарушали почти всегда, но чаще не по своей вине. То чиновники затягивают согласование документов, то не получается подвести коммуникации к участку в запланированный срок. Сегодня же, в условиях кризиса и тотального отсутствия финансирования, проблема продления инвестиционных контрактов становится еще более актуальной. Многие застройщики рискуют не уложиться в график и вполне могут потерять участки. Тем более если их проектом заинтересуется новоявленный «Мосземсинтез». «Если застройщик не укладывается в сроки, особенно если он даже не приступал к строительству, город может расторгнуть договор», — говорит генеральный директор компании «Перспектива» Дмитрий Агапов. [...]

Изъять нельзя помиловать

И все же ключевым вопросом остаются способы, при помощи которых Москва будет накачивать «Мосземсинтез» новыми участками. Вариантов, собственно, — два. Либо город и правда будет покупать эти земли у испытывающих финансовые трудности девелоперов, либо станет изымать их за срыв сроков инвестиционных контрактов и передавать «Мосземсинтезу». В первом случае схема прозрачна: «Мосземсинтез» будет получать от «Москонтроля» информацию о проблемных участках и договариваться с их собственниками о цене выкупа. Естественно, торговаться девелоперам будет не очень просто, учитывая личность председателя совета директоров компании-покупателя. Но все же в случае выкупа цены на проекты будут близки к рыночным. Эксперты считают, что такая схема будет использоваться в отношении близких к городу девелоперов. Первым к «Мосземсинтезу» перешел участок площадью 58 га, который ранее продала Елена Батурина. Официально покупателем земли выступили третьи лица, но похоже, что сделка была совершена в расчете на «Мосземсинтез». Куда сложнее выглядит перспектива изъятия земли. Дело в том, поясняет Юрий Борисенко, что изымать участки может только город, но передать их «Мосземсинтезу» без конкурса будет нельзя, поскольку это открытое акционерное общество. Согласно законодательству, передавать городскую землю таким компаниям город может лишь на аукционах. «Изъятый земельный участок возвращается собственнику и может быть предоставлен другому лицу на торгах. Значит, «Мосземсинтезу» не удастся получить такие земельные участки вне общего порядка, а следовательно, он сможет только выкупать земельные участки», — подтверждает руководитель практики земельного права, недвижимости и строительства компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Алексей Коневский. — Проблема решаема, — утверждает Борисенко. — Достаточно организовать аукцион, условия которого сможет выполнить только «Мосземсинтез». Внесение в уставный капитал также может быть решением, но только если на участке расположены здания, принадлежащие городу. Кроме того, продолжает юрист, город может начать давить на девелоперов, участками которых заинтересуется «Мосземсинтез»: «Если девелопер откажется от прямой продажи, город может найти основания для подачи иска о расторжении существующего договора аренды и инвестконтракта. В этом случае город просто выдвинет ультиматум застройщику: либо земля продается «Мосземсинтезу» по указанной цене, либо участок будет изъят через суд. Скорее всего, в такой ситуации девелопер примет решение пойти навстречу городу и не вступать в борьбу». Увы, основания для расторжения договоров можно найти в абсолютном большинстве случаев.

Пиррова победа

[...] Юрий Борисенко полагает, что заинтересовать новую структуру столичного правительства могут самые лакомые участки: «При помощи «Мосземсинтеза» из «пирога» будут выковыривать весь «изюм», который еще остался. Поэтому потерять участки могут те компании, которые столкнулись с проблемами, но имеют очень привлекательные с точки зрения местоположения проекты». У застройщиков есть шансы отстоять проект. Для этого следует апеллировать к тому, что в задержке сроков реализации проекта виноват город, долго согласовывавший все документы. Победить в суде можно, вот только победа может оказаться пирровой: у города слишком много рычагов давления на строптивцев. Стоит ли девелоперам рисковать всем ради одного, пусть даже самого лакомого участка — вопрос риторический.