Замороженное дело

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::27.12.2004

Замороженное дело

Антикоррупционный митинг у Генпрокуратуры разогнали за несколько минут

Дмитрий Васильев

Converted 18001.jpg

Плакаты в поддержку Национального антикоррупционного комитета вызвали серьёзную обеспокоенность у милиции

Кирилл Кабанов собирается и дальше противостоять Генпрокуратуре 23 декабря, центр Москвы, Большая Дмитровка, здание Генеральной прокуратуры, примерно час дня. Постовой милиционер за воротами зачем-то проверяет «Калашников», подозрительно посматривая на людей, которые начинают собираться на тротуаре перед центральным входом, разворачивать транспаранты. А уже через несколько минут к зданию Генпрокуратуры стягивается весьма внушительная группа людей, которые начинают выкрикивать лозунги в поддержку Кирилла Кабанова — председателя Национального антикоррупционного комитета России.

Поводом для пикета послужил отказ Басманного суда Москвы возбудить дело против Генеральной прокуратуры. Обвинение, которое члены комитета выдвинули против неё, — предоставление общественной организации заведомо ложной информации. Кирилл Кабанов подал жалобу на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении начальника управления информации и общественных связей Генпрокуратуры РФ Н.Б. Вишняковой. Этот судебный процесс мог стать весьма показательным, ведь впервые за всю историю российских правоохранительных органов высокопоставленная действующая чиновница Генеральной прокуратуры могла попасть под статью. Однако первое заседание, назначенное на 24 ноября, было перенесено, а на прошлой неделе суд просто-напросто отказал Национальному антикоррупционному комитету в удовлетворении его жалобы.

Конфликт между правоохранительным ведомством и общественной организацией возник ещё весной 2004 года, когда Кирилл Кабанов от имени Комиссии общественного контроля направил в Генпрокуратуру официальное обращение. По мнению членов антикоррупционного комитета, речь в нём шла о серьёзных нарушениях, которые власти Башкортостана допустили в ходе приватизации республиканского нефтяного комплекса. Основаниями для того обращения послужили материалы проверки Счётной палаты.

Однако в своём ответе г-ну Кабанову 23 мая 2004 года Вишнякова сообщила буквально следующее: «...материалы проверки Счётной палаты, о которой идёт речь в обращении, в Генпрокуратуру не направлялись». На деле же всё оказалось иначе. Аудитор Счётной палаты Игнатов в своё время получил официальный ответ от заместителя Генерального прокурора Колмогорова. То есть выходит, что результаты проверки Счётной палаты, в ходе которой были зафиксированы многочисленные нарушения в приватизации башкирского нефтяного комплекса, у Генеральной прокуратуры РФ всё-таки имеются. Так почему же г-жа Вишнякова отказалась предоставить эти данные общественной организации?

До сих пор представители силовых ведомств, отказывая в предоставлении какой-либо информации общественным организациям и СМИ, ничего не объясняли. Почему — другой вопрос. Сейчас главное другое: будут ли подобные ситуации повторяться впредь. Это как раз и должен был решить Басманный суд, который традиционно больше склоняется к позиции Генеральной прокуратуры РФ.

Именно против этого решения суда и протестовали люди, которые, несмотря на мороз, продолжали держать транспаранты и выкрикивать слова поддержки в адрес г-на Кабанова. Однако уже довольно скоро из проходной Генпрокурутуры вышел человек в погонах, направился к митингующим и что-то тихо сказал одному из них. После этого пикетчики стали сворачиваться. Что именно сказал милиционер, корреспонденту «Версии», который оказался на месте событий, узнать так и не удалось, однако нам стала известна реакция самого Кирилла Кабанова.

«В данном случае я требую, чтобы российскую прокуратуру призвали к ответу за проявления демонстративного неуважения и, я бы даже сказал, демонстративно наплевательского отношения к формирующимся институтам российского гражданского общества. И хотя претензий к Генпрокуратуре у нас накопилось немало, акцентировать внимание в данный момент мы хотим на этом судебном процессе, — рассказал Кирилл Кабанов в интервью «Версии». — Я искренне надеюсь на поддержку президента, который недавно заявил о необходимости уничтожения коррупции в правоохранительных структурах. После таких слов Генпрокуратура не может не обращать внимания на факты коррупции, выявляемые в том числе и с нашей помощью.

Я не собираюсь останавливаться на достигнутом и хочу довести это дело до конца, а также привлечь к нему как можно большее общественное внимание. Кроме того, хочу поблагодарить тех людей, которые устроили митинг в мою поддержку возле здания Генпрокуратуры, несмотря на сильный мороз. Ведь борьба с коррупцией — наше общее дело».