Замок Дьяченко в Гармише

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московский комсомолец", origindate::21.08.1998

Переход Ельциных через Альпы

Татьяна Дьяченко стала фон Ляйтеншлёссель?

Александр Фитц, Гармиш-Партенкирхен - Мюнхен

Альпийский городок Гармиш-Партенкирхен, пожалуй, самый известный зимний курорт Германии. Здесь проводились олимпийские соревнования, здесь расположена католическая церковь Святого Мартина, которую в начале XVIII века украсил фресками "несравненный" Маттеус Гюнтер, здесь любил бывать самый загадочный король Баварии - Людовик II, и еще здесь обязательно загорают и катаются на лыжах европейские и североамериканские знаменитости.

Но все это уже в прошлом. Сегодня жителей немецкого городка больше всего волнует судьба замка Ляйтеншлёссель. Который, как утверждает немецкая пресса, купила дочь российского президента Татьяна Дьяченко.

Этот "дворец сказок", как его по старинке называют местные жители, находится на улице Вильхельм-фон-Мюллер Вег, которая, изогнувшись, вскарабкивается к самому подножию неправдоподобно красивых Альп.

Открывающийся с нее вид на окрестные вершины гор, речушку, луга, аккуратные баварские домики и усадьбы словами описать невозможно.

Воздух, наполненный запахами альпийских трав и цветов, кристально прозрачен, и кажется - им невозможно надышаться.

По совету Вилли, владельца местной автозаправочной, на розыски дома Дьяченко мы двинулись пешком.

- Если вы не местные, - сказал он, - то вряд ли сможете въехать по отвесной и закрученной улице. Да и потом там, наверху, где дочка вашего Ельцина купила дворец, нет места для парковки.

- Так, значит, дом принадлежит все же ей?

- Я в этом не совсем уверен, - засмеялся Вилли, - так как договора о купле-продаже лично не видел. Но люди говорят, что фрау Ельцин теперь наша соседка.

- А саму-то ее вы встречали?

- Я - нет. Но вот машины с русскими номерами у меня теперь часто заправляются...

Купив у Вилли подробную карту городка, мы пошли к тому месту, где на Вильхельм-фон-Мюллер Вег должен был находиться дом N10, который, как писали, купила Татьяна Дьяченко. Но ни дома, ни дворца под этим номером мы... не увидели. Сразу вслед за домом N8 следовал N12.

Сидящая на веранде дома N8, обсаженной доверху цветами, пожилая женщина молча наблюдала за нами.

- Простите, - обращаемся к ней, - а где здесь дом N10?

- Такого дома здесь нет, - хмуро отвечает она.

Почему женщина столь неприветлива? Местные немцы в подавляющем большинстве люди весьма добросердечные. И как так - нет дома N10?

- А это что за дорожка? - указываем мы на что-то вроде широкого тротуара, который сворачивает с основной дороги и скрывается за горкой, обсаженной деревьями. - Можно мы глянем, куда ведет эта дорожка?

- Нет, нельзя, - перебивает нас строгая дама. - Я уже сказала, что там никто не живет. У вас могут быть проблемы.

- С кем?

- Там никто не живет, - уклончиво заявляет она.

Но мы понимаем, что на верном пути, и - не без опаски - уже шагаем по дорожке.

Оказалось, все правильно. Вот он - дом под N10.

Вообще-то на сказочный замок он не очень похож, но выглядит весьма внушительно. Металлический забор и старые деревья скрывают большую часть участка. Во дворе - три гаража. Огромные окна не занавешены, но рассмотреть, что находится за ними, трудно. На калитке табличка по-немецки: "Частная собственность. Посторонним вход запрещен", а вот имя владельца отсутствует.

Зато из письменного ящика торчал конверт. Это было письмо от одной весьма известной мюнхенской фирмы Kristall-Lenchten, занимающейся изготовлением хрустальных люстр. И адресовано оно было... лично Татьяне Ельциной (именно Ельциной, а не Дьяченко).

Дальше ничего не оставалось, как спуститься вниз. Недостающую информацию о замке Ляйтеншлёссель мы решили получить в ближайшей пивной, где традиционно сидят люди сколь любознательные, столь и разговорчивые.

И оказались правы. Так, нам удалось выяснить, что русские неоднократно приезжали сюда на джипах "Мерседес" и что недавно здесь велись небольшие ремонтные работы.

В гостином дворе Йозефа Фраундорфера нам повезло больше. Во-первых, мы узнали, что на минувший Новый год Татьяна Дьяченко не только провела несколько дней в Гармиш-Партенкирхене, но и отведала в местной пивной исключительно баварские блюда под баварскую музыку.

- Эта дама, - сказал, посмотрев на фотографию Татьяны из журнала, герр Фраундорфер, - была не одна. Вела она себя как обычная русская туристка.

Но если судить по сопровождавшим ее людям, они чувствовали себя здесь как дома. По всему было видно, что они у нас не в первый раз.

Что же касается официальных властей городка, они не опровергли и не подтвердили слухи относительно приобретения дочерью Бориса Ельцина замка Ляйтеншлёссель. Бургомистр Гармин-Партенкирхена Тони Найдлингер заявил, что ничего конкретного по этому поводу сказать не может. А его заместитель Биви Рем сказал, что слышал о посещении их курорта дочкой русского президента, но лично с ней не встречался.

И, наконец, мы встретились с молодой местной журналисткой Зилке Яндрески, специализирующейся на материалах о представителях богемы и всевозможных знаменитостях.

- Мне удалось установить, - сказала Зилке, - что этот романтический замок, который, кстати, охраняется государством как памятник архитектуры, осенью прошлого года сменил владельцев. При этом был использован любимый трюк "новых русских", когда все документы оформляются на посредников, в данном случае - на одну лихтенштейнскую фирму. Но Татьяна Дьяченко дважды лично приезжала в баварские Альпы и осматривала Ляйтеншлёссель.

К тому, что дочка Ельцина скоро станет их соседкой, местные жители относятся спокойно. Тони Вайскопф, с которым мы познакомились в пивной гостиного двора герра Фраундорфера, например, сказал: - Ясное дело, когда-то родственникам президента Ельцина придется уехать из России. Вот они и готовят себе место. И потом, недвижимость в Германии - хорошее вложение денег: так же поступают многие президенты из Африки или Латинской Америки...

Возвратившись в Мюнхен, я позвонил в фирму Kristall-Lenchten, адрес которой, как вы помните, был списан с конверта, торчащего из почтового ящика. Секретарь соединил с руководителем русского отдела доктором Фаустигом.

- Если существует русский отдел, значит, хрустальные люстры пользуются спросом у русских? - спросил я его.

- Разумеется! - захохотал в трубку герр Фаустиг. - И мы этому очень рады.

- Дочка президента Ельцина тоже у вас заказала люстры?

- Мы этому рады - уклончиво сказал он. - Но я не уверен, сама ли она сделала заказ или перепоручила кому-то еще. Нужно посмотреть бумаги.